Архитектура в Берлине

minakovas

Берлин — заповедник современной архитектуры и "альтернативная" мекка Европы. Не ищите здесь готических церквей и средневековых улочек. Если они здесь и есть, то фейковые, как Nikolaiviertel. Берлин совсем иной город, нежели какой-нибудь идиллический Гейдельберг. Не только потому, что памятники были уничтожены войной. Берлин – политическая столица Пруссии в эпоху индустриализации. Застраивался он в конце XIX – начале XX века доходными домами, магазинами, банками и фабриками. Совсем как Петербург.

Но в отличие от Питера, имперской архитектуры – и прусско-кайзеровской, и гитлеровской, сохранилось совсем немного. От первой — Бранденбургские ворота, Рейхстаг, Университет Гумбольдта, от второй — Олимпиский стадион, радиобашня у автобусного вокзала. После войны и в западной, и особенно в восточной части выросли скучные панельные дома. Зато в последние 15 лет в связи с переносом сюда столицы было построено столько качественных современных зданий, сколько не возводилось ни в одном городе мира. Трудно найти звезд современной архитектуры, которые бы не отметились в Берлине.

1. Берлин — город с непростой судьбой. Феномен в том, что некогда единый столичный мегаполис 30 лет жил, разделенный противостоянием на две автономные части, а потом снова соединился. Здесь до сих пор два центра.

2. Стена была возведена в 1961 году, окружив Западный Берлин со всех сторон. Она сформировала специфический менталитет западного берлинца, который постоянно жил в осаде, окруженный врагами-коммунистами. Впрочем, с западной стороны стену можно было потрогать или расписать граффити, а вот с восточной были контрольно-следовая полоса, система заграждений, наблюдательные вышки и вооруженные пограничники; некоторые из них, кстати, сами бежали на Запад. Прежде чем стена была разрушена в 1990 году, около 200 восточных немцев погибло при попытке прорваться через нее к свободе, которая парадоксальным образом была внутри стены, а не снаружи. Если приглядеться, места, где стояла стена, выложены на улицах особым булыжником. Цельные фрагменты стены сохранились вдоль реки Шпрее между станциями Ostbahnhof и Warschauer Strasse, в районе Mauerpark, на Bernauer Str. Музеефицированный кусочек стены есть также при музее Топография террора на Вильгельмштрассе. Позади стены два характерных здания "исчезнувшего Берлина" — бывший прусский ландтаг и бывшая резиденция воздушного министерства Геринга.

3. Сегодня Германия — совсем другая страна, что должен был символически подтверждать норманфостеровский обзорный купол на Рейхстаге. Но если вы попадете внутрь, увидите надписи советских солдат на стенах.

4. Заставить депутатов ходить мимо этих граффити 65-летней давности на заседания — сильный поступок.

5. За время моего отсутствия возникла новая линия метро U55. Пока у нее всего три станции в правительствнном квартале — Главный вокзал, Бундестаг, Бранденбургские ворота. За это берлинцы прозвали ее Канцлербан — трасса канцлера.

6. С точки зрения транспорта Берлин – недосягаемое будущее. Здесь на трех уровнях (по земле, под землей, над землей) ходит первоклассный общественный транспорт. При этом почти на каждой улице размечены велодорожки. И еще каким-то образом находится место для автомашин – пробки в городе отсутствуют. Смело берите дневной билет (Tageskarte) за 6 евро и катайтесь без ограничений.

7. В Берлине сквозные вокзалы: Ostbahnhof – Alexanderplatz – Friedrichstrasse – Hbf. – Zoologischer Garten. Инфраструктуру железной дороги (Дойче бан) использует надземное метро — С-бан. Оно идет через весь город насквозь, не взирая на эстетику. Впрочем, главная линия сама является памятником, так как ей порядка 100 лет. Советую просто проехать разок по главной ветке (S5, S7, S75) от Ostkreuz до Westkreuz. Из окон откроется панорама многих интересных районов города с шестиметровой высоты. Разумеется, можно перевозить с собой велосипед.

8. Составы метро последней модификации — как один большой вагон. Сюда тоже можно с великом.

9. Безучастность к окружающим — характерная черта всех больших городов. Столько всего происходит, что люди привыкли не вмешиваться в чужие проблемы. В Берлине идет кампания за пробуждение гражданской смелости и неравнодушия.

10. Одно время у нас были распространены автоматические камеры хранения. Потом их поубирали из-за борьбы с терроризмом. На главном вокзале Берлина ячейки расположены у входа в паркинг. Такое решение практически исключает тяжкие последствия для пассажиров, даже если кто-то заложит туда взрывное устройство.

11. Если вы живете в Берлине, вам не придется ломать голову, куда девать поношенные вещи. Специальные контейнеры есть на многих улицах. Ваши шмотки отправятся в Африку.

12. Еще одна ипостась Берлина — культурная мекка. Город арт-событий и арт-повседневности. Берлин очень популярен у дизайнеров, музыкантов, архитекторов, писателей, людей науки, в общем, у креативного класса. Про этот аспект можно писать отдельный пост. Даже подземная станция здесь оформлена как ночной клуб.

13. На месте закрытого аэропорта Темпельхоф, расположенного в черте города, решено создать беспрецедентный по размерам общественный парк.

14. В этот приезд я прокатился в Нойкёльн. Эмигрантский район, населенный преимущественно турками, но застроен красивыми довоенными домами, что способствует притоку того самого креативного класса. А вот характерный фартук безошибочно указывает на русское происхождение продавщицы плюшек. Такие же носят тетки на Брайтоне в Нью-Йорке.

15. Депутаты Нойкёльна все сплошь "альтернативные" — Зеленые, Левые и Пираты. Кто бы сомневался. Имидж — ничто, поэтому о хорошем фотографе никто не подумал.

16. Еще один малоизвестный среди туристов квартал — Hansaviertel. Построен он к международной строительной выставке 1957 года. Работали видные архитекторы-функционалисты со всего мира, в том числе Вальтер Гропиус.

18. И все же эхо войны — главная берлинская достопримечательность. Напоминания об этом везде.

19. Именно в Берлине расположены самые сильные памятники последней мировой войне: знаменитый солдат с девочкой в Трептов-парке, которого чеканили на советских рублях. Здание саперной школы Карлсхорст, где Жуков принял капитуляцию. Но самый сильный — еврейский мемориал. Когда зимой ступаешь в пустой лабиринт этих серых блоков, и снег хрустит под ногами, а над тобой только черное небо, возникает чувство, будто действительно шагаешь среди бараков лагеря смерти.
А волнистый фасад в глубине кадра принадлежит Фрэнку Гери.

20. Человечек на светофоре — один из символов города, наряду с медведем.

21. Ему посвящен целый магазин. Еще в сувенирных магазинах продают раскрашенные кусочки бетона, которые, конечно же, подлинными фрагментами стены не являются.

22. Здания правительственного квартала, возведенные на рубеже 90-х и 2000-х, уже не такие новенькие, какими я их застал в 2003-м. Пообтерлись. Вообще говоря, правильные архитекторы всегда учитывают то, как здание будет стареть. На снимке резиденция канцлера (арх. Браунфельс), в народе известное как "стиральная машина".

23. Заглянем внутрь. Зал заседаний правительства Германии. Бытие определяет сознание. И наоборот.

24. Сразу за обширными прериями правительственного квартала возвышается Главный вокзал. Он давно уже эксплуатируется, но пространство вокруг все никак не оформится. Бесконечно что-то ремонтируют и пристраивают.

25. Берлинский фастфуд — это дёнер кебаб, фалафель и карривурст — немецкая сосиска с индийской специей — символ мультикультурализма.

26. Однако, «завтрак», предлагающий 7 видов разливного пива и свиное колено, напоминает о том, что вы все же в Германии.

Гид Психо Daily: отлетевшая архитектура Берлина

Никакой другой европейский город ХХ век не потрепал сильнее. Окончание Второй Мировой ознаменовало для Берлина не только победу над фашизмом, но и самые масштабные разрушения за всю историю Германии. Бомбардировки сравнивали с землей целые исторические кварталы, и спустя несколько лет разделенный на две части город превратился в поле для бесчисленных архитектурных экспериментов, наиболее смелые из которых расположились в западном секторе. Рассказываем про свои самые любимые, а вы — сохраняйте список Психо Daily в Google Maps: прогулочные маршруты всегда должны быть под рукой.

Жилой комплекс «Палласcеум»

Дом-утопия, в котором разочаровались

Муравейник на 2000 человек сдали в эксплуатацию в 1977 году: «Палласcеум» считался суперсовременным домом, где мечтал снять квартиру каждый берлинец, даже несмотря на четырехэтажный бункер с глухими стенами под окном. Образ «социального дворца» испарился довольно быстро, превратив комплекс в рассадник конфликтов и центр неблагополучия мрачного Шенеберга. В 1998 году дом даже хотели снести, но местные жители (как им водится) отстояли здание и военный бункер под ним.

Автостоянка с квартирами

Редкий случай — автостоянка в списке культурного наследия

Чудаковатый жилой дом, будто пристроенный к многоэтажной парковке, появился по проекту Питера Хайнрихса и Йоахима Вермунда в 1977–1979 годах. В 2015 году на фасадах поселился мурал британского уличного художника Phlegm и здание стало еще шизовей чем когда-либо.

Модернистские церкви Фехлинга и Гогеля

Пятачок отлетевших храмов в Шенеберге

Свой нынешний вид церкви обрели в начале 1960-х, когда за реконструкцию разрушенных войной святынь взялись знаковые архитекторы того времени Герман Фехлинг и Даниэль Гогель. Изначально римско-католический храм Святого Норберта был построен в неороманском стиле, а расположенная по соседству евангельская церковь Пауля Герхардта служила примером чистейшего модерна. Оба здания были построены в первом десятилетии XX века и сильно пострадали в годы Второй Мировой войны.

Фехлинг и Гогель решили не грешить новоделом и предложили собственное видение послевоенной храмовой архитектуры, чьи отголоски разбросаны по всему Берлину: только взгляните на протестантскую Церковь Святого Михаила, лютеранскую Церковь Христа в Кройцберге, католическую Церковь Святого Конрада, превращенную в галерею Церковь Святой Агнессы и совсем современную Часовню Примирения.

«Мышиный бункер» (Mäusebunker)

Закрытая научная лаборатория, ставшая одним из важнейших символов позднего брутализма

Постапокалиптическое здание научно-исследовательского Свободного института Берлина прозвали «мышиным бункером» неспроста: с 1980-х и до недавних пор здесь проводили медицинские опыты с животными. Лаборатория была построена по проекту архитектора Герда Генска, и каждая деталь ее футуристического экстерьера несет сугубо практическую цель. Торчащие из стен синие трубы служат для прямой подачи свежего воздуха в подземные экспериментальные кабинеты, выпирающие пирамиды на фасаде предотвращают прямое попадание света и помогают поддерживать постоянную температуру в помещениях.

Несколько лет назад ветеринарный блок института переехал в современное здание, и «мышиный бункер» захотели снести для продажи земли под жилую застройку. Борьба продолжается по сей день: историки архитектуры и активисты пытаются присвоить кампусу охранный статус, в то время как институт заявляет о планируемом сносе в третьем квартале 2020 года. Верим, что берлинцам удастся отстоять лабораторию — лучшего здания под музей бруталистской архитектуры не придумать.

Институт гигиены и микробиологии Свободного университета

Кампус университета «Шарите» через дорогу от «мышиного бункера»

Здание университетской больницы проектировал тот же творческий дуэт, что и модернистские церкви Шеннебурга, архитекторы Фехлинг и Гогель. На разработку корпуса ушло два года, астрономически дорогое, по тем меркам, строительство завершилось только в 1974 году, спустя 12 лет после начала работы над проектом. Причина такой долгой и недешевой стройки крылась в сложном техническом оснащении, которое должно было гарантировать абсолютный карантин постройки в случае заражения. Институт работает до сих пор.

Читайте также  Архитектура в Австрии

Медицинский комплекс им. Бенджамина Франклина («Шарите»)

Клиника-«позвоночник», построенная американцами

После разделения Берлина западная часть города осталась без университета, поэтому в 1948 году на клинической базе больниц ФРГ был основан Свободный университет Берлина. Его самостоятельный учебно-практический комплекс — нынешнюю клинику — построили только к 1960 году. Главный корпус площадью 10 тысяч квадратных метров облицевали декоративным экраном: его структура повторяет устройство человеческого позвоночника. Незаурядный архитектурный проект разработало американское бюро, одну пятую от затрат на строительство взяло на себя правительство Штатов, немецкие власти такую щедрость не забыли и в 1994 году дали больнице имя Франклина.

За пятидесятилетнюю историю в университете обучались и работали больше половины всех немецких лауреатов Нобелевской премии в области медицины и физиологии, в том числе бактериолог Эмиль фон Беринг, микробиолог Роберт Кох и иммунолог Пауль Эрлих. «Шарите» и сейчас остается одним из крупнейших университетских медицинских комплексов в Европе, объединяющим более 100 отдельных клиник и институтов. Особым направлением деятельности клиники является лечение дегенаративных заболеваний мозга и деменции в пожилом возрасте.

Свободный университет Берлина

Студенческий городок, пронизанный архитектурным свободомыслием

Как мы уже писали выше, Свободный университет в Западном Берлине открылся в 1948 году и собственными корпусами обзавелся не сразу. Символом нового учебного заведения, который своей архитектурой говорит куда больше любого университетского устава, считается кампус филологического института. Гигантский, похожий на лабиринт, корпус представляет собой сеть из соединенных между собой двух- и трехэтажных модулей, распластавшуюся на 350 тысяч квадратных метров. Разработанный в 1963 году Жоржом Кандилисом, Алексием Джосиком и Шадрахом Вудсом архитектурный проект воплощает в пространстве идею горизонтальной коммуникации: Свободный университет был задуман без иерархической организации, студенты и преподаватели должны были общаться на равных, а все отделения старались максимально децентрализовать.

За 50 лет своего существования студенческий городок обзавелся десятком смелых и причудливых строений. Во время прогулки не прозевайте напоминающую по форме мозг Филологическую библиотеку (Philologische Bibliothek, 1994 г.), Центр дополнительного образования (Weiterbildungszentrum FU Berlin), Факультет физики (Fachbereich Physik), Юридическую библиотеку (Bibliothek Rechtswissenschaft). Когда надоест сравнивать космические корпуса с экстерьерами российских вузов, отправляйтесь за душевным равновесием в университетский ботанический сад. Если же охота еще немного архитектуры, то прогуляйтесь до американского посольства и полюбуйтесь на еще несколько модернистских церквей.

«Пивная кисть» (Bierpinsel)

Расписная башня для пьянства и танцев

Футуристичная башенка «Бирпинзель» выросла у станции метро «Шлоссштрассе» в 1976 году. Парящую над магистралью четырехэтажную конструкцию спроектировали супруги-архитекторы Шуллер: первоначальный фасад напоминал обертку «Чупа-Чупса», внутри располагались ресторан и ночной клуб. Здание несколько раз меняло владельцев и сейчас закрыто.

«Корбюзьехаус»

Берлинская жилая единица Ле Корбюзье, от авторства которой архитектор отказался

В 1950-х Ле Корбюзье уже был прославленным мастером, на его счету были «жилые единицы» в Марселе, построенная с нуля столица индийского штата Пенджаб, город Чандигарх, знаменитая капелла в Роншане и штаб-квартира ООН в Нью-Йорке. В Берлин Корбюзье пригласили для участия в строительной выставке «Интербау 1957», смыслом которой было наполнить измученный военными действиями город современной архитектурой. Жилая единица должна была расположится в районе Ганзафиртель, но разработанный Ле Корбюзье проект был настолько масштабным, что не смог бы поместиться на выделенной площади. Альтернативное место под здание нашли поблизости с Олимпийским стадионом, в Шарлоттенбурге.

«Берлинскую единицу» Ле Корбюзье проектировал по образу марсельской: 17 этажей, 530 квартир, «улица общественных помещений» на седьмом уровне, детский сад на крыше и пристроенный многоэтажный гараж. Однако новаторское видение влиятельного архитектора столкнулось с немецкими нормами жилищного строительства. Наиболее критичной «правкой» чиновников оказалось изменение высоты потолков с 2,26 м до 2,5 м, из-за чего тут же «поехали» пропорции фасада, а козырьки-«солнцерезы» больше не защищали от солнца нижние балконы.

Как и остальные элементы «Лучезарного города» Ле Корбюзье, берлинская единица должна была стать семейным домом, однако застройщик изменил целевую аудиторию на молодых бездетных немцев и превратил 80% квартир в однокомнатные и двухкомнатные. Кроме того, открытые кухни пришлось отделить от гостиных сдвижными перегородками — так потребовали немецкие пожарники.

Funkhaus Berlin

Бывший радиовещательный комплекс на берегу Шпрее с фантастическим концертным залом, где проходила вечеринка-десятилетие Arma17

До разделения Берлина все радиопрограммы транслировались из Дома вещания в Вестенде. Когда здание оказалось в восточном секторе, а трансляция перешла в руки коммунистов, в западной части города начало вещание новая радиокомпания, занявшая пустующие помещения бывшего фанерного завода на берегу реки. Постепенно старый промышленный комплекс достраивали, перестраивали и оснащали современным оборудованием.

Главный корпус площадью 135 тысяч квадратных метров спроектировал выпускник Bauhaus Dessau, бывший участник антифашистского движения Франц Эрлих. Многофункциональный корпус вмещал в себя радийные, музыкальные, звукозаписывающие студии, а также большой концертный зал с выдающейся акустикой, где проходят концерты и в наши дни. К примеру, на вечеринке «Армы» здесь выступал хор тибетского пения Phurpa, а в прошлом году состоялся редкий (и непродолжительный) лайв Афекса Твина.

Нельзя не упомянуть примечательный городской артефакт, спрятанный буквально в 50 метрах от концертного зала. Здесь «приземлился» один из немногих сохранившихся домиков Futuro: в 1968 году финская компания выпустила небольшую партию космических построек, спроектированных Матти Сууроненом. Этот экземпляр (под номером 13) был приобретен на Ганноверской ярмарке в 1969 году специально для Шпрее-парка в Трептове: в Futuro решили разместить парковую радиорубку. В 2002 году парк аттракционов закрылся, а домик пригляделся местному жителю, который транспортировал объект на противоположный берег реки и отремонтировал.

«Олимпиаштадион»

Античный тоталитаризм по заказу Адольфа Гитлера

Монументальный спортивный комплекс в Шарлоттенбурге возвели по проекту Вернера Марха к Летней Олимпиаде 1936 года, в самый разгар правления Третьего рейха. Стадион должны был быть обшит металлическим каркасом, однако Адольф Гитлер настоял на натуральном камне, что сделало спортивную арену схожей с древнеримским амфитеатром. Фюрер руководствовался «Теорией ценности руин» своего любимого архитектора Альберта Шпеера и видел стадион «мостом традиций», который бы, по аналогии с античными развалинами, вызывал у будущих поколений героическое воодушевление и гордость за предков.

Неожиданный античный образ стадиона на 86 тысяч мест задал стиль остальным олимпийским объектам, включая хоккейную площадку, манеж для верховой езды, бассейн, летнюю спортивную арену, «Открытый театр Дитриха Эккарта» и коттеджи для участников соревнований. Неудивительно, что спортивный комплекс принято считать архитектурной цитатой древнеримской империи — с поправкой на гитлеровские воззрения.

И еще пятерка для отличников:

Поселок Хуфайзен

Один из первых масштабных проектов социального жилья в Германии расположился в Нойкельне. Авторами проекта стали Бруно Таут и Мартин Вагнер. Хуфайзен стал ориентиром для жилой архитектуры 1920-30-х годов и в 2008 году был внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Адрес: Fritz-Reuter-Allee 44

Нацистский Берлин: как в 1930-е годы столицу Третьего рейха пытались превратить в главный город планеты

Современные немцы не любят вспоминать те 12 лет, с 1933 по 1945 годы, когда фюрером германской нации являлся Адольф Гитлер. После окончания Второй мировой войны они с помощью стран-победителей успешно провели денацификацию, старательно избавившись в том числе и от многих зданий, которые успели построить в период создания Третьего рейха. Тем не менее некоторые из грандиозных сооружений, задуманных Гитлером и реализованных по его прямому указанию, дошли до наших дней, оставшись сейчас ярким памятником человеконенавистнической идеологии нацизма и напоминанием о ней. Журналисты Onliner.by посетили Берлин, нашли там уцелевшие реликты нацистской архитектуры и изучили фантастические планы фюрера по превращению этого города в столицу целого мира.

«Ни один из наших крупнейших городов не обладает такими памятниками, которые господствовали бы над всем городом и которые можно было бы рассматривать как символ всей эпохи. Совсем другое — города древности. Там каждый город обладал каким-нибудь особенным памятником, являвшимся монументом его гордости».

Этой цитатой можно вкратце сформулировать воззрения Адольфа Гитлера на архитектуру. С приходом национал-социалистов к власти они обнаружили, что в немецких городах категорически не хватает «монументов их гордости». Вместо этого архитекторы, распоясавшись в либеральные времена Веймарской республики, вовсю строят модернистские здания в стиле «баухауз». Последние были немедленно объявлены «культурным большевизмом», чуждым национальному духу германского народа. На снимке школа середины 1920-х годов в городе Дессау.

Вместо этой «бездушной» интернациональной (и, стоит заметить, ультрасовременной на то время) архитектуры 1920-х годов эстетическим идеалом, выражавшим в первую очередь вкусы самого Гитлера, было объявлено возвращение к античной классике, которая при этом творчески перерабатывалась в минималистичном духе суровых тевтонских традиций. Грандиозные размеры, рубленые прямоугольные формы, бесконечные колоннады и арки — даже римские императоры, по задумке фюрера, должны были преклониться перед мощью Третьего рейха, выраженной в архитектуре. На фото главная трибуна на территории съездов НСДАП в Нюрнберге.

В Берлине строительство первых крупных зданий новой эпохи тысячелетнего, как нацисты надеялись, Третьего рейха развернулось уже в 1934 году. В Шарлоттенбурге, западном предместье немецкой столицы, началось формирование т. н. Reichssportfeld, «Спортивного поля Рейха», комплекса сооружений, предназначенных для проведения Олимпийских игр 1936 года и заодно пропаганды нового режима. На месте старого Deutsche Stadion 1913 года постройки появилась новая арена на 110 000 зрителей и еще целый ряд площадок для спортивных соревнований.

Весь этот комплекс неплохо пережил войну и дошел до нас в виде, близком к оригинальному. Олимпиаштадион, этот берлинский нацистский Колизей, с Олимпийской же площади. Главный вход на арену оформлен парой обелисков-пилонов, добавляющих античности сооружению.

Строительство стадиона закончилось в 1936 году.

Несмотря на активную послевоенную денацификацию, скульптурные группы середины 1930-х годов, украшающие территорию Олимпиаштадиона, были, видимо, признаны идеологически нейтральными и сохранены. «Бегуны эстафеты» выглядят тем не менее арийскими богами.

Оставлены, впрочем, и мемориальные таблички с именами не только олимпийских чемпионов, но и авторов комплекса Reichssportfeld, включая главного архитектора Вернера Марха. Этому не помешал даже тот факт, что звание профессора архитектуры, указанное на табличке, Марху присвоил лично Гитлер, а во время войны создатель арены для главного предвоенного международного пропагандистского мероприятия нацистов служил в абвере.

За стадионом расположено т. н. Maifeld («Майское поле»), огромный луг на 250 000 человек, где проводились разнообразные гимнастические демонстрации, включая празднование Первого мая, праздника, отмечавшегося и в рейхе. Слева и справа стоят скульптурные группы всадников со своими питомцами, а в центре вдалеке хорошо видна 77-метровая башня-колокольня, с обзорной площадки которой открывался прекрасный вид на Берлин.

Эта башня — единственное сооружение Reichssportfeld, разрушенное во время Второй мировой. Олимпийский колокол, располагавшийся на верхушке, падения с 77-метровой высоты не перенес, треснул и звонить в дальнейшем отказался. Сейчас этот реликт с имперским орлом, держащим в когтях олимпийские кольца, установлен рядом с ареной стадиона.

Читайте также  Архитектура в острове Менорка

Более того, на боковой стороне сохранилась даже свастика, правда деформированная в процессе денацификации. Впрочем, поразительно, что колокол, пусть и в таком виде, сохранили.

Олимпийским стадионом сооружения Reichssportfeld, разумеется, не ограничиваются. По соседству расположен и бассейн, также 1936 года постройки.

В северной части комплекса по проекту того же Вернера Марха был построен «Дом немецкого спорта», здание, одновременно являющееся и набором площадок для спортсменов, и резиденцией рейхсспортфюрера, главы всего спорта нацистской Германии. Обратите внимание на золотых орлов, украшающих главный подъезд здания.

Быки, оформляющие внутренний двор «Дома немецкого спорта». Кстати, в послевоенное время здесь размещалась резиденция британской оккупационной администрации.

И здесь территория щедро украшена скульптурами, пропагандирующими преемственность германской и античной культур.

Лавровый венок в когтях орла пуст, но сомнений, что там находилось 70 лет назад, не возникает.

Параллельно с олимпийским спорткомплексом нацисты развернули реализацию и другого грандиозного проекта. К югу от исторического центра города в 1934 году началось строительство нового терминала аэропорта Темпельхоф.

Облицованное известняком огромное здание образует трапецию и во всем своем масштабе может быть оценено разве что на фотографиях, сделанных с высоты птичьего полета. По задумке архитектора Эрнста Загебиля комплекс должен был напоминать летящего орла.

Дугообразное здание («крылья орла»), выходящее на летное поле, было спроектировано для размещения ангаров, где обслуживались самолеты.

Впрочем, и с земли грандиозность комплекса, названного выдающимся современным британским архитектором Норманом Фостером «матерью всех аэропортов мира», впечатляет безмерно.

До сих пор этот комплекс является одним из крупнейших зданий мира.

Интерьер центрального зала.

В окружающих главный аэровокзал корпусах размещалась администрация аэропорта и штаб-квартира авиакомпании Lufthansa.

«Орлиная» символика была сохранена и тут.

По своему прямому назначению Темпельхоф функционировал до 2008 года, после чего был закрыт для полетов. Однако берлинские городские власти не спешат застраивать огромную и такую лакомую территорию бывшего летного поля. Ей был присвоен статус парка, где ныне проводят спортивные, рекреационные и выставочные мероприятия. Здания же бывшего авиакомплекса ныне заняты разнообразными организациями.

Чем объясняются столь грандиозные размеры Рейхсспорткомплекса и городского аэропорта? Для обслуживания Берлина, пусть и столицы Тысячелетнего, как надеялся фюрер, рейха, они все же чрезмерны, даже учитывая болезненную гигантоманию, свойственную всем диктаторам. У Гитлера были большие планы насчет Берлина, который он считал провинциальным городом, в современном ему виде навсегда оставшимся бы в тени Парижа или Вены. Фюрер хотел превращения Берлина в главный город ни больше ни меньше всей планеты.

«Берлин станет столицей мира, сравнимой лишь с древними Египтом, Вавилоном или Римом. Что там Лондон, что Париж!» — заявлял Гитлер. Более того, в процессе этого город должен был получить и новое имя. Автором проекта «Столица мира Германия» (Welthauptstadt Germania) стал любимый архитектор фюрера Альберт Шпеер.

В соответствии с этим замыслом предусматривалась масштабная реконструкция центральной части города с массовым сносом существующей застройки, невзирая на ее историческую ценность. На ее месте планировалось создание двух центральных магистралей («осей»), которые бы в дальнейшем застраивались общественно-административными зданиями, своим размером соответствовавшими бы новому статусу бывшего Берлина. Столица мира Германия получила бы те самые памятники, которые «господствовали бы над всем городом и которые можно было бы рассматривать как символ всей эпохи», как и мечтал фюрер.

Главная ось проходила бы в направлении север-юг и ограничивалась двумя гигантскими вокзалами. При этом железнодорожное сообщение из центральной части города полностью изымалось. На макете справа на переднем плане Südbahnhof, Южный вокзал. От него широкий и полностью пешеходный проспект, который планировалось использовать для парадов и демонстраций, уходит на север, через Триумфальную арку к массивному зданию с огромным куполом в левом верхнем углу — Залу народа, главному репрезентативному сооружению всей Германии.

Неочевидная архитектура Берлина. Вы могли это упустить

Кажется, что видел в Берлине уже все, но нет — еще 12 архитектурных шедевров.

Антон Дьяконов

За последние годы российские туристы (и мы в том числе) обошли Берлин вдоль и поперек. Гиды по немецкой столице выпустили все уважающие себя тревел-издания. Наверняка у вас найдутся знакомые, которые могут составить путеводитель не хуже. И все же на фоне всем известных достопримечательностей остаются уголки, которые пропускает большинство путешественников. Мы перевели гид The Culture Trip по неочевидным архитектурным достопримечательностям немецкой столицы.

Рассматривая архитектуру Берлина, помните несколько важных фактов. Город сильно пострадал во время Второй мировой войны, и его частично перестроили. Во-вторых, до 1991 года он был разделен между социалистической ГДР и капиталистической ФРГ, что повлияло на архитектуру в двух частях города. Бурная история способствовала тому, что в нем прижились разнообразные стили, и это формирует удивительную атмосферу.

Баухаус-архив

Вальтер Гропиус основал школу Баухаус (учебное заведение, на базе которого образовалось художественное объединение и одноименный стиль в архитектуре. — Прим. ред.) в 1919 году. Это был способ распространить современные радикальные идеи среди молодых художников, чтобы по-новому перестроить разрушенную Первой мировой войной Германию. Здание архива достроили в 1979 году, а проектировали его под руководством самого Гропиуса. Архив сохраняет память о влиянии баухауса на искусство, архитектуру и дизайн. Сейчас здание реконструируют, поэтому часть экспозиции перевезли по адресу Кнезебекштрассе, 1–2 (Knesebeckstraße 1–2). Временный музей работает ежедневно с 10:00 до 18:00, вход бесплатный.

Bauhaus-Archiv Museum für Gestaltung Berlin
Адрес: Klingelhöferstraße 14
Координаты: 52.506369, 13.353793
Время работы: 10:00–18:00
Сайт: bauhaus.de

Еврейский музей

Еврейский музей в Берлине подробно рассказывает историю жизни еврейского народа в Германии и за ее пределами — до, во время и после холокоста. Конкурс на проектирование музея выиграл знаменитый архитектор Даниэль Либескинд в 1988 году. Впечатляющее черно-серое здание с обилием острых углов спроектировано так, чтобы прочувствовать изоляцию и дезориентацию, которые испытывали евреи в годы холокоста.

Jüdisches Museum Berlin
Адрес: Lindenstraße 9
Координаты: 52.502312, 13.395458
Время работы: 10:00–20:00
Сайт: jmberlin.de

Кинотеатр «Интернациональ»

Ни одна архитектурная экскурсия по Берлину не будет полной без советских зданий в восточной части города. Одно из самых известных строений в Восточном Берлине — кинотеатр «Интернациональ» (1963 год) Йозефа Кайзера. Он был одним из главных кинотеатров до падения стены. Сейчас в «Интернационале» в определенные дни показывают фильмы и устраивают редкие вечеринки и банкеты. Дизайн и богатый декор 60-х телепортируют посетителей в другую эпоху берлинской истории.

Kino International
Адрес: Karl-Marx-Allee 33
Координаты: 52.520485, 13.422852
Сайт: yorck.de

Дом Марии Элизабет Людерс

Дом Марии Элизабет Людерс назвали в честь активистки за права женщин и депутата германского бундестага. В здании, которое проектировал Штефан Браунфельс, находится Центр научного обеспечения. Река Шпрее бликует на доме благодаря многочисленным окнам и отражающим поверхностям на фасаде здания. Такой эффект делает это место одним из лучших для прогулки у реки.

Дом культур мира

Дом культур мира — центр современного искусства Германии и один из важнейших музеев в мире. Его построили в 1957 году в Тиргартене, одном из центральных районов Берлина, по проекту Хью Стаббинса. Самый впечатляющий элемент музейного комплекса — громадная бронзовая скульптура «Большой разделенный овал: Бабочка» перед зданием. Занимательный факт: президент США Джон Кеннеди произнес знаменитую речь

«Я — берлинец»
именно в Доме культур мира.

Haus der Kulturen der Welt
Адрес: John-Foster-Dulles-Allee 10
Координаты: 52.518912, 13.364917
Время работы: 11:00–19:00, кроме вторника
Сайт: hkw.de

Отель NHow

В дизайн-отеле NHow любят останавливаться музыканты и продюсеры. Главная деталь дизайнерского отеля на берегу Шпрее — стеклянная консоль на крыше здания. Декор внутри отеля не менее стильный: ретромебель, простые формы и яркие цвета. В NHow расположены две студии звукозаписи, а на стойке регистрации можно даже арендовать гитару. Недалеко от отеля находится известный техно-клуб Berghain и галерея под открытым небом East Side — она же самый большой кусок Берлинской стены.

Hotel NHow Berlin
Адрес: Stralauer Allee 3
Координаты: 52.501109, 13.450837
Сайт: nhow-hotels.com

Выставочный зал Немецкого исторического музея

Современный выставочный зал Немецкого исторического музея мощно контрастирует с оригинальным зданием XVIII века в стиле барокко. Необычную спиральную конструкцию из камня, стекла и металла спроектировал американский архитектор китайского происхождения Бэй Юймин. Четырехэтажное здание пристроили в 2003 году, и оно расширило выставочное пространство на 8 тысяч квадратных метров. В нем обычно проводят временные выставки.

Deutsches Historisches Museum
Адрес: Unter den Linden 2
Координаты: 52.518163, 13.396956
Время работы: 10:00–18:00
Сайт: dhm.de

Берлинский международный конгресс-центр

Берлинский международный конгресс-центр (ICC) — один из крупнейших конференц-центров в мире. Его построили в 1979 году по проекту Ральфа Шулера и Урсулины Шулер-Витте. Сейчас в нем проводят концерты, выставки, конференции и другие мероприятия. Площадь здания составляет поразительные 25 600 квадратных метров. Если масштаб и архитектура комплекса недостаточно впечатляют, стоит заглянуть внутрь. В одном из залов выставлена шестиметровая скульптура «Александр Великий вступает в захваченный город Экбатана» Жан-Робера Ипустеги. До 2005 года она стояла перед зданием, однако из-за разрушения бетонного фундамента ее пришлось перенести внутрь. На 2021 год конгресс-центр закрыт.

Berlin Congress Center (ICC)
Адрес: Alexanderstraße 11
Координаты: 52.520654, 13.416017

Часовня Примирения

Часовню Примирения в районе Митте спроектировали Рудольф Райтерман и Петер Сассенрот. Проект часовни заказали в 1985 году, после того как оригинальное здание снесли по требованию правительства ГДР. Демократам из Западного Берлина не нравилось, что часовня располагается слишком близко к Берлинской стене. Новая часовня — это овальная конструкция из нескольких тысяч тонких деревянных колонн. Архитекторы вдохновлялись статуей «Примирение» в британском соборе Ковентри — символом разрушительности войн и способности человечества преодолевать все проблемы.

Kapelle der Versöhnung
Адрес: Bernauer Straße 4
Координаты: 52.535863, 13.391939
Сайт: kapelle-versoehnung.de

«Жилая единица»

«Жилая единица» — многоквартирный дом, который построили в 1957 году по проекту Ле Корбюзье для международной строительной выставки «Интербау». Эстетика здания — отсылка к многоэтажке во французском Марселе. Хотя яркий фасад выделяет «Жилую единицу» среди подобных модернистских домов. По зданию проводят экскурсии, на которых можно больше узнать о модернизме. Экскурсия стоит от 5 евро за полтора часа.

Corbusierhaus Berlin
Адрес: Flatowallee 16
Координаты: 52.510157, 13.243788
Телефон: +49 30 30209833
Сайт: corbusierhaus-berlin.de

Посольство Нидерландов

Посольства часто проектируют так, чтобы подчеркнуть особенности стран, которые они представляют. Над зданием посольства Нидерландов в Берлине, построенным в 2004 году, работал самый известный нидерландский архитектор Рем Колхас и его бюро OMA. Дизайн сочетает привычные элементы зданий госслужб и характерную для культуры Нидерландов эклектичность. Огромное асимметричное окно тянется на две стороны фасада и символизирует открытость нидерландцев.

Читайте также  Архитектура в Таиланде

Botschaft des Königreichs der Niederlande
Адрес: Klosterstraße 50
Координаты: 52.515275, 13.411987
Сайт: niederlandeweltweit.nl

Велодром

Велодром — один из главных крытых велотреков Берлина. И самая крупная концертная площадка города. Здание в районе Пренцлауэр-Берг построили в 1999 году. Оно выглядит как углубленный в землю плоский диск площадью 10 гектаров. Французский архитектор Доминик Перро получил за этот проект Немецкую премию по архитектуре.

boris_mavlyutov

Я продолжаю двигаться в южном направлении. Там была американская зона оккупации. В 1991 году границы между Западным Берлином и столицей ГДР можно было определить на местности. Теперь это сделать сложно, разве лишь, кто из старожилов подскажет. А много ли их, старожилов, здесь.
Город выглядит очень интернационально. Думаю, что в первой половине XX века атмосфера здесь была иной.
В последние десятилетия Берлин принял большое число переселенцев из разных стран, и я тоже ощущаю привлекательность этого мегаполиса и ловлю себя на мысли, что мне здесь было бы интересно жить. Люди, похожие на немцев, выглядят весьма добродушно настроенными по отношению к иностранцам. Не знаю, насколько это искренне (да и кто знает?), но проявлений негатива к людям другой внешности я не видел. Что же случилось с немцами? Почему ещё менее века тому назад здесь витали идеи расового превосходства, а теперь сплошная толерантность? Подходят ли немцы на роль лидеров Европы, как народ, или они просто хорошие работники и велики числом, но не духом? Эти мысли вертелись у меня в голове. В итоге пришёл к выводу, что поляки, в сравнении с ними, выглядят куда более цельными. В них есть твёрдость и желание бороться за свои права и интересы (которые постоянно противоречат российским). Наверное, сломали хребет германскому народу после двух войн. Теперь они уже рождаются с чувством вины за прошлое. И навряд ли от этого обстоятельства в Европе кто-то выиграл. В том числе, и Россия.

Район площади Жандармский рынок.

В её центре находится Концертный зал (здание возведено для Берлинского драмтического театра в 1821 году). В настоящее время является домашней площадкой для Берлинского симфонического оркестра.

На его ступеньках можно отдохнуть.

По обе стороны от зала расположены церкви. По правую руку — Французский собор. Он был возведён для гугенотов (протестантов-кальвинистов), приехавших из Франции. В 1785 году надстроена купольная башня.

С другой стороны аналогичный с виду Немецкий собор. Построен и обрёл нынешний вид в те же сроки. В 1882 году здание прошло реконструкцию. Ремонтировалось и после Второй мировой войны.

Недалеко от входа в Концертный зал фонтан с памятником Шиллеру.

В этом месте достаточно людно. Кроме всего прочего можно прокатиться на маленьком автомобильчике.

Думаю, что те места, по которым я катался в этот день, можно считать центром. Окраины я смотрел в первый день.

Бундесрат (Федеральный совет). Орган, в котором трудятся (надеюсь) представители всех германских земель.

Интересны окрестности Потсдамской площади. Когда-то здесь находились городские таможенные Потсдамские ворота. Во время Второй мировой войны застройка площади была полностью уничтожена авиацией союзников СССР. С наступлением мира по ней пролегла граница между западной и восточной частями города. Затем площадь разделила на две части Берлинская стена. Теперь здесь новые здания.

На очереди Большой Тиргартен (перевод: зверинец. Часть его и поныне занимает зоопарк). Это один из самых крупных городских парков Европы. Известно, что в XVI веке эта территория служила охотничьими угодьями бранденбургским курфюрстам и королям. При Фридрихе II он превратился в народное место развлечений. В середине XIX века парк обрёл свой нынешний вид.

Памятник Гёте (1872 г) показался мне похожим на памятник Шиллеру, показанный выше.

Колокольня Тиргартена с карильоном — музыкальным инструментом на основе колоколов. Их здесь 68 штук, и самый тяжёлый весит 7,8 тонн.

Дворец Бельвю является официальной резиденцией президента страны (согласно конституции руководит Германией канцлер). Думаю, что напрасно граждане валяются в таком виде под окнами высокопоставленного чиновника, призванного отдавать все силы на благо отечества. Не нужно подвергать его лишним искушениям (последовать их примеру).

Колонна Победы сооружена в 1873 году (сначала стояла в другом месте), в честь военных побед Германии в XIX веке. Который, наверное, был для неё самым удачным.

О войнах здесь напоминает многое. Это не удивительно, потому что страна в последние столетия часто воевала. Реализуя, таким образом, потребность "тевтонского" духа, присущего ей тогда, и абсолютно незаметного сегодня.
Памятники Отто фон Бисмарку.

Генерал-фельдмаршалу Хельмуту Мольтке (старшему).

И военному министру Альбрехту фон Роону. Эти трое граждан считаются людьми, создавшими Германскую империю. Ранее памятники стояли в другом месте.

Здесь же напоминание о последней, на сегодняшний день, войне Германии.

Мемориал павшим советским воинам был открыт в 1945 году и почти сразу оказался на территории противника (по холодной войне). Находясь в британском секторе он оставался советским анклавом. В настоящее время уход за памятником осуществляет Германия.

Уходил из Большого Тиргартена я через главный вход — Бранденбургские ворота. Они создавались в 1788 — 1791 годах и сначала назывались Воротами мира. Квадригу, венчающую сооружение, увозил в Париж Наполеон, вскоре она вернулась. За это время богиня Мира с оливковым венком на голове превратилась в богиню Победы с железным крестом в руках. Что, лишний раз, подчёркивало новую роль Германии в мире. Во время её раздела, после Второй мировой войны, ворота находилсь на восточной стороне, но у самой границы, поэтому свободный доступ к ним был закрыт.
В 1991 году здесь был стихийный рынок, закрывавшийся к вечеру. Помню, что мы стояли с советскими товарами по левую руку. С учётом того, что это была уже территория Западного Берлина, это был мой первый вояж в Западную Европу.

Рядом с воротами создан Мемориал памяти убитых евреев Европы из более, чем 2700 серых бетонных плит. Наверное, место выбрано не случайно: поблизости находилась Рейхсканцелярия, где работали главные виновники этого преступления.

Отсюда виден комплекс Главного железнодорожного вокзала. Уже с лицевой стороны.

Мост Мольтке (1891 г).

Тыльная часть резиденции Федерального канцлера.

И вид сбоку. Главный фасад сфотографировать забыл. Видно, что нынешнее руководство Германии старается избегать массивных мрачных сооружений, чтобы не ассоциировать себя с прежней властью.

Здание Бундестага (бывший Рейхстаг). Именно над ним было водружено Знамя Победы. Недалеко от здания, на зелёной травке, растянулся негр. Время было послеобеденное, и он дремал. Из-за отсутствия подходящей пальмы отдыхал мужчина под обычной ивой. Обувь была предусмотрительно снята, чтобы прохожие не сочли его человеком низкой культуры за то, что он ложится спать в туфлях.
Сейчас внутрь можно попасть. Но увидев огромную очередь, я отказался от этой затеи.

Тем более, что рядом увидел знакомые флаги.

Прочитав написанное, хотел спокойно побеседовать со стоявшими поблизости людьми, но они постоянно были заняты общением с окружающими. Говорить что-то вскользь, мимоходом, не хотелось. Поэтому ограничился фотографией.

Далее я поехал по бульвару Унтер-ден-Линден (Под липами). Его я запомнил ещё с 1991 года по огромному зданию посольства России.
Памятник Фридриху II Великому, заложившему основы Прусско-германской государственности.

Университет им. Гумбольдта (основан в 1809 г) — один из старейших в Берлине.

Старая библиотека (1780 г). С 1914 года в здании находится юридический факультет Гумбольдтовского университета.

Здание Цейхгауза (1730 г) является старейшим на бульваре (разрушалось войсками Наполеона и во время Второй мировой войны). В настоящее время здесь работает Немецкий исторический музей.

Крышу украшают аллегорические фигуры, призванные помочь вникнуть в мирные помыслы Германии на европейском континенте, появившиеся после объединения страны в мощную державу.

Католический собор Св. Ядвиги (1773 г). Первая католическая церковь, построенная в Пруссии после протестантской Реформации. Место пребывания архиепископа Берлина.
Мне нужно было решить, что делать завтра. Продолжить знакомство с городом или поехать в пригород. В Берлине было комфортно, но, тем не менее, я выбрал второй вариант. Дело в том, что в центре проводилась масштабная реконструкция: многие объекты стояли в лесах, что-то восстанавливалось. У Германии, в этом отношении, не всё просто. Понятно, что часть архитектурных сооружений прямо связана с памятью о милитаризме и военных преступлениях. Их появление может вызвать неоднозначную реакцию. Но, с другой стороны, они же существовали, а в чём могут быть виноваты здание или памятник.
Думаю, что Берлин простит меня за то, что город, который показался мне одним из самых интересных и удобных среди тех, что я видел, показан слишком куцо, многое осталось за кадром. Хотелось бы сюда вернуться через несколько лет, когда основная часть сооружений будет готова для осмотра.

Каменный Дворцовый мост (рядом находился Городской дворец — резиденция короля) сменил в 1824 году деревянный Собачий. На нём установлены фигуры, напоминающие о победах в Освободительных войнах (с Наполеоном).

Люстгартен — парк напротив Городского дворца. На заднем плане Старый музей (построен в 1830-м, до 1845 года назывался Королевским музеем).
Я категорически не приемлю нынешней европейской привычки валяться на траве в центре города. Думаю, что грешат этим люди, никогда не создававшие сада или газона, не благоустраивавшие территорию своего города. Главное, что запрет на подобное времяпровождение воспринимается в штыки. Что можно сделать. Когда я вижу подобное, то вспоминаю случай, произошедший на Карельском перешейке. Мы с сыном поехали на рыбалку в Приозерск, я был после ночной смены. Место для стоянки искали уже в темноте, удивившись, что никто не занял замечательную лужайку со скошенной травой. Утром я проснулся от того, что палатку покачивало. Рассердился, конечно, т.к. мы договорились, что Саня даст мне поспать вволю. Покричал ему, но это было бесполезно. Пришлось выбираться наружу. И сразу оказаться в центре стада коров, которых сюда пригоняют каждое утро на выпас (это, понятно, выяснилось позже). Пришлось грудью становиться на защиту нашего жилища и снова кричать сыну, только уже звать на помощь. Вскоре вся поляна была усыпана свежими следами жизнедеятельности бурёнок. Может быть, и в Европе так поступать? Выгонять с утра в главные парки городов по стаду коров. Польза будет обоюдной: газоны станут аккуратными, а животные получат дополнительное питание.

Берлинский кафедральный собор (1905 г) обладает внушительными размерами, его высота 98 метров. До Второй мировой войны он был ещё выше — 114 метров. В нём находится склеп династии Гогенцоллернов.

Я снова оказываюсь рядом с Александерплатц, с которой начиналась прогулка по центру Берлина. В заключение два памятника.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: