Памятник Томасу Бекету

Томас Беккет

То́мас Бе́кет (англ. Thomas Becket ; в старых русских переводах — Фома́ Бекет или Фома Кентербери́йский; иногда встречается написание фамилии Бе́ккет; 21 декабря 1118, Лондон — 29 декабря 1170, Кентерберийский собор) — одна из ключевых фигур в английской истории XII века, первоначально канцлер Генриха II, затем архиепископ Кентерберийский с 1162 по 1170 год. Вступил в конфликт с Генрихом II и был убит, возможно, по наущению короля на ступенях алтаря Кентерберийского собора. Канонизирован Римской патриархией в 1173 году, с XIX века почитается и Церковью Англии.

Томас Бекет родился в Чипсайде, Лондон, в семье купца Гилберта Бекета и его жены Матильды. Отец Томаса был сыном рыцаря, в молодости стал купцом, приобрёл недвижимость в Лондоне и жил здесь на доходы от аренды. Известна легенда, что мать Томаса была мусульманской принцессой, встретившейся с Гилбертом во время его паломничества в Святую землю, последовавшей за ним в Англию и принявшей там крещение. Установлено, что легенда не имеет под собой оснований и возникла через три века после гибели архиепископа. О влиятельности и богатстве семьи Бекетов можно судить по тому, что Гилберт и Матильда были погребены в соборе святого Павла.

Первоначальное воспитание в рыцарском духе Томас Бекет получил под руководством друга своего отца Ришара де л’Эгль, а начальное образование — в лондонском монастыре Мертон. Затем он изучал гражданское и каноническое право в Парижском и Болонском университетах. По возвращении в Англию в 1142 году Бекет поступил на службу к архиепископу Кентерберийскому Теобальду и вскоре стал одним из его деятельных помощников. В 1148 году Бекет сопровождал Теобальда на собор в Реймсе, в 1152 году он был представителем архиепископа в Риме и добился от папы послания, запрещавшего коронацию сына Стефана Блуаского. В 1154 году Бекет стал архидиаконом Кентербери, а затем по рекомендации Теобальда новый английский король Генрих II назначил Бекета канцлером.

Томас Бекет был канцлером в течение семи лет (1155—1162 годы), за это время он добился значительного политического влияния и поддерживал с Генрихом II дружеские отношения. Бекет был воспитателем наследника престола Генриха Молодого; хронисты зафиксировали слова принца, что канцлер выказывал ему больше отеческой любви за один день, чем родной отец за всю жизнь. В 1158 году Бекет возглавлял посольство в Париж и успешно провёл переговоры о браке своего воспитанника с дочерью Людовика VII. В 1159 году Бекет фактически руководил военным походом на Тулузу, а затем командовал и другими военными операциями. В конфликтах между Генрихом II и Теобальдом Бекет неизменно принимал сторону короля. Так Бекет добился взимания земельного налога с имущества, принадлежавшего Церкви. В среде духовенства Бекет однозначно считался «человеком короля», поэтому только под давлением Генриха II капитул Кентербери после смерти Теобальда избрал Томаса Бекета новым архиепископом Кентерберийским. К моменту своего избрания в архиепископы Бекет не был рукоположен даже в сан священника.

Назначив своего друга и советника на кентерберийскую кафедру, Генрих II надеялся подчинить себе английскую Церковь и лишить её ряда привилегий. Тем не менее, сразу же после своей хиротонии Томас Бекет отказался от поста канцлера и стал проводить политику, совершенно противоположную ожиданиям короля. Архиепископ начал ряд судебных процессов против лиц, незаконно захвативших церковную собственность в период гражданской войны. В октябре 1163 года король на собрании духовенства в Вестминстере объявил о намерении ввести новую подать с церковных земель и передать расследования уголовных преступлений клириков из ведения церковных судов светским судам; Бекет резко выступил против королевских инициатив. Кроме того, Бекет после своего назначения архиепископом изменил образ жизни — если раньше он вёл обычную жизнь придворного, то после принятия сана стал предаваться аскетическим практикам, много молиться, заниматься благотворительностью.

30 января 1164 года на собрании знати и духовенства в Кларендонском дворце Генрих II предъявил присутствующим для подписания так называемые Кларендонские конституции — 16 статей, существенно ограничивавшие привилегии Церкви. Так, 3-я статья обязывала клириков, обвинённых в уголовных преступлениях, предстать и перед светским, и перед духовным судами. 4-я статья запрещала епископам и клирикам покидать Англию без разрешения короля, а в случае получения такого разрешения обязывала их письменно гарантировать монарху, что во время пребывания за границей они не будут наносить ущерб короне. 7-я статья запрещала предавать анафеме или интердикту королевских вассалов и чиновников без разрешения монарха. Статьёй 11-й на епископов, аббатов и клириков, держащих фьефы от короны, налагались все обязанности вассала; 12-я статья передавала королю доходы от вакантных епархий и аббатств, ею же определялось, что замещение вакантных церковных постов может происходить только по согласию короля, а кандидаты обязывались приносить клятву верности монарху [1] .

Присутствовавшие в Кларендоне представители духовенства одобрили конституции, но Бекет, хоть и заявил о своём согласии с их содержанием, отложил их подписание. Папа Александр III отказался признать конституции, так как они противоречили каноническому праву (в частности, за одно и то же преступление клирики должны были быть судимы дважды — светским и духовным судами); вслед за папой Томас Бекет также объявил об отказе от подписания Кларендонских конституций. В ответ 8 октября 1164 года Генрих II на совете в Нортгемптоне обвинил архиепископа в растратах казны в период его канцлерства. Томас Бекет объявил о своей неподсудности королевскому совету и бежал во Францию.

Вопреки требованиям Генриха II французский король Людовик VII с честью принял изгнанного архиепископа Кентерберийского. Большую часть своего изгнания (1164—1170) Бекет провёл в цистерцианском аббатстве Понтиньи, но затем угрозы Генриха II в отношении английских цистерцианцев вынудили Бекета переехать в Санс. Всё это время Бекет находился в центре мировой политики, переписываясь с Людовиком VII, Александром III и с сицилийской королевой Маргаритой Наваррской. Бекет убеждал папу добиться отмены Кларендонских конституций путём применения крайних мер — анафемы и интердикта — против Генриха II. Но Александр III, сам вынужденный бежать из Италии, где ему противостоял император Фридрих Барбаросса и его ставленники — антипапы, не желал ссориться с возможным союзником Генрихом II.

Ситуация изменилась только в июне 1170 года, когда по указанию Генриха II его сын и наследник Генрих Молодой был коронован в Йорке. Церемонию совершили архиепископ Йоркский и епископы Лондона и Солсбери, хотя традиционно английских королей венчали на царство архиепископы Кентербери. Протест Бекета был на этот раз поддержан папой Александром III, угрожавшим Генриху II интердиктом. 22 июля 1170 года Генрих II, находившийся в этот момент в Нормандии, примирился с Бекетом. В качестве знака королевского раскаяния Томас Бекет потребовал от короля опубликовать в Англии папские послания, осуждавшие Кларендонские конституции, и низложить трёх епископов, совершивших йоркскую коронацию. Невзирая на возобновление конфликта, Генрих II позволил Томасу Бекету вернуться в Англию.

В декабре 1170 года Томас Бекет вернулся из изгнания с триумфом: его и лодку, в которой он высадился на берег, восторженные богомольцы несли на руках до Кентербери. Ободрённый такой встречей, Томас Бекет немедленно отлучил от Церкви трёх виновных епископов. Узнав об этом, находившийся в Нормандии Генрих II, согласно распространённой легенде, гневно воскликнул: «Неужели никто не избавит меня от этого мятежного попа?» [2] В хронике Эдварда Грима, современника Бекета, зафиксирован другой вариант: «Каких же ничтожных трусов и предателей я кормил и призрел в моём доме, что они позволяют подлому попу оскорблять их господина?» [3] Четверо рыцарей (Реджинальд Фиц-Урс, Хьюг де Моревиль, Уильям де Траси и Ричард ле Бретон) восприняли слова короля в качестве приказа и немедленно отбыли в Кентербери.

По свидетельствам кентерберийского монаха Гервасия и летописца Эдварда Грима, рыцари накинули плащи на свои доспехи и оставили оружие под сикомором у входа в Кентерберийский собор. Встретив архиепископа, они сообщили ему, что король вызывает его для суда в Винчестер, но Бекет отверг это требование. Рыцари вернулись за оружием и, уже вооружённые, ворвались в собор, где архиепископ должен был возглавлять вечерню. Убийцы настигли Бекета на ступенях, ведущих к алтарю, на котором должна была совершаться вечерня, и нанесли ему четыре удара мечом по голове. Лишь на третьем ударе архиепископ упал со словами: «Я принимаю смерть во имя Господа и отдаю свою душу на суд Божией Церкви». Четвёртый удар мечом раздробил ему голову. После этого убийцы бежали из собора (29 декабря 1170 года) [a] .

Согласно официальной версии английской истории, брак наследницы английского престола Матильды и императора СРИ Генриха V был бесплодным, вследствие чего в Англии наступило время междоусобиц, известное под названием Анархия. По словам современника, летописца Германа Турнейского, императрица всё же родила Генриху одного ребёнка, который якобы умер во младенчестве. Существовала легенда, что этот ребёнок не умер, а был по каким-то причинам отдан на воспитание приёмным родителям и впоследствии стал известен под именем Томаса Бекета, архиепископа Кентерберийского (см. Императрица Мод: некоронованная королева).

Убийство архиепископа у алтаря в его собственном кафедральном соборе потрясло средневековую Европу. Уже 21 февраля 1173 года папа Александр III причислил священномученика к лику святых. Культ святого быстро распространился по Европе: уже в XII веке его изображения появляются на Сицилии (мозаики апсиды собора Монреале) и Кастилии (церковь святого Николая в Сориа [5] . В Англии гробница Томаса Бекета стала местом массового паломничества. Традиционный маршрут паломников начинался в Саутуарке (здесь 23 декабря 1170 года последний раз проповедовал архиепископ перед отправлением в Кентербери) и продолжался до Кентербери. Масштаб паломничества был таким, что вызвал к жизни Лондонский мост (по нему паломники проходили в начале путешествия и при его завершении), отстроенный сначала в дереве, а затем в камне. Именно в паломничество к гробнице Томаса Бекета направлялись герои «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера — первого литературного произведения на английском языке.

12 июля 1174 года к гробнице Томаса Бекета приходил с покаянием босой Генрих II Плантагенет. 7 июля 1220 года мощи святого, хранившиеся в крипте собора, были перенесены в роскошную раку в капелле Святой Троицы Кентерберийского собора.

Сообщения о чудесах, происходивших у мощей Томаса Бекета, появились сразу после его мученической кончины. Помимо этих чудес, Бекет известен своим внутренним перерождением: из разгульного весельчака — королевского приятеля и собутыльника он после рукоположения превратился в строгого аскета. После его кончины на его теле была найдена втайне носимая им власяница. Житие святого Томаса Бекета было включено в Золотую легенду.

Коллекта праздника святого Фомы Бекета 29 декабря:

Боже, ты даровал святому мученику Фоме Бекету такое величие души, что он отдал жизнь свою за правду; помоги и нам по его ходатайству полагать на земле жизнь нашу за Христа, чтобы обрести её на небесах. Просим Тебя через Господа нашего Иисуса Христа, Твоего Сына, который с Тобою живёт и царствует в единстве Святого Духа, Бог, во веки веков

В ходе английской Реформации в 1538 году по приказу Генриха VIII гробница Томаса Бекета была вскрыта; принесённые в дар святому и украшавшие её ценности были конфискованы; один из бриллиантов был помещён в королевский скипетр. В том же году был издан официальный запрет именовать Бекета святым, из церквей были изъяты его изображения, а из богослужебных книг — все упоминания о нём. Утверждается также, что Томаса Бекета по приказу Генриха VIII судили посмертно по обвинению в государственной измене и обманном присвоении себе титула святого.

Невзирая на официальное преследование Генрихом VIII, почитание святого сохранилось в народном благочестии, были сохранены многие его изображения и рукописи. Считается, что мощи святого были сожжены, а прах развеян по ветру, но официального подтверждения этому нет. Поэтому иногда утверждается, что мощи были тайно перезахоронены. В 1888 году в крипте Кентерберийского собора недалеко от первоначального места погребения Томаса Бекета были найдены останки, возможно, являющиеся спасёнными мощами святого.

Томас Беккет

То́мас Бе́кет (англ.  Thomas Becket ; в старых русских переводах — Фома́ Бекет или Фома Кентербери́йский; иногда встречается написание фамилии Бе́ккет; 21 декабря 1118, Лондон — 29 декабря 1170, Кентерберийский собор) — одна из ключевых фигур в английской истории XII века, первоначально канцлер Генриха II, затем архиепископ Кентерберийский с 1162 по 1170 год. Вступил в конфликт с Генрихом II и был убит, возможно, по наущению короля на ступенях алтаря Кентерберийского собора. Канонизирован Римской патриархией в 1173 году, с XIX века почитается и Церковью Англии.

Содержание

Ранние годы

Томас Бекет родился в Чипсайде, Лондон, в семье купца Гилберта Бекета и его жены Матильды. Отец Томаса был сыном рыцаря, в молодости стал купцом, приобрёл недвижимость в Лондоне и жил здесь на доходы от аренды. Известна легенда, что мать Томаса была мусульманской принцессой, встретившейся с Гилбертом во время его паломничества в Святую землю, последовавшей за ним в Англию и принявшей там крещение. Установлено, что легенда не имеет под собой оснований и возникла через три века после гибели архиепископа. О влиятельности и богатстве семьи Бекетов можно судить по тому, что Гилберт и Матильда были погребены в соборе святого Павла.

Первоначальное воспитание в рыцарском духе Томас Бекет получил под руководством друга своего отца Ришара де л’Эгль, а начальное образование — в лондонском монастыре Мертон. Затем он изучал гражданское и каноническое право в Парижском и Болонском университетах. По возвращении в Англию в 1142 году Бекет поступил на службу к архиепископу Кентерберийскому Теобальду и вскоре стал одним из его деятельных помощников. В 1148 году Бекет сопровождал Теобальда на собор в Реймсе, в 1152 году он был представителем архиепископа в Риме и добился от папы послания, запрещавшего коронацию сына Стефана Блуаского. В 1154 году Бекет стал архидиаконом Кентербери, а затем по рекомендации Теобальда новый английский король Генрих II назначил Бекета канцлером.

Читайте также  Памятники в Минске

Канцлер Генриха II. Избрание архиепископом

Томас Бекет был канцлером в течение семи лет (1155—1162 годы), за это время он добился значительного политического влияния и поддерживал с Генрихом II дружеские отношения. Бекет был воспитателем наследника престола Генриха Молодого; хронисты зафиксировали слова принца, что канцлер выказывал ему больше отеческой любви за один день, чем родной отец за всю жизнь. В 1158 году Бекет возглавлял посольство в Париж и успешно провёл переговоры о браке своего воспитанника с дочерью Людовика VII. В 1159 году Бекет фактически руководил военным походом на Тулузу, а затем командовал и другими военными операциями. В конфликтах между Генрихом II и Теобальдом Бекет неизменно принимал сторону короля. Так Бекет добился взимания земельного налога с имущества, принадлежавшего Церкви. В среде духовенства Бекет однозначно считался «человеком короля», поэтому только под давлением Генриха II капитул Кентербери после смерти Теобальда избрал Томаса Бекета новым архиепископом Кентерберийским. К моменту своего избрания в архиепископы Бекет не был рукоположен даже в сан священника.

Конфликт с королём и изгнание

Назначив своего друга и советника на кентерберийскую кафедру, Генрих II надеялся подчинить себе английскую Церковь и лишить её ряда привилегий. Тем не менее, сразу же после своей хиротонии Томас Бекет отказался от поста канцлера и стал проводить политику, совершенно противоположную ожиданиям короля. Архиепископ начал ряд судебных процессов против лиц, незаконно захвативших церковную собственность в период гражданской войны. В октябре 1163 года король на собрании духовенства в Вестминстере объявил о намерении ввести новую подать с церковных земель и передать расследования уголовных преступлений клириков из ведения церковных судов светским судам; Бекет резко выступил против королевских инициатив. Кроме того, Бекет после своего назначения архиепископом изменил образ жизни — если раньше он вёл обычную жизнь придворного, то после принятия сана стал предаваться аскетическим практикам, много молиться, заниматься благотворительностью.

30 января 1164 года на собрании знати и духовенства в Кларендонском дворце Генрих II предъявил присутствующим для подписания так называемые Кларендонские конституции — 16 статей, существенно ограничивавшие привилегии Церкви. Так, 3-я статья обязывала клириков, обвинённых в уголовных преступлениях, предстать и перед светским, и перед духовным судами. 4-я статья запрещала епископам и клирикам покидать Англию без разрешения короля, а в случае получения такого разрешения обязывала их письменно гарантировать монарху, что во время пребывания за границей они не будут наносить ущерб короне. 7-я статья запрещала предавать анафеме или интердикту королевских вассалов и чиновников без разрешения монарха. Статьёй 11-й на епископов, аббатов и клириков, держащих фьефы от короны, налагались все обязанности вассала; 12-я статья передавала королю доходы от вакантных епархий и аббатств, ею же определялось, что замещение вакантных церковных постов может происходить только по согласию короля, а кандидаты обязывались приносить клятву верности монарху [1] .

Присутствовавшие в Кларендоне представители духовенства одобрили конституции, но Бекет, хоть и заявил о своём согласии с их содержанием, отложил их подписание. Папа Александр III отказался признать конституции, так как они противоречили каноническому праву (в частности, за одно и то же преступление клирики должны были быть судимы дважды — светским и духовным судами); вслед за папой Томас Бекет также объявил об отказе от подписания Кларендонских конституций. В ответ 8 октября 1164 года Генрих II на совете в Нортгемптоне обвинил архиепископа в растратах казны в период его канцлерства. Томас Бекет объявил о своей неподсудности королевскому совету и бежал во Францию.

Возвращение в Англию и мученическая смерть

Вопреки требованиям Генриха II французский король Людовик VII с честью принял изгнанного архиепископа Кентерберийского. Большую часть своего изгнания (1164—1170) Бекет провёл в цистерцианском аббатстве Понтиньи, но затем угрозы Генриха II в отношении английских цистерцианцев вынудили Бекета переехать в Санс. Всё это время Бекет находился в центре мировой политики, переписываясь с Людовиком VII, Александром III и с сицилийской королевой Маргаритой Наваррской. Бекет убеждал папу добиться отмены Кларендонских конституций путём применения крайних мер — анафемы и интердикта — против Генриха II. Но Александр III, сам вынужденный бежать из Италии, где ему противостоял император Фридрих Барбаросса и его ставленники — антипапы, не желал ссориться с возможным союзником Генрихом II.

Ситуация изменилась только в июне 1170 года, когда по указанию Генриха II его сын и наследник Генрих Молодой был коронован в Йорке. Церемонию совершили архиепископ Йоркский и епископы Лондона и Солсбери, хотя традиционно английских королей венчали на царство архиепископы Кентербери. Протест Бекета был на этот раз поддержан папой Александром III, угрожавшим Генриху II интердиктом. 22 июля 1170 года Генрих II, находившийся в этот момент в Нормандии, примирился с Бекетом. В качестве знака королевского раскаяния Томас Бекет потребовал от короля опубликовать в Англии папские послания, осуждавшие Кларендонские конституции, и низложить трёх епископов, совершивших йоркскую коронацию. Невзирая на возобновление конфликта, Генрих II позволил Томасу Бекету вернуться в Англию.

В декабре 1170 года Томас Бекет вернулся из изгнания с триумфом: его и лодку, в которой он высадился на берег, восторженные богомольцы несли на руках до Кентербери. Ободрённый такой встречей, Томас Бекет немедленно отлучил от Церкви трёх виновных епископов. Узнав об этом, находившийся в Нормандии Генрих II, согласно распространённой легенде, гневно воскликнул: «Неужели никто не избавит меня от этого мятежного попа?» [2] В хронике Эдварда Грима, современника Бекета, зафиксирован другой вариант: «Каких же ничтожных трусов и предателей я кормил и призрел в моём доме, что они позволяют подлому попу оскорблять их господина?» [3] Четверо рыцарей (Реджинальд Фиц-Урс, Хьюг де Моревиль, Уильям де Траси и Ричард ле Бретон) восприняли слова короля в качестве приказа и немедленно отбыли в Кентербери.

По свидетельствам кентерберийского монаха Гервасия и летописца Эдварда Грима, рыцари накинули плащи на свои доспехи и оставили оружие под сикомором у входа в Кентерберийский собор. Встретив архиепископа, они сообщили ему, что король вызывает его для суда в Винчестер, но Бекет отверг это требование. Рыцари вернулись за оружием и, уже вооружённые, ворвались в собор, где архиепископ должен был возглавлять вечерню. Убийцы настигли Бекета на ступенях, ведущих к алтарю, на котором должна была совершаться вечерня, и нанесли ему четыре удара мечом по голове. Лишь на третьем ударе архиепископ упал со словами: «Я принимаю смерть во имя Господа и отдаю свою душу на суд Божией Церкви». Четвёртый удар мечом раздробил ему голову. После этого убийцы бежали из собора (29 декабря 1170 года) [a] .

Альтернативная версия происхождения

Согласно официальной версии английской истории, брак наследницы английского престола Матильды и императора СРИ Генриха V был бесплодным, вследствие чего в Англии наступило время междоусобиц, известное под названием Анархия. По словам современника, летописца Германа Турнейского, императрица всё же родила Генриху одного ребёнка, который якобы умер во младенчестве. Существовала легенда, что этот ребёнок не умер, а был по каким-то причинам отдан на воспитание приёмным родителям и впоследствии стал известен под именем Томаса Бекета, архиепископа Кентерберийского (см. Императрица Мод: некоронованная королева).

Прославление в лике святых

Убийство архиепископа у алтаря в его собственном кафедральном соборе потрясло средневековую Европу. Уже 21 февраля 1173 года папа Александр III причислил священномученика к лику святых. Культ святого быстро распространился по Европе: уже в XII веке его изображения появляются на Сицилии (мозаики апсиды собора Монреале) и Кастилии (церковь святого Николая в Сориа [5] . В Англии гробница Томаса Бекета стала местом массового паломничества. Традиционный маршрут паломников начинался в Саутуарке (здесь 23 декабря 1170 года последний раз проповедовал архиепископ перед отправлением в Кентербери) и продолжался до Кентербери. Масштаб паломничества был таким, что вызвал к жизни Лондонский мост (по нему паломники проходили в начале путешествия и при его завершении), отстроенный сначала в дереве, а затем в камне. Именно в паломничество к гробнице Томаса Бекета направлялись герои «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера — первого литературного произведения на английском языке.

12 июля 1174 года к гробнице Томаса Бекета приходил с покаянием босой Генрих II Плантагенет. 7 июля 1220 года мощи святого, хранившиеся в крипте собора, были перенесены в роскошную раку в капелле Святой Троицы Кентерберийского собора.

Сообщения о чудесах, происходивших у мощей Томаса Бекета, появились сразу после его мученической кончины. Помимо этих чудес, Бекет известен своим внутренним перерождением: из разгульного весельчака — королевского приятеля и собутыльника он после рукоположения превратился в строгого аскета. После его кончины на его теле была найдена втайне носимая им власяница. Житие святого Томаса Бекета было включено в Золотую легенду.

Коллекта праздника святого Фомы Бекета 29 декабря:

Боже, ты даровал святому мученику Фоме Бекету такое величие души, что он отдал жизнь свою за правду; помоги и нам по его ходатайству полагать на земле жизнь нашу за Христа, чтобы обрести её на небесах. Просим Тебя через Господа нашего Иисуса Христа, Твоего Сына, который с Тобою живёт и царствует в единстве Святого Духа, Бог, во веки веков

Генрих VIII и Томас Бекет

В ходе английской Реформации в 1538 году по приказу Генриха VIII гробница Томаса Бекета была вскрыта; принесённые в дар святому и украшавшие её ценности были конфискованы; один из бриллиантов был помещён в королевский скипетр. В том же году был издан официальный запрет именовать Бекета святым, из церквей были изъяты его изображения, а из богослужебных книг — все упоминания о нём. Утверждается также, что Томаса Бекета по приказу Генриха VIII судили посмертно по обвинению в государственной измене и обманном присвоении себе титула святого.

Невзирая на официальное преследование Генрихом VIII, почитание святого сохранилось в народном благочестии, были сохранены многие его изображения и рукописи. Считается, что мощи святого были сожжены, а прах развеян по ветру, но официального подтверждения этому нет. Поэтому иногда утверждается, что мощи были тайно перезахоронены. В 1888 году в крипте Кентерберийского собора недалеко от первоначального места погребения Томаса Бекета были найдены останки, возможно, являющиеся спасёнными мощами святого.

Бекет, Томас

Томас Бекет (англ. Thomas Becket; в старых русских переводах — Фома Бекет или Фома Кентерберийский; иногда встречается написание фамилии Беккет; 21 декабря 1118, Лондон — 29 декабря 1170, Кентерберийский собор) — одна из ключевых фигур в английской истории XII века, первоначально канцлер Генриха II, затем архиепископ Кентерберийский с 1162 по 1170 год. Вступил в конфликт с Генрихом II и был убит, возможно, по наущению короля на ступенях алтаря Кентерберийского собора. Канонизирован Католической церковью в 1173 году, с XIX века почитается и Церковью Англии.

Ранние годы

Томас Бекет родился в Чипсайде, Лондон, в семье купца Гилберта Бекета и его жены Матильды. Отец Томаса был сыном рыцаря, в молодости стал купцом, приобрёл недвижимость в Лондоне и жил здесь на доходы от аренды. Известна легенда, что мать Томаса была мусульманской принцессой, встретившейся с Гилбертом во время его паломничества в Святую землю, последовавшей за ним в Англию и принявшей там крещение. Установлено, что легенда не имеет под собой оснований и возникла через три века после гибели архиепископа. О влиятельности и богатстве семьи Бекетов можно судить по тому, что Гилберт и Матильда были погребены в соборе святого Павла.

Первоначальное воспитание в рыцарском духе Томас Бекет получил под руководством друга своего отца Ришара де л’Эгль, а начальное образование — в лондонском монастыре Мертон. Затем он изучал гражданское и каноническое право в Парижском и Болонском университетах. По возвращении в Англию в 1142 году Бекет поступил на службу к архиепископу Кентерберийскому Теобальду и вскоре стал одним из его деятельных помощников. В 1148 году Бекет сопровождал Теобальда на собор в Реймсе, в 1152 году он был представителем архиепископа в Риме и добился от папы послания, запрещавшего коронацию сына Стефана Блуаского. В 1154 году Бекет стал архидиаконом Кентербери, а затем по рекомендации Теобальда новый английский король Генрих II назначил Бекета канцлером.

Канцлер Генриха II. Избрание архиепископом

Томас Бекет был канцлером в течение семи лет (1155—1162 годы), за это время он добился значительного политического влияния и поддерживал с Генрихом II дружеские отношения. Бекет был воспитателем наследника престола Генриха Молодого; хронисты зафиксировали слова принца, что канцлер выказывал ему больше отеческой любви за один день, чем родной отец за всю жизнь. В 1158 году Бекет возглавлял посольство в Париж и успешно провёл переговоры о браке своего воспитанника с дочерью Людовика VII. В 1159 году Бекет фактически руководил военным походом на Тулузу, а затем командовал и другими военными операциями. В конфликтах между Генрихом II и Теобальдом Бекет неизменно принимал сторону короля. Так Бекет добился взимания земельного налога с имущества, принадлежавшего Церкви. В среде духовенства Бекет однозначно считался «человеком короля», поэтому только под давлением Генриха II капитул Кентербери после смерти Теобальда избрал Томаса Бекета новым архиепископом Кентерберийским. К моменту своего избрания в архиепископы Бекет не был рукоположен даже в сан священника.

Конфликт с королём и изгнание

Назначив своего друга и советника на кентерберийскую кафедру, Генрих II надеялся подчинить себе английскую Церковь и лишить её ряда привилегий. Тем не менее, сразу же после своей хиротонии Томас Бекет отказался от поста канцлера и стал проводить политику, совершенно противоположную ожиданиям короля. Архиепископ начал ряд судебных процессов против лиц, незаконно захвативших церковную собственность в период гражданской войны. В октябре 1163 года король на собрании духовенства в Вестминстере объявил о намерении ввести новую подать с церковных земель и передать расследования уголовных преступлений клириков из ведения церковных судов светским судам; Бекет резко выступил против королевских инициатив. Кроме того, Бекет после своего назначения архиепископом изменил образ жизни — если раньше он вёл обычную жизнь придворного, то после принятия сана стал предаваться аскетическим практикам, много молиться, заниматься благотворительностью.

Читайте также  Памятники в Ноябрьске

30 января 1164 года на собрании знати и духовенства в Кларендонском дворце Генрих II предъявил присутствующим для подписания так называемые Кларендонские конституции — 16 статей, существенно ограничивавшие привилегии Церкви. Так, 3-я статья обязывала клириков, обвинённых в уголовных преступлениях, предстать и перед светским, и перед духовным судами. 4-я статья запрещала епископам и клирикам покидать Англию без разрешения короля, а в случае получения такого разрешения обязывала их письменно гарантировать монарху, что во время пребывания за границей они не будут наносить ущерб короне. 7-я статья запрещала предавать анафеме или интердикту королевских вассалов и чиновников без разрешения монарха. Статьёй 11-й на епископов, аббатов и клириков, держащих фьефы от короны, налагались все обязанности вассала; 12-я статья передавала королю доходы от вакантных епархий и аббатств, ею же определялось, что замещение вакантных церковных постов может происходить только по согласию короля, а кандидаты обязывались приносить клятву верности монарху.

Присутствовавшие в Кларендоне представители духовенства одобрили конституции, но Бекет, хоть и заявил о своём согласии с их содержанием, отложил их подписание. Папа Александр III отказался признать конституции, так как они противоречили каноническому праву (в частности, за одно и то же преступление клирики должны были быть судимы дважды — светским и духовным судами); вслед за папой Томас Бекет также объявил об отказе от подписания Кларендонских конституций. В ответ 8 октября 1164 года Генрих II на совете в Нортгемптоне обвинил архиепископа в растратах казны в период его канцлерства. Томас Бекет объявил о своей неподсудности королевскому совету и бежал во Францию.

Возвращение в Англию и мученическая смерть

Вопреки требованиям Генриха II французский король Людовик VII с честью принял изгнанного архиепископа Кентерберийского. Большую часть своего изгнания (1164—1170) Бекет провёл в цистерцианском аббатстве Понтиньи, но затем угрозы Генриха II в отношении английских цистерцианцев вынудили Бекета переехать в Санс. Всё это время Бекет находился в центре мировой политики, переписываясь с Людовиком VII, Александром III и с сицилийской королевой Маргаритой Наваррской. Бекет убеждал папу добиться отмены Кларендонских конституций путём применения крайних мер — анафемы и интердикта — против Генриха II. Но Александр III, сам вынужденный бежать из Италии, где ему противостоял император Фридрих Барбаросса и его ставленники — антипапы, не желал ссориться с возможным союзником Генрихом II.

Ситуация изменилась только в июне 1170 года, когда по указанию Генриха II его сын и наследник Генрих Молодой был коронован в Йорке. Церемонию совершили архиепископ Йоркский и епископы Лондона и Солсбери, хотя традиционно английских королей венчали на царство архиепископы Кентербери. Протест Бекета был на этот раз поддержан папой Александром III, угрожавшим Генриху II интердиктом. 22 июля 1170 года Генрих II, находившийся в этот момент в Нормандии, примирился с Бекетом. В качестве знака королевского раскаяния Томас Бекет потребовал от короля опубликовать в Англии папские послания, осуждавшие Кларендонские конституции, и низложить трёх епископов, совершивших йоркскую коронацию. Невзирая на возобновление конфликта, Генрих II позволил Томасу Бекету вернуться в Англию.

В декабре 1170 года Томас Бекет вернулся из изгнания с триумфом: его и лодку, в которой он высадился на берег, восторженные богомольцы несли на руках до Кентербери. Ободрённый такой встречей, Томас Бекет немедленно отлучил от Церкви трёх виновных епископов. Узнав об этом, находившийся в Нормандии Генрих II, согласно распространённой легенде, гневно воскликнул: «Неужели никто не избавит меня от этого мятежного попа?» В хронике Эдварда Грима, современника Бекета, зафиксирован другой вариант: «Каких же ничтожных трусов и предателей я кормил и призрел в моём доме, что они позволяют подлому попу оскорблять их господина?» Четверо рыцарей (Реджинальд Фитц-Урс, Хьюг де Моревиль, Уильям де Траси и Ричард ле Бретон) восприняли слова короля в качестве приказа и немедленно отбыли в Кентербери.

По свидетельствам кентерберийского монаха Гервасия и летописца Эдварда Грима, рыцари накинули плащи на свои доспехи и оставили оружие под сикомором у входа в Кентерберийский собор. Встретив архиепископа, они сообщили ему, что король вызывает его для суда в Винчестер, но Бекет отверг это требование. Рыцари вернулись за оружием и, уже вооружённые, ворвались в собор, где архиепископ должен был возглавлять вечерню. Убийцы настигли Бекета на ступенях, ведущих к алтарю, на котором должна была совершаться вечерня, и нанесли ему четыре удара мечом по голове. Лишь на третьем ударе архиепископ упал со словами: «Я принимаю смерть во имя Господа и отдаю свою душу на суд Божией Церкви». Четвёртый удар мечом раздробил ему голову. После этого убийцы бежали из собора (29 декабря 1170 года).

Альтернативная версия происхождения

Согласно официальной версии английской истории, брак наследницы английского престола Матильды и императора СРИ Генриха V был бесплодным, вследствие чего в Англии наступило время междоусобиц, известное под названием Анархия. По словам современника, летописца Германа Турнейского, императрица всё же родила Генриху одного ребёнка, который якобы умер во младенчестве. Существовала легенда, что этот ребёнок не умер, а был по каким-то причинам отдан на воспитание приёмным родителям и впоследствии стал известен под именем Томаса Бекета, архиепископа Кентерберийского (см. Императрица Мод: некоронованная королева).

Прославление в лике святых

Убийство архиепископа у алтаря в его собственном кафедральном соборе потрясло средневековую Европу. Уже 21 февраля 1173 года папа Александр III причислил священномученика к лику святых. Культ святого быстро распространился по Европе: уже в XII веке его изображения появляются на Сицилии (мозаики апсиды собора Монреале) и Кастилии (церковь святого Николая в Сориа. В Англии гробница Томаса Бекета стала местом массового паломничества. Традиционный маршрут паломников начинался в Саутуарке (здесь 23 декабря 1170 года последний раз проповедовал архиепископ перед отправлением в Кентербери) и продолжался до Кентербери. Масштаб паломничества был таким, что вызвал к жизни Лондонский мост (по нему паломники проходили в начале путешествия и при его завершении), отстроенный сначала в дереве, а затем в камне. Именно в паломничество к гробнице Томаса Бекета направлялись герои «Кентерберийских рассказов» Джеффри Чосера — первого литературного произведения на английском языке.

12 июля 1174 года к гробнице Томаса Бекета приходил с покаянием босой Генрих II Плантагенет. 7 июля 1220 года мощи святого, хранившиеся в крипте собора, были перенесены в роскошную раку в капелле Святой Троицы Кентерберийского собора.

Сообщения о чудесах, происходивших у мощей Томаса Бекета, появились сразу после его мученической кончины. Помимо этих чудес, Бекет известен своим внутренним перерождением: из разгульного весельчака — королевского приятеля и собутыльника он после рукоположения превратился в строгого аскета. После его кончины на его теле была найдена втайне носимая им власяница. Житие святого Томаса Бекета было включено в Золотую легенду.

Коллекта праздника святого Фомы Бекета 29 декабря:

Генрих VIII и Томас Бекет

В ходе английской Реформации в 1538 году по приказу Генриха VIII гробница Томаса Бекета была вскрыта; принесённые в дар святому и украшавшие её ценности были конфискованы; один из бриллиантов был помещён в королевский скипетр. В том же году был издан официальный запрет именовать Бекета святым, из церквей были изъяты его изображения, а из богослужебных книг — все упоминания о нём. Утверждается также, что Томаса Бекета по приказу Генриха VIII судили посмертно по обвинению в государственной измене и обманном присвоении себе титула святого.

Невзирая на официальное преследование Генрихом VIII, почитание святого сохранилось в народном благочестии, были сохранены многие его изображения и рукописи. Считается, что мощи святого были сожжены, а прах развеян по ветру, но официального подтверждения этому нет. Поэтому иногда утверждается, что мощи были тайно перезахоронены. В 1888 году в крипте Кентерберийского собора недалеко от первоначального места погребения Томаса Бекета были найдены останки, возможно, являющиеся спасёнными мощами святого.

Памятник Томасу Бекету

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

Тимур Василенко [entries|archive|friends|userinfo]
[ Tags | Кино, Книги 6, Музыка, Театр ]

Книги пятьсот пятьдесят седьмая и пятьсот пятьдесят восьмая

Сначала немного истории: в Англии в XII веке был король Генрих II (внук Вильгельма-завоевателя, собственно Англию-то и завоевавшего) и был у него друг-приятель Томас Бекет. Умный мужик был, с хорошим образованием (, король его даже канцлером назначил. То есть начальником канцелярии — грамотный, по-латыни умеет, надо же кому-то писцами руководить (их целых два в его подчинении было). Тот и руководил — переписка с другими державами, государственные дела; канцелярия разрослась — писцов уже пятьдесят два (и где в Англии столько их нашли?), ну а канцлер теперь уже то, что мы под этим словом понимаем — первый министр. Заодно и воспитатель королевских сыновей.

У короля тогда противостояние с церковью было — слишком уж много им привилегий пожаловал Вильгельм-завоеватель. Тогда имело смысл, а теперь мешает укреплению королевской власти; ну и деньги на войны нужны, а церковь налогов не платит. Канцлер здорово помог королю, поприжал церковь.

А тут случилось — архиепископ Кентерберийский умер; т.е. глава всей английской церкви. Томас Бекет до службы у короля как раз у него был, тот даже отправил его в Италию, где Бекет прослушал курсы риторики и канонического права в Болонском университете. В общем, со знанием дела против церкви за власть короля боролся. Да, архиепископ тогда даже назначил Томаса Бекета архидьяконом в Кентербери.

И вот пришла королю такая мысль: сделать Бекета архиепископом Кентерберийским. Расчет был простой: посадить своего человека руководить английской церковью. Король сказал — король делал: заставил-таки избрать Томаса Бекета архиепископом.

И вот тут случилось неожиданное: Бекет, весь такой богатый и изящный, раздал свое имущество бедным, облачился в простую рясу и стал вести праведную жизнь. Но что совсем уж неприятно поразило короля — он стал служить Богу. Королевский расчет с треском провалился, даже вдвойне — он не просто лишился своего самого образованного и умного советника, так теперь Бекет отстаивал позицию церкви, т.е. король усилил своего противника. Было отчего возненавидеть бывшего лучшего друга.

Вот это радикальное обращение некоторые историки приводят как пример ментальности средневекового человека — абсолютная верность сюзерену, а уж если сменил сюзерена, тем более на небесного, то такая же абсолютная верность, как была раньше королю. Не знаю, по-моему и для того времени история исключительная.

В общем, закончилось все так: король обвинил Бекета, тот бежал во Францию, дошел до Ватикана. Почти семь лет был архиепископом в изгнании. Потом все же король разрешил ему вернуться; по возвращении вот примерно в эту пору, в конце декабря, четыре королевских барона ворвались в Кентерберийский собор во время службы и зарубили архиепископа Томаса Бекета. Через несколько лет Томас Бекет был канонизирован как святой.

В Англии эту историю знают все — ее проходят в школе. История знатная, так что не удивительно, что она вдохновила разных людей на творчество. Вот о плодах этого творчества и поговорим.

Пьеса Ануя и фильм по ней

Начнем с французской пьесы:
Жан Ануй «Бекет, или Честь Господня» (Jean Anouilh «Becket», 1959)
М: Аст, 2011 г., с.149-317
http://www.theatre-library.ru/files/a/anuy/anuy_322.html (это другой перевод)

Пьеса рассказывает историю от начала до конца — от дружбы короля Генриха II Плантагенета и Томаса Бекета, мы видим, как король назначает его канцлером; заканчивается все покаянием короля в Кентерберийском соборе, когда его бичуют саксонские монахи (исторический факт). В пьесе Бекет предстает перед нами единственным саксом в окружении норманнского дворянства (напомню: коренное население Англии саксы, их завоевали норманны (теперь это французы). Собственно, его внутренняя позиция раздвоена — он, сакс, лучший друг и сподвижник норманнского короля. Он разрывается между верностью своему королю и сочувствием своему народу. Этот внутренний конфликт преследует его неотступно.

Когда король говорит, что сделает его архиепископом Кентерберийским, Томас Бекет произносит: «Не делайте этого, ведь я не смогу быть вашим другом». По тексту пьесы непонятно, слышал ли эту фразу король; быть может, просто не обратил внимания. А зря — несколько позже король скажет:

Искренность — такой же расчет, как и любой другой, ваше святейшество. Достаточно проникнуться пониманием этого, и искренность перестанет стеснять. В иных очень сложных переговорах, когда дело не движется с мертвой точки и хитрость уже не помогает, мне и самому случается пускать в ход искренность. Противник в этом случае, как правило, попадает в расставленные сети: воображает, что я невероятно тонко веду игру, идет по ложному следу и угождает в ловушку. Хуже, когда противник одновременно с вами прибегает к искренности. В этом случае игра необыкновенно запутывается.

Он ведет тонкую игру. Но на нашей стороне огромная сила, ваше святейшество, она состоит в том, что мы не знаем точно, чего хотим. А полная неопределенность намерений порождает поразительную свободу действий.

Пьеса о Томасе Бекете и, во вторую очередь, о короле Генрихе II. Зачем-то Ануй изобразил Генриха трусоватым (Ануй вообще склонен королей так изображать, вот и в «Жаворонке», пьесе о Жанне д’Арк, французский дофин тоже трусоват) — это во-многом разрушает эффект, сводя содержание пьесы к конфликту сильного достойного человека со слабым истериком, облеченным властью.

Зато этого недостатка лишен фильм «Бекет / Becket» от 1964 года, поставленный театральным режиссером Питером Гленвиллом. Фильм в основном следует пьесе, но с некоторыми изменениями: во-первых, тут король никак не трус, тут мы видим действительно короля, которому подчиняются потому что его первенство, и в первую очередь первенство характера, неоспоримо; такой король мог править Англией и прижать к ногтю весь этот сброд — норманнских баронов, вояк. И этот король видит, насколько не чета остальным его придворным его друг Томас Бекет, насколько он их умнее. В фильме (и это во-вторых) весомость персонажей — короля и Бекета — выровнена: мы видим не просто историю Бекета, но историю взаимоотношений двух сильных людей — Бекета и Генриха II. Эта равная весомость обоих персонажей была весьма своеобразно подтверждена тем, что оба они — Ричард Бартон (Томас Бекет) и Питер О’Тул (Генрих II) были номинированы на «Золотой глобус». Выиграл, кстати, Питер О’Тул — но тут и страстная натура короля более выигрышная роль, не удивительно. Фильм вообще собрал достаточно наград и номинаций (обоих этих актеров номинировали и на «Оскара» тоже на лучшую мужскую роль).

Фильм красив. Церемония в Кентерберийском соборе производит впечатление. Тут можно, конечно, придраться, что тот собор на самом деле сгорел через несколько лет после смерти Бекета, т.е. мы видим более поздний собор. Но это, прямо скажем, мелочи.
Для желающих — фильм на ютубе:

На этом с первой пьесой и фильмом мы закончим, и перейдем ко второй пьесе, и опере.

Пьеса Элиота и опера Пиццетти

Драма Томаса Элиота «Убийство в соборе» написана в 1935 году (в книге Томас Элиот «Избранное», М: Терра, 2002 г., стр 89-150, http://lib.ru/POEZIQ/ELIOT/eliot1_12.txt — Это перевод В. Топорова, я читал перевод Ю. Комова).

Это пьеса об одном дне архиепископа Томаса Бекета, о дне его смерти. Это пьеса о святом как святом — за кадром осталась жизнь до, история дружбы с королем; в Англии этот контекст и так все знают, потому Элиот сконцентрировался на одном последнем дне. Пьеса разделена на две части — подготовка к службе и собственно служба и убийство. Это чисто религиозное действо (что не случайно — драма написана по заказу епископа Чичестерского). Тут никаких норманнов и саксов, только епископ и его прихожание.

По этой драме итальянский композиор Ильдебрандо Пиццетти в 1958 году сочинил оперу «Убийство в соборе» ( Ildebrando Pizzetti «Assasinio nells cattedrale»). Это было очень правильным решением — в драме Элиота есть рассказывающее лицо хор по образцу античных трагедий, на музыку это прямо просится. На ютубе нашлась постановка этой оперы, разыгранная в католическом храме; архиепископа поет Ruggero Raimondi:

Первая часть пьесы показывает искушения архиепископа — он догадывается о предстоящей смерти и к нему являются четыре искусителя. Первые трое искушают его вполне земными прелестями типа власти, богатства, дружбы короля; но самый необычный искуситель — четвертый:

Но думайте, не забывайте, Томас, о славе после смерти.
Наследует один король другому,
И каждый раз меняются порядки. Забыт навек усопший повелитель, другой у власти.
А мученик святой и из могилы правит.
Подумай, Томас, недругов представь дрожащих,
Пугающихся тени, влачащих на себе проклятье;
Представь паломников, стоящих в ряд
Перед гробницею, сияющей как клад,
Из поколенья в поколенье
В молитвах преклоняющих колени;
О чудесах подумай и о Божьей славе,
Потом о недругах — тогда все ясно станет.

Сравнится ль что со славою святых,
Что обретаются всегда пред Господом?
Какая власть земная короля иль императора,
Какая слава хотя б мизинца стоит
Величия и пышности небесной?
Так выбери путь мученика, Томас, пусть на земле
Ты будешь средь последних, чтоб среди первых быть на небесах.
Оттуда ты увидишь бездну, разверзшуюся там, внизу,
И в ней гонителей твоих под вечной пыткой,
Горящих в пламени во искупление греха.

Ужель пути здесь нет — душа моя слабеет —
Который бы не вел через соблазн гордыни?
Я знаю, что все эти искушенья
Тщеславие рождают лишь сейчас, потом родятся муки.
Гордыни грех искупишь разве
Другим грехом тягчайшим?

Во второй части пьесы четыре барона, прежде чем убить архиепископа, предлагают ему оставить Англию навсегда. В опере четырех искусителей первой части поют те же актеры, что и четверых рыцарей второй части, и это очень правильное решение!

(Тут небольшое отвлечение: окончательно убедился в двух вещах — во-первых, оперу надо обязательно смотреть, не только слушать; и во-вторых, опера это не просто музыка, надо понимать, что на сцене происходит. Вещи тривиальные, но и их надо прочувствовать)

Новелла (или повесть) Мейера

В поисках того, что еще в литературе посвящено истории Томаса Бекета, наткнулся на драму Альфреда Теннисона «Бекет» (Alfred Tennyson «Becket», 1884). Эта драма, насколько мне известно, на русский не переводилась (да и вообще Теннисона переводили очень мало), а мой английский. Но не будем о грустном.

А вот новелла (по объему судя, скорее повесть) швейцарского писателя Конрада Фердинанда Мейера «Святой» (Conrad Ferdinand Meyer «Der Heilige», 1879) весьма интересна.
https://web.archive.org/web/20120619091008/http://robotron.ru/meyer/svyatoi.html, 156 стр.

Эта история рассказана от лица немецкого арбалетчика Ганса, служившего при дворе Генриха II. Если драма Элиота сфокусирована на Бекете, то эта новелла скорее рассказывает эту историю с точки зрения короля — все же Ганс его слуга и потому видит больше короля, нежели канцлера и потом архиепископа. Рассказчик умен и потому понимает, что является свидетелем (и инструментом-участником) истории двух могучих исторических персонажей. Прочел не отрываясь.

И вот еще что. Когда читал, перед глазами были кадры фильма — вот примерно это я там видел. Не это, но структура сюжета та же. Похоже, Жан Ануй читал эту новеллу Конрада Фердинанда Мейера. Переделал, конечно, заменил дочь на любовницу, дом в чаще леса из дворца в мавританском стиле превратил в крестьянскую хижину, ну и т.п. Забавно все закруглилось.

29 декабря — св. Томас Бекет

Томас Бекет родился 21 декабря 1118 года в Лондоне. Его отец, Гилбер Бекет, был купцом и занимал значительное положение в обществе. В молодости он совершил путешествие в Святую Землю, вскоре после возвращения из которого женился. Возможно, близость двух этих событий во времени породила позднее легенду о том, что мать Томаса была сарацинкой, помогшей Гилберу бежать из плена, последовавшей за ним и принявшей в крещении имя Грация – «благодать». Эта легенда нашла отражение во многих литературных произведениях. На самом деле мать Томаса звали Матильдой, и она была англичанкой, как и его отец.

Томас получил прекрасное образование, сначала в Лондоне, в Мертонском монастыре, затем в Парижском и Болонском университетах, что открыло перед ним возможность сделать значительную политическую карьеру. С 1142 года Беккет служил у епископа Кентерберийского Теобальда и проявил себя блестящим дипломатом и умелым политиком, не раз удачно представлявшим интересы Англии, в том числе и в Риме. Начало политической карьеры Бекета совпало с трудным временем в истории Англии. Уже много лет шла борьба между двумя претендентами на английский престол – королевой Матильдой – дочерью покойного короля Генриха I и его племянником Стефаном Блуаским, разорявшая и истощавшая страну. Архиепископ Кентерберийский Теобальд считал законными наследниками королеву Матильду и её старшего сына Генриха. В 1152 году именно Томас Беккет по поручению архиепископа добился от папского престола поддержки королевы Матильды. Это обеспечило ему стремительный карьерный взлёт, когда в 1154 году Генрих II стал королём Англии. Тогда же, в 1154 году, Томас был рукоположен в архидиаконы.

Генрих считал его вернейшим из своих сторонников и даже другом, настолько, насколько возможно было быть другом монарха. Он доверил ему воспитание своего старшего сына и наследника, который, как свидетельствовали хронисты, видел от своего воспитателя каждый день больше любви, чем от родного отца за всю жизнь. Спустя год после восшествия Генриха на английский престол Томас Беккет становится первым после короля лицом в государстве – канцлером и хранителем государственной печати. Генрих, владевший помимо Англии огромными по тем временам территориями Анжу, Аквитанией и Нормандией, стремился к увеличению своих земель. Фактическим руководителем его многочисленных военных операций был канцлер Бекет. Войны требовали колоссальных расходов, и поэтому, налоги росли. Наконец, был введён и налог на земли, принадлежавшие Церкви, и канцлер выступил в возникшем конфликте на стороне короля. Неудивительно, что после смерти в 1162 г. архиепископа Кентерберийского Теобальда, Генрих оказал на епископат Англии всё возможное давление, чтобы главную кафедру Англии занял Томас Бекет, к моменту избрания даже не бывший священником. На тот исторический момент Церковь Англии была единственной институцией, которая хотя бы формально могла возражать королю, и, сделав главой английской Церкви своего друга, король рассчитывал добиться абсолютной власти в стране, уничтожив всякую тень оппозиции.

И именно с момента избрания на главную епископскую кафедру королевского любимца и верного друга и началось то, что с уверенностью можно считать чудом. Первое, что сделал новоизбранный архиепископ, всегда известный как щёголь, любитель роскоши и поклонник моды – приказал продать все свои драгоценные вещи, дорогую мебель и великолепную одежду, а полученные деньги пустить на нужды благотворительности. Он облачился в бедную одежду (позднее, уже после его смерти обнаружилось, что под этой одеждой он носил власяницу, от которой вся его кожа была покрыта незаживающими ранами) и из любителя пиров и охоты превратился в строгого аскета. С момента епископской хиротонии Томас Бекет вернул королю государственную печать и сложил с себя обязанности канцлера. Расчёт короля на то, что новоизбранный архиепископ будет формально занимать кафедру, а на самом деле останется вельможей, политиком и царедворцем, поддерживающим короля в борьбе с Церковью, не оправдался, потому что об одном качестве своего друга — о его безусловной честности – король, по-видимому, просто не знал. Возможно, он вообще не предполагал, что честность и правда существуют в мире, и есть те, кто готов умереть за них. Став архиепископом Кентерберийским, Томас Бекет ощутил в полной мере, что на него возложена ответственность за нечто большее, чем интересы отдельно взятой королевской семьи или даже государства, но что иной Монарх, гораздо более великий, чем все монархи мира, повелел ему заботиться о Своём Царстве.

Конфликт между новым архиепископом и королём обнаружился в полной мере, когда в 1164 году король потребовал от английских епископов подписать так называемые Кларендонские Конституции, сводившие независимость Церкви от королевской власти практически к нулю. Многие епископы, опасаясь репрессий со стороны короля, были готовы подписать их, но архиепископ Кентерберийский, хотя и признал некоторые пункты справедливыми (например, он соглашался с тем, что совершивший уголовное преступление клирик должен быть судим, но не дважды – королевским и церковным судом, как требовалось в конституциях, а один раз), но тем не менее, отложил их подписание. После того, как папа Александр III объявил Кларендонские конституции противоречащими каноническому праву, Беккет уже открыто отказался подписывать их. Этот отказ вызвал репрессии со стороны короля, и в 1164 г. Томас Беккет вынужден был покинуть Англию и искать убежища во Франции, где был принят королём Людовиком VII со всем возможным уважением, и в течение нескольких лет жил в монастыре цистерцианцев. Но после того как Генрих II пригрозил, что за гостеприимство французских монахов поплатятся монастыри ордена в Англии, Беккет был вынужден переехать в Санс. Папа Александр III, хотя и поддерживал позицию Томаса Беккета в отношении Кларендонских конституций, не мог оказать ему существенной поддержки, так как сам находился в сложном политическом положении. Тем временем, Генрих II распорядился короновать своего старшего сына на английский престол. Коронация английских монархов всегда была правом и привилегией архиепископа Кентерберийского, однако Генрих распорядился, чтобы коронацию провели три других епископа – Йорка, Солсбери и Лондона. Права главы Церкви Англии были нарушены так явно, что папа, угрожая королю интердиктом, потребовал от него примириться с архиепископом и гарантировать ему безопасное возвращение в Англию.

Возвращение архиепископа Кентерберийского в Англию в 1170 г. стало его триумфом. Лодку, которая доставила его с корабля к берегу, верующие несли на руках до Кентербери. Такой энтузиазм, показавший как высок авторитет Томаса Бекета в стране, вызвало враждебность со стороны короля, несмотря на то, что формальное примирение состоялось. Кроме того, архиепископ настаивал на неправомочности действий епископов, в его отсутствие короновавших сына Генриха на английский престол и отлучил их от Церкви. Он также требовал, чтобы в Англии были опубликованы папские послания, осуждавшие Кларендонские конституции. Король был в ярости. Легенда говорит, что он воскликнул: «Неужели никто не избавит меня, наконец, от этого мятежного попа?». По-крайней мере для четырёх рыцарей Хьюго де Моревиля, Уильяма де Трейси, Реджинальда Фитц-Урса и Ричарда ле Бретона эти слова короля стали руководством к действию. 29 декабря они вошли в собор Кентербери, скрыв латы под плащами. Оружие убийцы вначале оставили снаружи, может быть, убивать священника прямо у алтаря им было всё-таки страшно, поэтому они попытались выманить архиепископа наружу, сказав, что король срочно вызывает его на суд, на что тот ответил отказом. Тогда четверо рыцарей вышли и вернулись уже вооружёнными. Они убили архиепископа в его кафедральном соборе. Золотая легенда повествует, что в этот момент белая риза Томаса Беккета, оставшаяся в ризнице папы Александра III, стала красной – это было первое из множества чудес, совершившихся после смерти святого, потом же «…слепые обретали зрение, к немым возвращалась речь, хромые выздоравливали, мёртвые оживали».

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: