Почему в Крыму уходит вода

Ржавчина из крана и стрельба по облакам. Куда делась вода в Крыму?

Графики подачи воды, пересохшие реки и обмелевшие водохранилища — с этой реальностью столкнулся сейчас Крым. Чтобы справиться с засухой, крымские власти готовы еще сильнее ограничить доступ к воде, а также пытаются искусственно вызвать осадки. Русская служба Би-би-си выясняла, как живут крымчане в условиях нехватки воды и как власти пытаются решить проблему.

Каждый день 79-летняя жительница Симферополя Мария Егорова выходит из дома, чтобы набрать воду. Ближайшая бочка с питьевой водой находится в нескольких кварталах от ее дома, дорога занимает у пенсионерки примерно 40 минут.

Ей по силам донести до дома одну литровую бутылку воды, "и то с несколькими остановками по пути".

Синие пластиковые бочки стали появляться на улицах крымской столицы сразу после того, как местные власти ввели в городе график подачи воды. С 7 сентября в домах жителей Симферополя и Бахчисарайского района вода идет два раза в день — по три часа утром и вечером.

Ранее предполагалось, что такой режим ограничений не будет ужесточаться. Однако в начале сентября региональное правительство предупредило, что если ситуация с наполняемостью местных водохранилищ не изменится, крымчанам следует быть готовым к еще более серьезным ограничениям.

"[Если ситуация ухудшится], город разделят на две части и переведут абонентов на посуточную [подачу воды]: одна половина будет [получать воду] по четным дням, другая — по нечетным", — сообщили в министерстве жилищно-коммунального хозяйства Крыма.

Жителей Симферополя волнует не только острый дефицит воды, но и ее качество. После начала отключений пить водопроводную воду стало невозможно, утверждает Мария Егорова. Не помогает даже кипячение. Из крана, по ее словам, вместе с жидкостью падают крупные куски ржавчины, а сама вода стала мутной и приобрела коричневый оттенок.

Пенсионерка говорит, что не пьет воду из крана, потому что боится "подавиться то ли ржавчиной, то ли грязью".

Крымские власти признают наличие ржавчины и грязи в составе подаваемой по графику воды. В ГУП "Вода Крыма" сообщали, что у жителей из кранов вымываются продукты коррозии труб. Как справляться с этой проблемой, представители госпредприятия не сообщили.

Полуостров был аннексирован Россией в 2014 году. До этого 85% пресной воды поступало в Крым по Северо-Крымскому каналу. Около 80% от общего объема этой воды шло на сельскохозяйственные нужды, остальные 20% сбрасывались в водохранилища и использовались для снабжения населения.

Весной 2014 года, после аннексии, Украина прекратила поставки воды на территорию Крыма, установив в Херсонской области заградительную дамбу.

У Марии Егоровой уходит 40 минут на то, чтобы сходить за водой

На сегодняшний день в Крыму насчитывается более десяти водохранилищ, одно — в Севастополе. Большинство из них являются водохранилищами естественного стока, которые пополняются за счет выпадающих осадков и паводков горных рек.

Москва рассматривала несколько альтернативных вариантов водоснабжения полуострова, однако все они были отвергнуты гидрологами. Проект строительства водовода из Краснодарского края был назван нецелесообразным, а опреснительные технологии — дорогостоящими.

В конце августа президент России Владимир Путин заявил, что вопрос водоснабжения Крыма "еще нужно дорешать".

В сентябре вице-премьер правительства России Марат Хуснуллин поручил минприроды и Росгеологии "отправить своих представителей в Крым и провести геологические изыскательные работы", пишет "Коммерсант". После этого российские чиновники должны разработать "проект водоснабжения всего региона, а также Севастополя и Симферополя в приоритетном порядке".

Экстрим для крымского виноделия

От засухи пострадали не только простые крымчане, но и целые отрасли крымской экономики. Однако с 2014 года многие виды бизнеса уже постепенно адаптировались к хроническому дефициту воды.

Большинство местных фермеров, например, вырыли на своих участках скважины. Иначе развивать фермерское хозяйство и что-либо выращивать на полуострове почти невозможно.

Особые сложности — у виноделов. Выращиваемый в Крыму виноград преимущественно растет в естественных условиях. Туда не подведено даже капельное орошение, рассказывает крымский винодел Олег Репин. Поэтому, по его словам, влияние засухи на виноградные растения любой крымчанин может увидеть невооруженным взглядом.

"Нужно просто вспомнить, как растения выглядели в прошлые годы, и посмотреть, как они выглядят сейчас. Я уже много лет в отрасли и такого не припоминаю. Этот год действительно экстремальный", — говорит Репин.

Автор фото, Sergei Malgavko/TASS

Виноделие в Крыму сильно пострадало от засухи

Оценки опрошенных Би-би-си виноделов, насколько у них упал урожай в этом году, расходятся. Трое из четырех бизнесменов рассказали о падении урожая на 30%. Владелец компании Uppa Winery Павел Швец сообщил, что урожай в его хозяйстве упал на 50%.

Для авторского вина эти объемы падения отразятся на розничной цене за единицу продукции. "Мы поднимем цену эквивалентно объемам падения", — сказал Швец.

В Крыму все же остались отрасли экономики, которые практически не пострадали от засухи. В частности, для туризма нынешняя засуха пока проходит без последствий, считают опрошенные Русской службой Би-би-си владельцы отелей в Евпатории, Ялте и Севастополе. Би-би-си удалось связаться с четырьмя владельцами отелей.

В наиболее привлекательных для туристов регионах — на западе и юге Крыма, а также в Севастополе — водоснабжение конечных потребителей пока не ограничивали.

Автор фото, Sergei Malgavko/TASS

Засуха пока не затронула туристический сектор Крыма

Впрочем, 19 сентября власти Алушты уже заявили, что в ночное время суток жители города и двух соседних приморских поселков будут получать воду со сниженным давлением. Графики подачи воды на южном берегу Крыма обещают не вводить как минимум до конца нынешнего года.

Как власти борются с дефицитом воды?

Первые признаки надвигающейся на Крым засухи появились еще два года назад. Тогда специалисты из ГУП "Вода Крыма" выступили в Совете Федерации, где рассказали, что на полуострове завершился семилетний полноводный цикл и в ближайшие годы водохранилища центрального Крыма могут попросту опустеть.

Уже в начале текущего года представители республиканского гидрометцентра рапортовали, что недобор осадков в крымских горах по сравнению с предыдущим годом составлял 91-96%, а в бассейнах некоторых рек дождей не было зафиксировано вовсе.

Симферополь стал одним из наиболее пострадавших от дефицита воды городов Крыма. Когда объем водохранилищ, снабжающих город, стал приближаться к критическому, региональные власти предприняли ряд шагов для того, чтобы стабилизировать ситуацию. Силами военных был сооружен водовод, через который воду в Симферополь планировали перекачивать из Тайганского водохранилища, расположенного в соседнем Белогорском районе.

Автор фото, Sergei Malgavko/TASS

Обмелевший водоем в Бахчисарайском районе Крыма

Очевидцы строительства утверждают, что эта мера оказалась крайне неэффективной, а полезный объем перекачиваемой воды снижался из-за регулярных прорывов в трубах.

"Водовод военные соорудили "на скорую руку", и мы все наблюдали, как в разных местах у них прорывало трубы. Бывало, ночью прорвет и по несколько часов, а то и сутки, из трубы хлещет фонтан 7-10 метров высотой", — рассказывает Русской службе Би-би-си бизнесмен, владелец белогорского сафари-парка Олег Зубков.

В результате Тайганское водохранилище, в котором еще оставались небольшие запасы воды, "превратилось даже не в лужу, а в лужицу посреди пустыни", а река Биюк-Карасу, которую также используют для сброса воды в симферопольские водоемы, пересохла, говорит Зубков.

Такие надписи можно увидеть на бочках с водой в Симферополе

В попытках спасти полуостров от засухи местные власти хотели вызвать дожди искусственным путем. Так, в июне глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что в ближайшее время в Крым передадут "единственное в своем роде воздушное судно, которое создано специально для увеличения количества осадков".

Позже власти разместили закупку "на выполнение экспериментальных авиационных работ <…>с целью искусственного увеличения осадков <…> в Республике Крым". Исполнителем этих работ стала ФГБУ "Центральная аэрологическая обсерватория".

Согласно технической документации, при обнаружении в небе над Крымом облаков грозового фронта самолет должен будет стрелять в них пиропатронами, содержащими йодид серебра, провоцируя выпадение осадков. Эти полеты обойдутся местному бюджету в 25,5 миллионов рублей.

Что происходит в Севастополе?

Ситуация с водоснабжением Севастополя обстоит несколько лучше. Самый крупный город на полуострове имеет лишь один источник пресной воды — Чернореченское водохранилище. По состоянию на начало сентября оно было заполнено менее чем на треть.

Графики водоснабжения жителей в городе пока не вводили. По словам местных чиновников, нынешних запасов воды Севастополю хватит как минимум до декабря, но если в ближайшее время ситуация не изменится, то в течение осени город "должен будет выйти на какие-то ограничения, связанные с графиком", сказал губернатор Севастополя Михаил Развожаев.

Автор фото, Sergei Malgavko/TASS

В села Симферопольского района воду доставляют водовозами

Закрыть проблему водоснабжения Севастополя, по словам чиновников, смог бы ковшевой водозабор, который они планируют установить на реке Коккозке в Бахчисарайском районе. Паводковые воды из реки с января по март планируют сбрасывать в Чернореченское водохранилище, обеспечивая тем самым дополнительный запас водных ресурсов для города в засушливый период года.

Губернатор Севастополя представил проект водозабора президенту России Владимиру Путину и получил предварительное одобрение. Строительство объекта обойдется российскому бюджету в 3,8 млрд рублей.

Севастопольские власти уже пытались построить на Коккозке водозабор в 2016 году. Тогда это вызвало массовые протесты жителей сел Бельбекской долины, и проект был исключен из федеральной целевой программы развития Крыма и Севастополя, финансируемой из российского бюджета.

Сегодня сельчане снова готовы протестовать, рассказывает жительница Крыма Татьяна Крылова. Несколько лет назад она переехала из Севастополя в поселок Аромат, расположенный на реке Коккозке, а в 2016 году была одним из организаторов протеста жителей против строительства водозабора.

Крылова утверждает, что дебет паводковых вод на Коккозке слишком мал, чтобы решить проблемы водоснабжения полумиллионного города, но его забор из реки способен обезводить сразу несколько сел Бельбекской долины. В этом районе отсутствует центральное водоснабжение, а из-за специфического рельефа невозможно пробурить скважины, поэтому все люди, проживающие в селах, зависят от колодцев, объясняет Крылова.

Читайте также  Дворцы в Крыме

Медовар: катастрофу с водой в Крыму не решат деньги России, думать надо было в 2014-м

Медовар: катастрофу с водой в Крыму не решат деньги России, думать надо было в 2014-м

Проблему нехватки пресной воды в аннексированном Россией Крыму усугубляет череда засушливых лет. У оккупационных властей нет способа компенсировать 1,5 кубокилометра воды, который поставляла Украина через Северо-Крымский канал.

На 50 миллиардов рублей, выделенных из бюджета РФ, можно закупить бутилированную воду, но ни этими деньгами, ни бурением скважин, ни опреснением проблему не решить. Подробнее проблему в эфире телеканала Obozrevatel TV разобрал российский гидрогеолог Юрий Медовар.

По прогнозам, Севастополь через три месяца останется без воды. Как думаете, действительно Новый год будет в Крыму разве что с шампанским?

– Ну а что вы хотите? Конечно! Раз отсутствует основной источник водоснабжения, Северо-Крымский канал. Он давал практически 80% всей воды, которую потреблял Крым.

Теперь его нет. Где их взять, эти 80%? Их нет.

Кроме того, сейчас идет серия засушливых лет в Крыму, поэтому не восполняются запасы воды – как поверхностной, так и подземной. Все работает на пике.

Вполне возможно, что будут пить шампанское. Правда, его тоже надо из чего-то сделать.

Вода там тоже присутствует.

– Конечно. И виноград.

А если серьезно – премьер Мишустин говорит, что 50 миллиардов рублей выделяет Россия для решения проблемы воды в Крыму. За эти деньги можно откуда-то снабдить полуостров водой?

– Вы меня простите, но мне смешно. На 50 миллиардов можно закупить бутилированную и привезти. Можно ее взять с Байкала. Но дело не в деньгах, а в отсутствии воды.

Если нет ее, где же взять?

Можно и 100 миллиардов выделить, набурить кучу скважин, но запасы-то ограничены. Вот есть емкость, допустим, в ней посчитали запасы водоносного горизонта, из которого пьют воду. Туда можно забурить 100 лишних скважин, но воды от этого больше не станет. Просто вы ее раньше выкачаете – вот и все.

Есть балансы, все это прекрасно знают. И когда все это произошло в 2014 году, надо было подумать, что будет с водой, если Украина перекроет канал.

"Можно забурить 100 лишних скважин, но воды от этого больше не станет".

Есть энергетический мост, а какой-то водный мост не перебросить. А если все-таки вернуться к идее опреснения морской воды? За эти 50 миллиардов рублей можно поставить хотя бы одну установку?

– Можно. Конечно, реально можно. Но 1,5 кубокилометра воды, которые давал Северо-Крымский канал, опреснителями вы никогда не обеспечите. Которые, кстати, очень энергоемкие. И у нас они не очень высокого качества.

Это есть в Израиле, он может опреснить воду из Средиземного моря до питьевой кондиции. Но Израиль ноу-хау не продает. Мы так не можем. Нам все равно эту воду надо будет разбавлять пресной.

Но это мизер. Канал давал 300 кубометров в секунду. Представляете, что это такое? Вы думаете, опреснителями можно заменить 1,5 кубокилометра воды?

Мне кажется, в Крыму и в Москве так думают. Я как раз так не считаю, поэтому спрашиваю у вас. Но вопрос остается актуальным: что будут пить жители Крыма в таком случае?

– А вот это надо было спросить у жителей Крыма, которые в 2014 году бежали голосовать за присоединение к России. Вот пускай теперь они сами и думают.

Почему у нас должна быть головная боль за то, что они совершили?

Но есть и другой вариант. Основные потребители воды – это не питьевое водоснабжение. Это сельское хозяйство и промышленность. Они забирают примерно 80% воды. А на питьевую уходит 15%.

20% воды есть в Крыму. Уберите всю промышленность, уберите все сельское хозяйство, и этой воды хватит для водоснабжения. Но тогда не будет ни промышленности, ни сельского хозяйства.

"Идет серия засушливых лет в Крыму, поэтому запасы воды не восполняются".

И напоследок – об еще одной идее. Помните, как в песне – «я тучи разведу руками». А здесь наоборот – нагнать тучи над Крымом, чтобы они круглый год поливали полуостров дождем. Это вообще реально? Хотя бы гипотетически?

– Ну, если гипотетически, то мы с вами уже осваиваем Марс. Давайте скажем, что возможно. Вот Аллегрова споет, руками тучи соберет – и над Крымом будет потоком идти дождь, как в экваториальной Африке.

Проблему водоснабжения Крыма решат израильским методом

Тимур Шерзад

Принято принципиальное решение о том, каким образом будет решена одна из важнейших проблем Крыма, возникшая после воссоединения региона с Россией – водоснабжение. На полуострове появятся новые водохранилища и первые опреснительные установки. Почему выбраны именно такие методы и как это скажется на коммунальных платежах для жителей полуострова?

В Крыму планируется построить новые водохранилища объемом 8 млн и 15 млн кубометров для нужд Алушты и Симферополя, а для Ялты – установку по опреснению морской воды. Об этом сообщил глава республики Сергей Аксенов. Основными потребителями воды на полуострове являются Симферополь и Севастополь.

В Ялте появится именно опреснительная установка, так как в курортной столице полуострова нет дополнительных источников воды. «Будем смотреть, как развивается динамика по Симферополю, что будет с качеством воды под Азовским морем, от этого будут зависеть технические решения, которые будут приняты. Ну и в Ялте опреснительная установка будет, поскольку дополнительных источников воды нет. Сейчас готовится технико-экономическое обоснование», – рассказал Аксенов.

Полуостров столкнулся с проблемой пресной воды после того, как Украина в мае 2014 года перекрыла подачу воды в Крым из Херсонской области по Северо-Крымскому каналу. Канал обеспечивал до 85% потребностей полуострова в воде.

В этом году крымчане столкнулись с нехваткой воды, потому что водохранилища на полуострове обмелели за последние три года из-за засухи. Хорошо, что в июле в Крыму прошли обильные ливни, которые пополнили водохранилища водой. Плюс было пробурено большее количество скважин, чем планировали.

Например, в марте ввели в строй две скважины нового Бештерек-Зуйского водозабора, построенного для снабжения Симферополя. Строительство скважин обошлось в 1,7 млрд рублей. Первые две скважины обеспечат Симферополь 4–5 тыс. кубометров чистой воды в день, что покроет потребности не менее 25 тыс. жителей города. Всего в составе водозабора запустили уже 11 скважин глубиной до 500 м каждая. В целом подача воды в населенные пункты Крыма увеличилась на 30% благодаря новым скважинам. Проблема добычи воды из подземных источников в том, что это вода с высокой долей минерализации, поэтому ее приходится очищать.

Водохранилища в этом плане крайне важны.

«Строить новые водохранилища надо в обязательном порядке. В Крыму всего 26 водохранилищ. Для сравнения: в Израиле 2000 водохранилищ, крупных и малых. Чем больше их будет, тем лучше. Например, в этом году был паводок, наводнение. Почти 80% воды пришлось сбросить в море.

А по логике вещей надо было как можно больше воды аккумулировать в водохранилищах. И пресной воды им хватило бы, наверно, на годы вперед», – говорит академик РАН, научный руководитель Всероссийского научно-исследовательского института гидротехники и мелиорации им. Костякова Борис Кизяев.

По его мнению, водохранилища лишними никогда не будут. Кроме того, можно перенять еще один опыт Израиля. «Там очищают сбрасываемые канализационные воды и закачивают в хранилища. Они повторно используют эту воду, конечно, не для питья, а для технических нужд. Эту воду можно использовать, например, для сельского хозяйства, в частности для полива виноградников и т. д. Техническая вода нужна и для промышленности, и даже для мойки машин, например», – рассказывает Кизяев.

Любопытно, что в Ялте приняли иное решение. Здесь все-таки хотят построить опреснительную установку. Этот вопрос до сих пор был дискуссионным. Во-первых, это дорогое удовольствие как в плане строительства, так и в плане себестоимости производства пресной воды из морской. «В Израиле кубометр опресненной воды стоит примерно полдоллара. В Крыму, наверное, будет в этих же пределах, это усредненный показатель», – говорит Кизяев.

Впрочем, такая дешевая опресненная вода по 0,5 доллара непригодна для питья, уверяет в интервью РИА «Новости» член-корреспондент РАН, научный руководитель Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян. Чтобы эта вода по 0,5 доллара за кубометр стала питьевой, ее надо разбавлять природной питьевой водой в пропорции один к двум. Так делают, например, в Каталонии, где находится два крупных опреснительных завода, говорит эксперт.

Впрочем, цена опресненной воды зависит от используемых технологий. В мире имеются другие технологии опреснения с несколькими ступенями подготовки воды. Ее качество, конечно, будет выше, но и стоить она будет в разы больше – 3–6 долларов за кубометр. Для Крыма такие цены на воду, конечно, являются заоблачными. Скорее всего, здесь будет использоваться более дешевая технология опреснения.

Второй момент заключается в том, что лучше ставить опреснительную установку не на Черном, а на Азовском море. Логика проста: азовская вода менее соленая, поэтому и затраты на ее опреснение будут меньше, и энергии потребуется меньше.

Отсюда вытекает третий минус опреснения воды – извлеченную из морской воды соль надо куда-то девать. Хранить ее на суше нельзя, потому что это вредит природе, например эта соль может испортить подземные воды. Выходом может быть либо специальное захоронение соли, что возможно на пару десятилетий, либо придется топить соль в воде. В любом случае это также дополнительные расходы.

На эту тему

Эксперты не берутся оценить стоимость именно этих проектов, так как многое будет зависеть от используемых технологий. Однако в рамках федеральной целевой программы развития Крыма и Севастополя на 2015–2020 годы было выделено 65 млрд рублей только на создание новой системы водообеспечения. Эта программа была продлена до 2022 года. А в рамках ФЦП до 2024 года на улучшение обеспечением водой планируется потратить 71,5 млрд рублей.

Читайте также  Где покупать вино в Крыму

Высокая себестоимость опреснения, как правило, приводит к удорожанию питьевой воды. Однако это не значит, что для жителей полуострова вырастут счета на воду в коммунальных платежках. «Это совсем не обязательно. Бюджет может компенсировать дополнительные расходы за счет налогов или за счет дотаций, а потом и за счет получаемой прибыли от продажи питьевой воды. Но надо понимать, что ничего бесплатного в мире нет», – говорит Кизяев.

Не надо иллюзий: Крым без воды весь засохнет

Россияне в Крыму подошли к критической «точке невозврата». Максимум через год-два, то есть уже в 2020-2021 годах источников питьевой воды у них практически не останется. В этом уверен Тарас Березовец, украинский политтехнолог, являющийся также преподавателем политического PR в ряде украинских и европейских учебных заведений. В одном из недавних интервью некоему малоформатному (похоже, чисто рекламному) изданию, он высказался о грядущей «вот-вот» в Тавриде гуманитарной катастрофе, вызванной дефицитом пресной воды. Засохните, мол, все там.

Известно, что «водные проблемы» у крымчан начались вскоре после Майдана 2014 года, когда новоявленная киевская власть перекрыла Северо-Крымский канал, несущий влагу из Днепра. О жителях полуострова инициаторы этого перекрытия думали меньше всего, если вообще думали. Главным для них было – «отомстить» Кремлю за потерю знаменитого курорта с его садами, портами и другими важными ресурсами. Но «проклятые москали» быстро сориентировались, пробурив за короткое время 36 новых скважин, обустроив водозаборы.

В «незалежной», однако, не успокоились, продолжают «мутить воду». Тот же Березовец, позиционирующий себя как «независимый эксперт», пугает крымское население «тяжелыми неизлечимыми заболеваниями», вызванными нынешним употреблением воды «ужасного качества» и массовой эвакуацией населения в другие регионы РФ. Впрочем, маловероятной на его взгляд, из-за дороговизны. Ну, или, как вариант, утверждает он, ждите войны за источники пития, которую неминуемо развяжет Россия, если ей не удастся добиться возобновления работы Северо-Крымского канала. Что уже, как он считает, и происходит, имея в виду осенний инцидент с «мирным» прорывом кораблей ВСУ в Керченский пролив и «непропорциональное увеличение ВМФ РФ количества десантных кораблей на Азове».

Можно было бы в принципе и не обращать внимания на эту болтовню «рупора Порошенко», озабоченного некими политическими дивидендами. Если бы не Юрий Медовар, старший научный сотрудник Института водных проблем РАН. В минувший вторник, выступая в эфире крымского радио, он, отвечая на вопрос о реконструкции ещё недавно судьбоносного Северо-Крымского канала, был категоричен: «Не имеет смысла проводить его реконструкцию без подачи воды с материковой части Украины. Он примерно на 80% обеспечивал водой полуостров». И предложил местным властям «договариваться с Украиной», уверяя, что без этого канала «вы не просуществуете».

О данном радиоинтервью корреспонденту «СП» рассказала подруга, живущая в Евпатории. А затем подтвердила знакомая керчанка.

— Мы давно не испытываем проблем с водой. Ни с питьевой, ни с горячей. Уже четвертый год, как отменены графики почасовой дозированной подаче.

«СП»: — А какой был график?

— В украинские времена Крыма довольно жесткий: не чаще двух раз в сутки. Тем, кто работал, приходилось договариваться с соседями, знакомыми. Да, и после возвращения в состав России несколько раз случался форс-мажор. Но это из-за украинских провокаций. Всё быстро и спокойно утрясалось.

Знакомая жительница Керчи к услышанному от Медовара отнеслась насторожено.

— Неужели опять начнется эта «сухая война»? С чего вдруг российский специалист заговорил о необходимости договариваться с хунтой?

«СП»: — У вас в городе, в окрестностях частные перебои с питьевой водой?

— Не очень частые, но случаются… У многих свои машины, в крайнем случае может съездить «на ту сторону», в Краснодарский край, запастись. Слава богу, сейчас, с открытием Крымского моста это несложно.

Узнать у самого Юрия Медовара (заметим, к слову, москвича), на чём основаны его невеселые выводы, к сожалению, не удалось. Он оказался вне досягаемости, как сказали в Институте, «на какой-то профкомовской конференции».

Может быть, в своем резюме Юрий Анатольевич ориентировался на минувшее лето, выдавшееся на нашем черноморском полуострове засушливым? Особенно в степных районах, где из-за этого пришлось сократить посевные площади. Помнится, на Украине по этому поводу долго злорадствовали, ожидая, что местная власть вот-вот пойдет к ним «на поклон».

Не дождались. Только себе навредили, поскольку воде из заблокированного канала некуда стало уходить, и она подтапливать собственные территории. На приграничной стороне весь «самостийный» урожай тогда сгнил…

Так что же сейчас с водой в Крыму? Насколько хватает её для нормальной жизнедеятельности людей, полноценной работы предприятий? И что делается властью, государством для того, чтобы навсегда забыть об этой актуальной на протяжении последних лет проблеме?

Ответить на данные вопросы согласился Борис Вахрушев, профессор Крымского Федерального университета им. Вернадского, доктор географических наук и кандидат геолого-минералогических наук, Заслуженный работник образования Украины и Республики Крым, лауреат премии имени В.И. Вернадского, председатель отделения Русского географического общества в Республике Крым.

«СП»: — Борис Александрович, прочитала фрагмент вашего интервью в местных новостях, где вы критикуете некоторых своих российских коллег, утверждающих, что в недрах Северо-Крымского канала сохранились запасы воды. Значит, правы «доброжелатели», уверяющие, что скоро всё там засохнет, бежать надо из Тавриды?

— Ох, и вы туда же! Мне сегодня с этим вопросом симферопольцы и не только они телефон оборвали… Я говорил в интервью не о том, что на территории Крыма нет источников воды, а об ошибочности поиска её именно в недрах старого канала! Вот там точно ничего не осталось. Хотя в Российской академии наук в этих запасах уверены. Им издалека, видите ли, лучше видно. Нет, все запасы уже отработаны, на них надеяться нечего.

«СП»: — Как я поняла, из госбюджета выделены средства для реализации проектов, разработанных для поисков там воды…

— И немалые! Однако тратить колоссальные суммы денег на «пустышку» не только нерационально, но, по-моему, преступно с учетом нынешней экономической ситуации в стране. На самом деле, то, что в Северо-Крымском канале много лет были грунтовые утечки и поэтому где-то должны сохраниться какие-то огромные запасы воды – это была лишь гипотеза! Я сразу сказал: она ничем не подтверждена.

Да, в недрах земли запасы могли формироваться, но при условии, что канал действующий. А он не один год как перекрыт. И там идут прямо противоположные процессы.

Какие есть реальные на сегодня ресурсы? Во-первых, законсервированные месторождения. Они имеются в степной части Крыма, в районе Тарханкутской возвышенности. Во-вторых, поиск новых месторождений. Например, в Азовском море. Я неоднократно слышал от нефтяников, что когда они бурят скважину, то фиксируют обычно приток воды, чтобы ориентироваться по количеству её откачки. Очень много водоносных пластов! Их в первую очередь надо сейчас исследовать, не тратя драгоценное время и средства на реконструкцию канала.

«СП»: — Недешевое, наверное, будет удовольствие – тянуть из моря трубу по всему Крыму!

— Не дороже Крымского моста! Азов неглубокий, проблем с прокладкой не должно возникнуть. Можно, кстати, также из Дона воду брать.

«СП»: — Вы говорили об этом представителям власти?

— Конечно. Сейчас данные предложения обсуждаются. В правительстве Крыма за ситуацией следят. Одна из первостепенных задач – научить население, а также бизнес относиться рачительно к водным запасам. А не как сейчас, сколько хочу, столько и лью. Собственно, все местное хозяйство требует в этом смысле реорганизации.

«СП»: — Вспоминается недавнее ЧП у вас в Армянске с кислотными выбросами, которые потом связали с технологическими нарушениями на местном титановом заводе

— А на Украине – с российскими военными, якобы тренировавшимися в стрельбе по титановым отходам. Придумают же. Главная причина того происшествия была напрямую связана с допущенным руководством предприятия дефицитом воды в так называемых накопителях. Не буду нагружать вас специальной терминологией, скажу только, что в том конкретном случае привело к проблеме использование устаревших технологий.

«СП»: — Остались в Крыму районы, испытывающие дефицит питьевой воды, как утверждают на Украине?

— Если коротко: те, кто этого жаждет — не дождутся! А всем остальным скажу: нет на сегодня дефицита воды нигде в наших краях. Сделано для этого за последние четыре года очень много, включая переброску водных потоков через специальные каналы в Крымских горах. А то, о чем мы с вами говорили, в частности, трубопровод из Азова – ближайшая перспектива, которая навсегда, я уверен, «закроет» тему.

Мертвому припарки. Попытки спасти Крым от засухи бесполезны

Пересохший Инкерманский карьер под Севастополем

Катастрофический дефицит пресной воды в последние месяцы остается самой острой проблемой для жителей аннексированного Россией Крыма. Нехватка водных ресурсов после перекрытия в 2014 году Северо-Крымского канала усугубилась из-за прошлогодней засухи. Водохранилища опустели, и даже обильные осадки осенью и зимой не смогли выправить ситуацию. Из кранов по-прежнему течет ржавая вода с неприятным запахом. Ее дают строго по графику.

В преддверии курортного сезона в Крыму остается нерешенным самый главный вопрос: где взять воду? Имеющихся запасов не хватает даже для местных жителей, не то что туристов. По данным крымских синоптиков, к началу февраля 2021 года в водохранилищах естественного стока на полуострове оставалось всего лишь 36 миллионов кубометров воды, тогда как годом ранее было 85 миллионов – в 2,5 раза больше.

Читайте также  В какой город лучше поехать в Крыму

Меры, которые принимает российская администрация полуострова, зримых результатов не приносят. Еще в конце прошлого лета в столице Крыма и в Бахчисарайском районе ввели график подачи воды в жилые дома: по три часа утром и вечером. Подобные меры позже распространились и на Большую Ялту, Большую Алушту и Белогорский район. При этом вода, которой обеспечивали крымчан, была малопригодна для использования. Жители Симферополя жаловались на то, что из кранов течет грязная жижа. Ее даже прозвали "крымский квас".

Алексей Ефремов

С тех пор ситуация в лучшую сторону не изменилась. "[С водоснабжением] все так же, без изменений. В кранах воды не больше, но и не меньше. Подача воды по графику – в большинстве районов крымской столицы, народ торопится домой по вечерам, чтобы успеть до девяти помыться, приготовить пищу и т. д. Воду могут отрубить на полчаса, на час раньше, могут чуть продлить – каждый день это лотерея. Качество оставляет желать лучшего: ржавчина, муть и несвежий запах – частые спутники. Удивление и негодование притупляется", – рассказывает общественный активист из Симферополя Алексей Ефремов.

Надежды на то, что ситуацию спасут обильные дожди и снега, прошедшие в Крыму минувшей зимой, оправдались лишь отчасти. Львиную долю осадков получили реки юго-западной части полуострова. Центральный и юго-восточный Крым по-прежнему остаются без влаги. В Гидрометцентре республики сообщили, что за последний месяц крымские водохранилища увеличили запасы на 30 процентов, получив более 12 миллионов кубометров воды. Однако в них все равно сохраняется критически низкий уровень. Хуже всех пришлось Симферопольскому водохранилищу (основному резервуару столицы Крыма), в котором осталось лишь 7 процентов воды. Гидрологи обещают, что примерно через месяц, после того как в горах растает снег, оно получит дополнительный объем, но погоды это не сделает.

Пересохший пруд в селе Залесное Бахчисарайского района

Климатологи предупреждают, что ждать милостей от природы крымчанам не стоит. "Засушливые и влажные периоды у нас повторяются: три-четыре года засушливый период, затем три-четыре года – влажный. Засушливый период в этот раз начался в 2019 году, тогда мы уже недобрали осадков. В 2020 году ситуация усугубилась. Если основывать прогнозы на этой статистике, то 2021 год, к сожалению, тоже будет засушливым, поэтому рассчитывать на большое количество осадков даже в летний период не приходится", – заявил доцент Агротехнологической академии Крымского федерального университета имени В.И. Вернадского Владимир Рябов.

В октябре правительство РФ представило новый четырехлетний план водоснабжения Крыма стоимостью 48 миллиардов рублей. В рамках этой программы уже построили комплекс гидротехнических сооружений на самой полноводной реке Крыма – Бельбеке. Его возведением занимались российские военные. В составе комплекса – водоочистные сооружения, водопроводные насосные станции и ковшовый водозабор для захвата паводковых вод. По словам губернатора Севастополя Михаила Развожаева, все это дополнительно даст городу 50 тысяч кубометров воды в сутки. С 1 марта на объекте идут пусконаладочные работы. В последние месяцы Севастополь также использует воду из Гасфортовского озера, а также из Инкерманского и Кадыковского карьеров, отчего эти водоемы заметно обмелели.

Строительство водозабора на реке Бельбек. Январь 2021 года

Строительство водозабора вызвало негативную реакцию у общественников. "Мы с местными активистами были одними из тех, кто отстаивал реку Коккозку (ранее существовал проект переброса воды из этой реки в Чернореченское водохранилище. – Прим. РС). История продолжается с многострадальной "речкой-Бельбечкой". Как простого жителя полуострова, влюбленного в него, меня просто убивают, обескураживают и вызывают бурю негодования любые масштабные нарушения природного баланса, будь то вырубка деревьев вдоль автотрассы "Таврида", карьеры по всему Крыму или такие вот стройки века", – говорит общественный активист Алексей Ефремов.

Эколог Сергей Маликов, член экспертного совета при комитете Совета федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, отметил, что само по себе строительство паводкового водозабора не нанесет ущерба природному комплексу Крыма:

– Если достать какое-то определенное количество воды из реки, ничего страшного природе не будет. Вода течет, притоки идут, мы забрали какую-то часть, но есть подземные реки, которые снова наполнят русло. Такого не бывает, чтобы мы полностью забрали воду и река высохнет. Конечно, надо следить за рекой по текущему месту забора, чтобы это было безопасно для водной фауны и реликтовых растений. Должен быть проведен правильный анализ территории. И главное, чтобы под шумок дальше где-то не начинали забор [воды].

По словам Маликова, строительство водозаборов на реках и бурение глубоких скважин в настоящее время для Крыма неизбежно: "Вопрос не в деньгах, а в создании полноценной комфортной среды. Вода – ключевой фактор". В то же время "глобально повлиять [на ситуацию с водоснабжением полуострова] забор какого-то количества воды не может – нужна полномасштабная система водообеспечения территории".

Пробурить до воды. Кризис с засухой в Крыму в фотографиях

Крымчане не верят, что меры, предпринимаемые властями полуострова, помогут исправить ситуацию. "Почему не расчищают от ила, не бетонируют дно обмелевших водохранилищ, почему не пользуются моментом, чтобы вода не уходила в будущем? У меня нет ответа. Или надежда на авось, или попросту нет стратегического мышления и системного планирования, живут одним днем и забывают возникающие проблемы. Февральские осадки дали надежду, но она тут же растаяла, как тот же снег. Власти отчитались о притоке живительной влаги в закрома родины, но она почти незаметна невооруженным взглядом. На месте уже бывшего "симферопольского моря" хоть сейчас строй новые жилые кварталы и микрорайоны, что, видимо, скоро и произойдет", – говорит Алексей Ефремов.

Александр Севастьянов

По мнению крымского политолога, кандидата исторических наук Александра Севастьянова, республиканские чиновники делают все, что в их силах, но ситуация уже вышла из-под контроля. "Дело не во власти, а в реальных масштабах катастрофы. С 2014 года серьезных шагов для решения проблемы на местном уровне предпринято не было. Более того, на федеральном уровне проблема не ставилась крымским руководством как краеугольная. Либо коммуникации с центром не хватило, либо была надежда на то, что все решится само, или на то, что федеральный центр поставят перед фактом: проблема есть, мы ничего не можем сделать, надо что-то делать. Именно поэтому прошлогодняя засуха – самая сильная за 200 лет – сделала свое дело. Сегодня решение проблемы уже перенесено на федеральный уровень, потому что на местном уровне справиться с ней невозможно".

Российские чиновники на всех уровнях допустили крупные промахи при урегулировании водной проблемы. "Крымским властям нужно было наиболее полно информировать федеральную власть. Происходило в определенной степени замалчивание или приуменьшение проблемы. И когда она встала в полный рост, не было больше никакой возможности ее решить, кроме как ввести графики отключения воды. Федеральным властям стоило более предметно смотреть на эту проблему, в частности, вести диалог с Украиной. Если сегодня торговля между Киевом и Москвой не заморожена и продолжается, то при соответствующем желании и вопрос воды можно было решить. Это нужно было делать в 2019 году, когда власть в Украине поменялась и был период изучения друг друга. Возможностью не воспользовались, и ситуация зависла. Сейчас возможности диалога между Россией и Украиной по поводу воды практически исчерпаны", – отметил Севастьянов.

Идея вернуться к российско-украинским переговорам по поводу поставок днепровской воды в Крым сегодня выглядит утопической, соглашается эколог Сергей Маликов. В то же время, по его словам, две страны могли бы "вступить в коммерческие отношения как партнеры. Партнеры могут друг друга не любить, но взаимодействовать в рамках принятых условий – это нормально".

По словам эколога, обеспечить Крым водой могли бы "технологии опреснения морской воды, но надо понимать, что эти установки очень дорогие". "Может, проще водопровод построить [с материковой России]. Но надо смотреть откуда, потому что в Ростове и на Кубани тоже свои сложности с водой. Не так остро стоит проблема, как на полуострове, но взять и забрать оттуда миллионы и миллиарды литров воды будет сложно", – считает эксперт.

Молебны о ниспослании влаги. Что происходит с водоснабжением Крыма

Александру Севастьянову вариант с опреснительными станциями также кажется наиболее адекватным: "Когда в 2018 году предпринимались попытки найти подземные источники, вышли крымские ученые и сказали, что воды там нет. Я готов поверить [вице-премьеру РФ Марату] Хуснуллину, что подземные источники нужно еще раз поискать и, возможно, опровергнуть устаревшую информацию. Но с другой стороны, если говорить о подстраховке от повторения засухи, работа с опреснительными сооружениями была бы наиболее перспективной".

По мнению Севастьянова, водный коллапс "не приведет к обострению социальной напряженности в Крыму, потому что крымчане с этим сжились давно":

– В крымских городах до 2014 года было такое, что вода по разным причинам тоже давалась по часам. Бывало, что воды не было по ночам. Поэтому сейчас ничего нового не происходит. Тем более у этой проблемы есть политическое обрамление, есть сформированный средствами массовой информации виновник проблемы – украинское руководство, причем вне зависимости от персоналий. Поэтому водная проблема служит скорее мобилизующим, объединяющим фактором: "Нам тяжело, но мы будем это преодолевать". В то же время для имиджа местных и федеральных властей в предвыборный год решение водной проблемы может стать очень важным фактором электорального успеха или неуспеха.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: