Деревни в Польше

novotor

В отличие от маршрутов многих автотуристов, которые ездят только в столицы и исключительно по автобанам, мой путь по Европе пролегал на 95% по местным дорогам и малым городам. Поэтому отчёт о каждой стране будет начинаться с сельской части. Правда, писать на эту тему гораздо сложнее, ибо сельские просторы обычно обозреваются из окна машины. В городе иди себе и щёлкай хоть всё подряд, а тут, чтобы сделать одну фотографию, надо каждый раз преодолевать лень, искать место для остановки, выходить и искать нужный ракурс порой прямо на проезжей части, а потом опять заводить машину и выруливать. Неудивительно, что сухой остаток снимков вышел в разы меньше, чем могло бы быть.

Таким образом, фотографий в этих разделах наскреблось немного, но зато будут собственно путевые заметки, которые с отчётами по отдельным городам сочетаются плохо. Начнём с сельской Польши.

Формально второй страной маршрута стала Литва, но о ней мне рассказать особо нечего, так как проехал эту страну вообще без остановок. Зато появилась возможность впервые испытать навигатор (далее — Навик) в деле. Производитель Гармин не удосужился включить в европейский пакет нормальные карты России и Беларуси (а добавлять их самостоятельно я тогда ещё не научился), и до Литвы приборчег только мешал, однако путь исправно записывал. Звук я сразу отключил и ни разу не включал, что несколько раз привело к проезду мимо нужных поворотов, зато не отвлекало от прямых обязанностей водителя.

Навик справился с первым заданием объехать Вильнюс на отлично. Дело в том, что вокруг столицы Литвы до сих пор нет объездной дороги, и пришлось ехать по незнакомым пригородам (совершенно совкового вида, между прочим, с разбитым асфальтом, унылыми промзонами и беспорядочной застройкой) с поворотами, светофорами, да ещё и с утренним трафиком. Общими усилиями наконец выбрались, и часа два любовались приятными сосновыми пейзажами южной Литвы. Сколько раз был в Литве, и всегда стояла отличная солнечная погода — прямо просится на язык эпитет «солнечная Литва». Ну да ладно, пост всё ж таки про Польшу.

Итак, Польшу я пересёк дважды: сначала 17-18 мая по диагонали с северо-востока на юго-запад, и на обратом пути 13 июня с юга на север по восточной части:

Совершил две ночёвки, хорошо осмотрел один город и бегло — ещё два. Оказалось маловато, но куда девацца — так был составлен маршрут, да и страна велика. Общее впечатление от Польши оказалось с большим знаком плюс — гостеприимная страна, интересные города, симпатичные пейзажи, — так что я приятно удивился и значительно улучшил своё бывшее предвзятое мнение о народе и стране.

Ну вот, Польша велика и трудно проходима по нескольким причинам. Во-первых, в стране только недавно начали строить магистрали, и пока что их ничтожно мало. Во-вторых, плотность сельских поселений настолько велика, что они часто переходят друг в друга, и средняя скорость физически не может превысить 50 км/час (только на самом востоке, между Люблином и Белостоком, нашлись более-менее открытые участки). Мало того, сильно утомляет рваный ритм скоростного режима: 50-70-90-70-50, и цикл бесконечно повторяется. В-третьих, дороги узкие, и порой на них выезжают грузовики, а то и трактора — хрен обгонишь! Ну и ковырялки всякие повсеместно (а на обратном пути, едва въехав, под вечер вообще попал в засаду: ремонтники просто перекрыли дорогу, и пока не закончили и не подмели за собой, никого не пускали минут 40).

Зато проблему постепенно решают. Модернизация дорожной сети идёт строго с запада на восток, как будто под чутким руководством немцев, и дошла уже до Ольштына. Строятся новые автобаны и расширяются, где это возможно, старые трассы (ну и новый асфальт кладётся тоже). Местные водители ездят намного быстрее и в то же время намного аккуратнее, чем в других странах (меня обгоняли все, кому ни лень, но ни разу никто не подрезал и даже не помешал. Впрочем, я же строго соблюдал знаки 50, а они — далеко не всегда). Знаки тоже хороши: предупреждают о всех случаях колейности или неровности дороги, даже если этого после наших дорог не чувствуешь, а режим 50 начинается не с названия населённого пункта, а с таблички «застройка», то есть, дают ехать 70, где это не особо опасно. А вот в зоне 50 повсюду развешены (вероятно штрафующие) фоторадары, чего в других странах я не видел ни разу.

Вот в таких тяжёлых условиях мне пришлось проделать три длинных (по 500 км) этапа, и времени на знакомство с польской провинцией почти не было — успеть бы доехать в разумное время. Предвидя поздние приезды, я забронировал места в отелях на первые этапы, и хотя бы о ночлеге не беспокоился. А вот бумажную карту Польши из экономии покупать не стал, и целиком положился на Навика, который здесь ни разу не дал повода обозвать себя Сусаниным.

Явление приграничного жлобства я уже отмечал в посту про Белоруссию. А в Польше, на границе и километров 30 вглубь, жлобствует некий Кантор, продавая никому не нужные виньетки, меняя деньги по грабительскому курсу и предлагая платные туалеты аж по 2 евро. Мысленно показав ему фак-сайн, я все свои проблемы решил в первом же супермаркете первого города на пути — Сувалках. Курс злотого очень удобен: к рублю он составляет примерно 1:10, поэтому в ценах ориентироваться было просто. Увидев, что они здесь вовсе не кусаются, я вынул из банкомата всего 200 злотых, которых с лихвой хватило ещё и на обратный путь. Тут же купил фотофлешку на 8 гигабайт за 59 злотых, что вышло явно дешевле, чем в России (РОК = 1.27)

Не заметив и следов исторического центра, город Сувалки я осматривать не стал. Зато там стояли весело раскрашенные хрущёвки с гиганскими в два этажа номерами домов, нарисованными прямо на торцах. Таковыми оказались пятиэтажки по всей Польше, но вот заснять мне хоть одну так и не удалось.

Отсутствие границы с Литвой поляки компенсируют полицейскими патрулями в приграничных областях. На один их них я немедленно нарвался, еле успев повернуть на запад от Сувалок. Очень вежливо проверили документы и поинтересовались, не везу ли я сигареты и спиртное. То и другое у меня имелось, но в разрешённых количествах, поэтому разошлись миром. Долю стресса я всё-таки получил, поэтому стал искать стоянку с целью перекусить. Но Польша не Белорусь: беседок со столиками нет, а от российских стоянок польские отличаются разве что наличием скамеек.

Решив все шкурные проблемы, можно было расслабиться и приступить к осмотру местных красот. Польша визуально отличается от других стран несколькими характерными признаками. Во-первых, в мае очень красиво цветёт рапс, и ярко-жёлтые поля порой простираются до горизонта с обеих сторон дороги:

Особенно много этого рапса в центре и на западе страны; эта культура становится очень популярной в Европе и на Украине в условиях нефтяного маразма, т.к. из семян выжимают масло, и используют в каких-то биодизелях. Энергетическую проблему также решают с помощью ветряков, которые сильно смахивают на уэллсовских марсиан из «Войны миров». Заснять так и не удалось — то дождь мешал, то остановится негде было. Зато увидел старую ветряную мельницу, хоть и против солнца:

Во-вторых, во всех городах и крупных сёлах доминируют (как в ландшафте, так и в жизни) костёлы, а новые часто отличаются интересной модерновой архитектурой (тоже не заснял ни одного). На обратном пути я ехал как раз в воскресенье утром, и наблюдал как население в полном составе и при параде стекается к утренней службе. Где побогаче — на машинах, где победнее — на велосипедах. Зато дороги в это время пустые :)

Костёлы дополняются распятиями и часовенками повсюду вдоль дорог и улиц. В других странах они тоже встречаются, и не менее часто, но польские «матки бозки» бережно закрыты стеклом от непогоды:

Зачем на ограде висят тряпочки, я не понял. В-третьих, много аистов: в каждой деревне, особенно на севере, обязательно найдётся столб с огромным гнездом и птицей наверху (а в июне и птенцы появляются). Гнездятся даже на не самых высоких столбах:

Ну а северная Польша — озёрный край, и часто открываются вот такие виды с лесом и озером:

Или в сочетании с рапсом, что особенно живописно:

В северной Польше есть, что посмотреть и кроме природы. Симпатичны городки вдоль рек и озёр, хорош Ольштын — столица края, и даже встречаются готические замки. Судя по этой схеме, их там добрая дюжина:

Мне попался первый с востока, в городке Рын , но особого интереса не вызвал, ибо переделан под отель со всеми вытекающими:

Интересней замка оказались обычные дома в городке, по крайней мере, на главной площади:

Характерны не узкие длинные, а широкие прямоугольные трубы на крышах. Ещё лучше это заметно на улицах соседнего городка Выдмины (да и застройка намного аутентичнее: замка нет, туристов привлечь нечем):

В городке также оказался действующий монастырь:

с большой ухоженной территорией, с ёлочками, теплицами, цветущими вишнями и выходом на речной берег:

Но надо было двигаться дальше. В Ольштыне (отдельный пост) окончательно испортилась погода, резко похолодало с +25 до +10, и успевшие надеть куртки идущие с работы горожане очевидно думали про меня, что это за поц такой: в летней рубашонке, бегает, озирается вокруг и щёлкает бог знает что.

В конечный пункт этапа, город Торунь (отдельный пост), я добрался уже затемно. Вообще, сильно бесит тот факт, что в Европе даже в мае-июне темнеет уже в 21 час (и народ безобразно рано ложится спать), и наоборот, как рано ни вставай — в 7-8 утра уже жара и солнце высоко. Я бы перевёл всю Европу на московское время, чесслово! В итоге, решил даже не трогать стрелки на своих часах, а вставать каждый день в 6 по местному — зачем столько раз перестраивать свой организьм.

На следующее утро погода щадила только до тех пор, пока не надо было трогаться в путь, а потом вся разница была только в том, просто дождь шёл или ливень. Так что ни фоток, ни приключений на второй день не случилось: так и доехал до границы с Чехией. По пути, правда, заехал в Ашан и купил термоящик для продуктов. Там же и перекусил, в первый и последний раз в фастфуде. Правда, польскую «колбаску» дали таких размеров, что еле осилил. Пришлось снова считать РОК — здесь он вышел где-то 1.8. Город Легницу с немалым старофабричным шармом после сытного ланча осматривать поленился.

Ближе к границе местность стала гористой, дорога заметно улучшилась, и придорожные здания похорошели: очевидно, соседи выставляются друг перед другом, ибо с чешской стороны всё было аналогично. Появились даже горнолыжные структуры (хотя горы Крконоши совсем не высокие):

На самой границе вместо заброшенных постов неожиданно оказалось казино, и с его стороны дорогу понуро переходил оленёнок (проигрался, наверно, бедняга). Уже темнело, так что фоткать его не имело смысла.

На обратном пути (уже в июне) я снова пересёк Польшу, но уже из Словакии. Куда-то сразу исчезли все цыгане, которых даже в приграничных словацких сёлах было немеряно. Надо отметить, что этим летом абсолютным хитом в Польше стала песенка Шакиры «I am a gypsy! Are you coming with me?», которая звучала не реже раза в час на всех радиоволнах. Хорошо им петь, когда цыган у них в стране нет вообще. Словаки вот её не поют и даже не слушают :)

График к тому времени уже сильно сбился, и планируемая ночёвка в Словакии перенеслась в Польшу. Хотя в Польше нет привычных мне пенсионов, зато есть недорогие мотели, так что я не особо беспокоясь ехал на север, пока было светло. И действительно, вскоре нашёлся комбимотель с заправкой и рестораном, где мне выделили комнату (800 руб.), покормили ужином (ещё 210 за антрекот с двуми пивами) и дали посмотреть футбол на большом экране. К тому времени, мне уже давно было лень считать РОК, но и тут он вовсе не в пользу России.

Читайте также  Где лучше жить на Кипре

В свой последний день в евросоюзе я ещё успел посмотреть Люблин и хотел заночевать перед белорусской границей в Белостоке, но передумал, увидев какой степени совковости оказались намеченные варианты. Третий «отель» я даже смотреть не стал (а заодно и сам город), и поехал пересекать границу. Несмотря на весьма живописные пейзажи и хорошую новую дорогу (Навик зачем-то обозвал её просёлочной), на этом последнем участке не оказалось ни одного ресторанчика (тоже своего рода приграничное жлобство — негде даже лишние деньги потратить), и я вместо ужина с футболом получил час приятного общения с пограничниками.

Деревни в Польше

Как жители провинциальных городков в Польше управляют своей территорией, и к каким результатам это приводит.

С 15 по 21 мая я был в Польше, где принимал участие в программе «Свобода политической дискуссии и доступ к информации — поддержка независимых СМИ Крыма». В рамках этого проекта журналистам из Крыма и материковой Украины рассказали о том, как в европейских странах устроено местное самоуправление. Цель программы была достигнута на все сто процентов. Не знаю, как у коллег, ездивших в Польшу вместе со мной, но у меня произошел настоящий переворот сознания. О разнице в уровне жизни «у нас» и «у них» можно судить по столицам. Но чтобы понять, насколько глубоко отличаются наши страны, нужно съездить в провинцию. Наша увлекательная обучающая поездка была полна разного рода впечатлений. Я хочу рассказать о самых ярких из них.

В Польше (как и в других европейских странах) реальная власть сосредоточена не в столице, а на местах. Здесь нет ничего общего с пресловутой «вертикалью власти». Ключевым элементом государства является гмина — наименьшая административно-территориальная самоуправляемая единица, объединяющая пару десятков тысяч человек. Гмины являются юридическими лицами, они имеют собственный бюджет и управленческий аппарат, владеют коммунальной собственностью, занимаются привлечением инвестиций и самостоятельно решают практически все вопросы повседневной жизнедеятельности данного города или деревни. Представительный орган самоуправляющейся общины выбирается демократическим путем и находится под контролем местного населения, а не столичных начальников. Именно жители решают, как распорядиться бюджетными средствами: что сделать раньше — отремонтировать школу, построить спортивную площадку или благоустроить парк. Такой подход представляется логичным и разумным: люди на местах лучше знают, что им нужно. Только те вопросы, которые местные органы не могут решить самостоятельно, передаются на вышестоящий уровень. Зависимость общины от президента страны или национального правительства минимальная. Как шутят сами поляки, сейм и правительство запросто могут на полгода отправиться в круиз (пусть только бюджет сначала примут) — никто их отсутствия не заметит.

Сравнивая работу местного самоуправления в Европе и на постсоветском пространстве, понимаешь, что у нас властная пирамида перевернута с ног на голову. Это во многом объясняется историческими причинами. В России и на Украине вся полнота власти сосредоточена в руках центральных органов. Часть полномочий они нехотя передают вниз. Местная власть, расположенная на нижнем уровне «пищевой цепочки», практически ни за что не отвечает, ни на что не влияет и ничем не распоряжается. Местные администрации и представительные органы существуют для проформы. Они не служат интересам местного населения, а выполняют указы вышестоящего начальства. В наших странах воспроизводится азиатская модель государства, где деспотичный правитель решает судьбы людей, которые не имеют на него никакого влияния. Пока восточные славяне находились в этой «византийской» парадигме общественного устройства, в Европе создавались вольные города и национальные государства. Из этой модели и выросли западные демократии, где человек сам решает, как ему жить, и влияет на государственные процессы. Мы же пока никак не преодолеем авторитарное советское наследие.

Децентрализация власти и бюджета обеспечивает равномерное развитие всей территории страны. В России, как известно, за МКАДом жизни нет: всюду разруха, нищета и отсутствие перспектив. Уровень жизни в периферийных польских городках и деревнях вполне сопоставим со столичным. В небольшом городишке Велюнь, расположенном в четырех часах езды от Варшавы, проживает 25 тыс. человек. Он имеет статус главного города повята — что-то вроде нашего райцентра. В Велюне идеально чистые улицы, благоустроенные дворы и ухоженный городской парк. В центре города расположены рестораны, магазины и гостиницы приличного уровня. Муниципальные больницы не напоминают декорации из фильма ужасов, а предлагают современные медицинские услуги. Выпускники местных школ поступают в лучшие европейские университеты и становятся победителями и призерами национальных олимпиад. В еще более крошечном городке Бычина (население — 3,5 тыс. жителей) тротуары, фасады домов и уличное озеленение настолько опрятны, что моему родному Севастополю, который вроде как «неприступный для врагов» и вообще «город русской славы», становится крайне неловко за собственную запущенность. Несмотря на то, что молодежь из польской провинции уезжает в большие города или в другие страны Евросоюза, у местных жителей есть все возможности для самореализации и на малой родине.

На образовании стоит остановиться особо. Маленькие провинциальные школы оснащены ничуть не хуже столичных и дают столь же высокий уровень образования. Поляки осознанно стремились к этому с начала 90-х, поскольку справедливо предположили, что обеспечить европейский уровень жизни без качественного образования невозможно. Для школ по всей стране действуют строгие нормативы по финансированию. На обучение каждого ребенка выделяется определенная сумма, при этом на инвалидов, например, могут дать в десять раз больше, чем на учеников без особенностей развития. Материально-техническая база поражает воображение. Учителя получают хорошую зарплату что в Варшаве, что в сельской школе. Отдельного упоминания достойны комплексы так называемого двойного образования. Это аналоги отечественных ПТУ и техникумов, только на более продвинутом уровне. С одной провинциальной школой заключил договор производитель автоприцепов: предприятие дает школьникам хорошо оплачиваемую специальность и попутно удовлетворяет свой кадровый голод. При второй провинциальной школе, с кулинарным уклоном, работает настоящий ресторан, в котором обслуживают посетителей и готовят сами ученики. Они зарабатывают деньги и так успешно постигают премудрости профессии, что после школы их зовут на работу в зарубежные фешенебельные рестораны, они становятся победителями общенациональных кулинарных шоу.

Полякам удалось победить коррупцию. По крайней мере, на низовом уровне. Разумеется, полностью изжить ее невозможно, но, учитывая, что в России и на Украине участие в коррупционных схемах порой составляет единственное содержание чиновничьей деятельности, можно сказать, что в Польше коррупции нет. Причиной тому — строжайший независимый контроль и высокие риски для попавшихся на злоупотреблениях. Самое страшное преступление для польского чиновника — нецелевое расходование средств. Привлечь к ответу за каждый потраченный грош его могут в течение пяти лет. Проштрафившегося госслужащего в лучшем случае выгонят с работы, в худшем — отдадут под суд. Суды в Польше полностью автономны и независимы, и потому они могут не только обеспечить неукоснительное соблюдение законов, но и делают всех людей, вне зависимости от статуса, равными перед законом. Суть моего вопроса о том, что будет, если чиновник, к примеру, не выполнит требования остановившей его дорожной полиции, мои польские собеседники, кажется, так в полной мере и не уловили. Действительно, как такое возможно в принципе?! Еще одна важная деталь — чиновники в Польше похожи на живых людей. Даже обладателей самых высоких постов не расплющивает чувство собственного величия. Они не страдают комплексом «хозяев жизни» и не относятся к окружающим, как к презренному плебсу. Они ездят на недорогих автомобилях и запросто общаются с надоедливыми журналистами.

В Польше эффективно работают предприятия, которые занимаются социальной реабилитацией граждан, оказавшихся в сложной жизненной ситуации. Речь идет о малоимущих, репатриантах, инвалидах, алко- и наркозависимых. Центр социальной интеграции в Бычине, обладающий статусом бюджетной организации, дает своим подопечным профессию, но кроме того, заново учит их быть полноценными членами общества. Работники центра получают от города и от частных фирм заказы на уборку мусора, спил деревьев, покос травы. На предприятии действуют столярный цех, мастерские художественных ремесел и столовая. До 70% людей, прошедших через центр, впоследствии смогли трудоустроиться и найти свой путь в жизни.

Хорошая новость для «патриотов»: в Польше тоже есть плохие дороги. Плохая новость для «патриотов»: плохие польские дороги лучше тех, которые в России и на Украине считаются хорошими. То, что по всей территории Польши протянуты современные автомагистрали, не новость. Но даже когда сворачиваешь с автострады, асфальт не кончается. Местные и региональные дороги имеют ровное покрытие, разметку, систему отвода осадков, освещение на опасных участках, приспособления для принудительного снижения скорости движения и т.д. Повсюду понятная и логичная навигация — заблудиться практически невозможно. При этом строительство и реконструкция дорог не прекращаются, их качество и количество растет с каждым годом. Лишь в самых-самых глухих деревнях можно встретить дыры на асфальте, но и их не сравнить по ширине и глубине с теми, что украшают собой центральные улицы Киева или Омска.

В это трудно представить, но польские СМИ обладают реальной независимостью. Издания, телеканалы и интернет-сайты не обслуживают интересы государства и крупного бизнеса. Владельцы и учредители не вмешиваются в редакционную политику. Не потому что они этого не хотят, а потому, что если такое вмешательство выплывет наружу, разразится грандиозный скандал, который приведет к огромным репутационным и финансовым потерям. К примеру, местной радиостанцией в Велюне владеют чиновники, но в реальности им принадлежит лишь бренд: радиовещатель полностью автономен как в финансовом, так и в содержательном плане.

В небольших провинциальных музеях можно увидеть много интересного. Экспозиции выполнены на довольно высоком уровне. При этом музеи берут за правило насыщать выставки интерактивными элементами: там, где взрослым достаточно посмотреть и послушать, подросткам необходимо подержать в руках и испробовать на себе. Почти в каждом зале краеведческого музея Велюня есть экспонаты, которые можно и нужно трогать: старинный деревянный ящик, запираемый на особый римский замок с секретом, реплика древнего лука со стрелами…

Главное отличие между нашими странами заключается не в политической системе и не в уровне экономического развития. Ключевое различие — в головах. Как сказал представитель принимающей стороны, начальник отдела образования, культуры, спорта и туризма Велюньского повята Зенон Колодзей, «законы изменить просто, ментальность — сложнее». Коммунистическая власть не успела уничтожить в Польше ростки западной цивилизации, и потому после распада соцлагеря страна довольно быстро стала полноправным членом европейской семьи. Развитость местного самоуправления служит тому подтверждением: в цивилизованном обществе человек отвечает не только за себя, но и за свой двор, свою улицу, свой город. На территории бывшей Российском империи эти цивилизационные ростки так и не успели как следует взойти, ну а затем по стране прокатилось советское «красное колесо». Сколько времени понадобится на то, чтобы на наших грядках выросло что-нибудь пристойное, — вопрос открытый.

Автор выражает искреннюю благодарность Центру гуманистических технологий «Ахалар» (Чернигов, Украина) и Хельсинкскому фонду по правам человека (Варшава, Польша), а также лично Виктории Солоницыной и Богне Хмелевской за организацию поездки. Проект «Свобода политической дискуссии и доступ к информации — поддержка независимых СМИ Крыма» финансируется Фондом международной солидарности в рамках Польско-канадской программы поддержки демократии, финансируемой из средств польской помощи для развития Министерства иностранных дел Республики Польша и канадского Министерства иностранных дел, торговли и развития.

БрестСИТИ. Новости

7карат

По обе стороны Буга: деревня Непли в Польше и Беларуси (фото)

В десяти километрах от Бреста, у самой границы с Польшей, стоит деревенька Непли. В десяти километрах от польского Тересполя, у самой границы с Беларусью, как бы вглядывается в даль другая деревенька. Тоже Непли.

Как живут польские и белорусские Непли

Между тезками – река Западный Буг, по которой проходит государственная граница. Поэтому, чтобы попасть из одного села в другое, сегодня требуются виза, билет и несколько часов ожидания. Однако были времена, когда над Западным Бугом тянулся деревянный мост.

А жившие у реки люди беспрепятственно ходили друг к другу в гости, называя себя односельчанами. Корреспондент «Р» разыскала старожилов обеих Неплей, чтобы узнать, что до сих пор объединяет тех, кого больше 70 лет назад разделила граница.

Как живут польские и белорусские Непли

Самотканая память

Мария Волосюк родилась в польских Неплях в 1947 году. Но мама ее, тоже Мария, — из-под Пинска. На белорусской земле познакомилась она с будущим мужем Казимиром. Тот был военным, служил в полесских краях. В 1930-х молодожены выехали в Варшаву на заработки:

Как живут польские и белорусские Непли

В нашей деревне сегодня 45 домов и более 80 жителей

Мария и Казимир остались в Неплях. Здесь работали. Здесь появились на свет Мария и ее двое братьев. Поднимать семью было тяжело: ни родни, ни знакомых. Конечно, после установления мира родители Марии предпринимали попытки увидеться с близкими. Но впервые дети попробовали бабушкиных пирогов только в 1958 году. Марии было 11 лет. Ей понравилась и запомнилась Пинщина.

Как живут польские и белорусские Непли

Повлияло культурное прошлое и на выбор профессии: всю жизнь Мария Казимировна учила русскому языку школьников. Сейчас двоюродно-троюродная связь с Беларусью налажена. Только возраст у бабушки не тот, чтобы путешествовать…

– Наши исследования показали, что характерная Белорусскому Полесью традиция рушников проходит полосой также по польскому Подлясью. Вероятно, вглубь Польши волна традиционности обрывается. Конечно, у европейских соседей обычай сохранился не в таком виде, как у нас. Сказывается влияние другой культуры. Но даже сейчас на некоторых «крыжах», стоящих на въезде в подлясские деревни, висят рушники. Редко, но встречаются рушники в так называемых красных кутках. Вырождается на польской стороне и характерный Полесскому региону орнамент на рушниках. Традиционно это вышивка архаического типа. С геометрическими фигурами, когда в изображенном угадывается локальность. У поляков этого почти не осталось: в последнее время хозяйки чаще украшали свои вышиванки цветочной гладью. Однако в беседах польские бабушки подтверждают, что еще в 1960-е годы рушники активно использовались в ритуалах.

Маленькая Швейцария

Но не надо обвинять в забвении традиций одну лишь историю. Уходят в прошлое люди, а с ними – и удивительные умения, до которых современному человеку, к сожалению, нет охоты. Или времени. Как мы сетуем на современную деревню? Сокращается население. Мало молодежи. Некому передавать культурный код. Однако наши деревни-близнецы в этом контексте совсем непохожие.

Как живут польские и белорусские Непли

Польская половина деревни сегодня.

Староста деревни Ричард Кухарский подсчитал: в польских Неплях сегодня живет около 250 человек. Два с половиной десятка – дети. Собеседник согласен: деревня по сравнению с 1960-ми годами малолюдна.

Когда-то тут работали обувной магазин и магазин одежды, таверна, скупка у населения излишков сельхозпродукции. Все это закрылось. Здания пустуют. Или переоборудованы под жилье. То тут, то там зияют ветхие бревенчатые хибарки. Кое-что покупается, ремонтируется и используется под летние домики. В основном облюбовали под дачи этот регион жители Варшавы.

Как живут польские и белорусские Непли

Как живут польские и белорусские Непли

Рассматривая исторический альбом о Неплях, обнаружила архивное фото затопленных домов. Знаете ли вы, что брестчане давно окрестили наши Непли белорусской Венецией. За то, что весной во время паводка уровень воды поднимается так высоко, что заливает проезжую часть. Получается, природные «игры» пробудившегося Западного Буга – общая для одноименных деревень проблема. Иначе быть и не могло: обе деревни стоят у реки и одинаково остро испытывают сезонное ненастье. К счастью, последние пару лет паводки обошли обе деревни стороной.

В эмиграцию на коне

В 1950-е годы родная тетка маленькой Терезы Ядвига села на коня и поехала в Польшу. И не вернулась. Вышла замуж. В браке родилось пятеро детей. Вот так у Терезы Михайловны появились европейские родственники. Двоюродные сестры и братья до сих пор живут в деревнях Подлясья. А пенсионерка Тереза то в гости к ним ездит, то к себе приглашает. Правда, выйдя замуж, уехала с мужем в Татарстан. Но 16 лет назад вернулась на родину. Народ тогда выбрал ее старостой деревни: за пытливый интерес к прошлому, за уважение к традициям.

Как живут польские и белорусские НеплиСтаросту Терезу РАЗЫКОВУ односельчане уважают

– Тесто месили женщины или девушки, на Брестчине – крестные матери. Нельзя было перемешивать кулаками. Мяли руками, чтобы муж не поднимал руку на жену. При этом пели что-то вроде «Стук-постук на дворы, коровай мисять на столы, биленькымы ручэнькамы, золотымы пэрстэнькамы». Тесто на дрожжах должно было хорошо подняться, что предопределяло благополучие молодых. Ведь они также находились в состоянии рождения и роста. Одно целое, семья. Считалось, насколько хорошо поднимается каравай, так быстро прибывает доля молодых.

Как живут польские и белорусские Непли
Как живут польские и белорусские Непли

Еще на Полесье существует традиция класть монеты в каравай. Для богатства. Вдавливать их в тесто должен отец невесты на определенном этапе. Например, в Каменецком районе сначала первая каравайница клала подошву, то есть нижний слой каравая, вторая каравайница лепила из теста крест и помещала его на подошву, затем из теста делали солнце, им закрывали крест. После этого отец завернутым в полотенце локтем правой руки трижды вдавливал монеты в солнце. Обычай приготовления свадебного каравая в кое-каких местах Полесско-Подлясского региона еще фиксируется, но живет он, как правило, в памяти старожилов.

Гуляй, деревня, гуляй, народ

Как поддерживают свои традиции современные Непли? Где и по какому поводу встречаются сельчане? В последний раз с польской стороны музыка и смех доносились 15 сентября: деревня отмечала «Дожинки». На празднике урожая собрались жители четырех деревень, входящих в приход Воздвижения Креста в Неплях. Входной билет – лакомства собственного приготовления. Был и суп в тыкве, и сдоба, и компоты, и овощи. Но главный «герой» праздника – каравай. Его по традиции разламывают ксендз и глава гмины, а потом идут в народ и делятся с присутствующими. Когда-то в Неплях проводили другой массовый праздник – 1 Мая. Школьники готовили концертные номера, деревня собиралась на площади и веселилась. Сейчас неплянцы чаще всего встречаются и общаются в костеле. «Дожинки» в деревне организовали впервые.

Как живут польские и белорусские НеплиМестный плов — особенно вкусный.

Как живут польские и белорусские Непли
Дрожжевые блины в польских Неплях пекут по тому же рецепту, что и на белорусской стороне.

Не так давно отгремел один из самых долгожданных праздников и белорусских неплянцев. 28 августа отметили День деревни – объединенный день рождения деревень Непли и Клейники. Испеченный с соблюдением полесских традиций каравай, выставка народных промыслов, концерт. Наши люди любят массовые гулянья. А местные власти устраивают их на главной площади в Клейниках регулярно: Новый год и Колядки, 9 Мая, 8 Марта, День матери, «Дожинки». «Кроме того, за последние два года мы восстановили традицию празднования Масленицы и Купалья», – итожит председатель Клейниковского сельисполкома Елена Мельник.

Остановка «17 Сентября»

Как живут польские и белорусские Непли

Традицию ткать и расписывать рушники в польских Неплях поддерживали долгие годы.

Как живут польские и белорусские Непли

Каменная «баба»

Пожалуй, в любом городе Западной Беларуси есть улица 17 Сентября. Сегодня она почти немое напоминание о событиях 1939 года. Но история не мешает дружить, общаться и подмечать друг у друга лучшее тем, чьи судьбы и биографии разделила граница.

«Непли – небольшая деревня в гмине Тересполь. Расположена в устье реки Кжна. Имеет богатое историческое прошлое. Археологические исследования, проведенные учеными в конце девятнадцатого века, подтвердили существование поселений между реками Кжна и Западный Буг эпохи палеолита. Основана в 1430 году. Деревня лежит на пограничной реке Западный Буг».

Источник информации: Анна ПЕТРОЧЕНКО, фото автора, собеседников и Александра ШУЛЬГАЧА — «Рэспублiка».

Наш канал в Viber и Telegram. Присоединяйтесь!
Есть о чем рассказать? Пишите в наш Telegram-бот. Это анонимно и быстро

Свежие новости:

По этой же теме (региону):

Виза

Комментарии

Уже зарегистрированы? Нажмите войти. Если что-то не получается — Руководство по регистрации.

Александр Беленький. Другие путешествияsecret.travel

Польша

Сельская Польша

Начинается самая интересная часть путешествия по сельской Восточной Европе. Прибалтика, пусть я до этого был лишь в одной стране, всё-таки ещё сильно советская, все говорят на русском языке…Польша — дело другое. Польша находится в ЕС ровно столько же, сколько три балтийские страны — девять. Но несмотря на общее социалистическое прошлое, страны развивались немного по-разному. Так что же они сделали за чуть менее, чем четверть века без «большого брата» СССР?

Полутора тысяч километров «зигзагом», конечно, слишком мало, чтобы понять эту страну. Но чтобы проникнуться — в самый раз, тем более, что мы с Шевроле старались выбирать самые маленькие, узкие, но очень красивые дороги!

1 Из Литвы выезжал ещё затемно, в густом тумане. Хорошо, что прибалтийские водители ездят вежливо и соблюдают скорость, особенно в плохую погоду.

2 Ещё один условный пропускной пункт. Конечно, никого там нет и проезд свободный. Как прекрасен мир без границ! Представляю, сколько бы времени я потерял на точно такое же путешествие, если бы между каждой из стран были бы границы. Хотя представляю очень хорошо, два с половиной года назад за месяц проехал семь балканских стран и много-много раз переходил границы. (*см. путешествие Балканские звёзды
)

3 Польша. Раньше эти буквы означали совсем другой мир для советского человека. Выбраться в Польшу — счастье, которое было доступно не всем. Да и сейчас должно быть «поевропеистее». Посмотрим.

4 Через пару километров — пешеходный переход прямо на трассе. Поскольку туман, на переходе стоит женщина в яркой униформе с большим знаком «Стоп» и помогает переходить дорогу.

5 В Прибалтике такого не было. В России — тем более. И вряд ли когда-то будет.

6 Мне нравится интерьер Каптивы, он получился вполне американским, узнаваемым. Хотя почему в рестайлинговой версии не поменяли шильдик на руле? В современных Шевроле он другой.

7 Немного проезжаю по хайвею. В Польше они есть. Прямо — Россия, Калининградская область. Но мне туда не надо. Когда-нибудь, в другой раз. И без глупых границ.

8 Осеннее туманное утро в польской глуши. Это очень вкусно пахнет, хочу вам сказать!

9 Аккуратные деревушки остаются позади.

10 Недалеко от города с названием Elk на дороге появляется лось. Точнее лосиха. Перемахивает через деревянный забор и начинает переходить неспешно переходить дорогу, цокая своими каблуками на длинных ногах. (а Elk по английски лось. Забавное совпадение)

11 Лосиху я заметил издалека, поэтому опасности она не представляла. Я остановился сфотографировать её. Лесная красавица перед тем, как скрыться в кустах, обернулась посмотреть. Не обернулся ли я, чтобы посмотреть, не обернулась ли она.

12 Дороги чаще всего хорошие. Мусора вдоль обочин нет. И это, пожалуй, единственное, что отличает здешнюю природу и окружение от России.

13 Очень много коров. У нас столько нету по осени. Холодно уже.

14 Му! Вентспилс передаёт привет.

15 Верите ли вы, что по такой вот, полузаброшенной железной дороге, может внезапно и с грохотом проехать настоящий паровоз? Нет? А зря.

16

17 Иногда дорога ведёт через окраины самых разных городов. Я их даже не запоминаю, хотя хочется прямо заезхать в какой-нибудь спальный район и прогуляться там. Посмотреть, как живут поляки в советских домах-коробках. Но — не в этот раз. Путешествие ведь «сельское», про маленькие места. А не многоквартирные муравейники.

18 Польские города выглядят очень по-разному. Какие-то очень ухоженные, какие-то совсем задрипанные. Но откуда в центре Польши взялась надпись » Косово это Сербия«? Ну да, а албанцы мне тоже не нравятся.

19 Дорожных камер очень много. Они есть почти в каждой деревне. Водители ездят аккуратно. Думаю, взаимосвязь очевидно. У меня с собой есть антирадар, который я думал использовать в России, но даже там не доставал. Знаете, не нарушать — легко. И вам советую.

20 Просто какая-то польская деревушка, куда заглянул на минутку.

21 Красота!

22 Одна очень интересная съёмка у меня сорвалась. Сам виноват: ввёл в навигатор первую попавшуюся деревню Пётрово, хотя таких в Польше десяток. О том, что что-то не так, я начал догадываться только за пару километров. В итоге приехал, пообщался с местными жителями и понял, что приехал совсем не туда. Сфотографировал их на память. Про общение скажу коротко, но отдельно: в Польше не знают русского, и вы вряд ли знаете польский. Но общаться можно, и очень даже легко. Чтобы свободно понимать поляков, нужно немного владеть украинским (эти языки похожи ещё больше) и включать воображение. Например, что такое «гуртовня» или «заязд» вы можете догадаться без словаря.

23 Всё ведь понятно? Ресторация, ночлеги.

24 Иногда бывает смешно. Пишут не мотель, а «мотелик». Про красавицу-уроду вы, наверное, знаете. А театр позорищем зовут чуть ли не все славянские народы.

25 Интересная в Польше традиция. Возле заправок принято ставить старые самолёты. Как украшение, но всё-таки — почему самолёты? Много раз такое встречал, и всегда прямо возле заправок.

26 Сами городки и деревушки намного аккуратнее, чем у нас. Не удивлён.

27 Местами очень похоже на Беларусь. Тоже не удивлён, они-то у поляков не стесняются учиться, да и половина страны когда-то Польшей и была.

28 Красиво, аккуратно, приятно. Почти в каждой деревне так. Угадать страну по фотографии не получится. Живут здесь совсем не богато. Но чтобы жить достойно, не нужно много денег. Это только вопрос аккуратности и отношения к себе и своей земле.

29 Возле дорог продают велосипеды. Как я понял, они здесь более востребованы, чем плюшевые китайские игрушки ядовитых цветов.

30 Такое встретить пока можно.

31 Но по всей стране идёт одновременный ремонт дорог. Их не просто латают, а расширяют и реконструируют.

32 В итоге получаются вот такие прекрасные хайвеи. И ограничение скорости здесь даже не 130, а 140 километров в час.

33 Мы же снова сворачиваем на локальные дороги. Дальше будет интереснее!

Друзья экспедиции

Путешествие по сельской Восточной Европе проходит при поддержке автомобильного бренда Chevrolet.
Две недели вместе с внедорожником Chevrolet Captiva в самых разных дорожных и погодных условиях шести стран Восточной Европы! Посмотрим, на что он способен!

Понравилось?

Мне важно ваше мнение о том, что я делаю и что пишу в журнале. Ваш комментарий — лучшая оценка моей работы. Давайте общаться больше!

Добавляйте меня в друзья, если вы ещё этого не сделали!
Кроме ЖЖ, я также пишу в Твиттер | Фейсбук | Инстаграм

Все фоторепортажи о путешествиях на сайте www.macos.ms

Вы можете заказать рекламу в этом журнале или разместить баннер. Подготовить блогерский фоторепортаж? Провести конкурс? Отправиться в путешествие с вашим продуктом? Легко и с удовольствием! Пишите: macos@gde.ru

© 2013 Александр Беленький | Все фотографии в этой публикации сделаны мной, если не сказано иное. Данный материал принадлежит автору блога. Полное или частичное копирование не разрешается без моего согласия. Вы можете спросить об этом, написав письмо по электронной почте . Если вы хотите разместить материал в своём личном блоге или социальных сетях, спрашивать разрешения не нужно, но пожалуйста, не забывайте ставить копирайт с активной гиперссылкой на оригинал.

Политика репостов

Фотографии и текст в этом блоге сделаны мной, если не указано иное. Как автор, я хочу знать, где используются мои материалы. Если вы СМИ, блогер или редактор сайта, напишите мне по электронной почте — обсудим.

Для перепоста в социальных сетях разрешение спрашивать не нужно, но пожалуйста, не забывайте указывать моё авторство с активной ссылкой на этот пост.

lavagra

Живущим, жизнью насладиться здесь (Г.Ю.Цезарь)

Подляшье — польская провинция для беларусов, русских, литовцев и даже татар

suplasl18

Во время нашей майской поездки в польский Беласток я, кроме этого очень любопытного города (репортаж о нём уже описан мною здесь ), постарался объехать и его окрестности. Эти места носят историческое название Подляшье и интересны своей порой очень спорной историей и самобытным настоящим.

При большом желании здесь можно разжечь настоящий пожар сепаратизма. Претендовать, причём не без оснований, на этот пограничный регион могут и литовцы, и русские, и беларусы, и украинцы, и даже татары.

Мы успели побывать в городке Супрасль (Suprasl), считающимся важным центом центром православия в Польше, а также посетили татарскую деревню Кружиняны (Kruszyniany). Этого хватило, чтобы понять какой непростой историей могут похвастаться эти края и каков здесь потенциал для туризма.

Чтобы не быть голословным насчёт основ для сепаратизма, совершу небольшой исторический экскурс. Когда-то более 1000 лет назад Подляшье населяли племена ятвягов. Считается, что по языку и обычаям они были наиболее близки к литовцам.

Первым известным нам государственным образованием на этих землях стало Галицко-Волынское княжество, созданное потомками Рюриковичей в результате раздробления Киевской Руси. По сути тогда этими землями правили киевские князья. Просуществовав около двух столетий, это княжество, в итоге, распалось после конфликта с набирающей силы Золотой Ордой.

Подляшье перешло под власть Великого Княжества Литовского и оставалось в его составе несколько столетий. Ятвяги постепенно ассимилировались , смешавшись с беларусами, поляками и литовцами. В это же время здесь начинает набирать силу местная православная община. Её регулярно пополняли бежавшие от монголо-татарского беспредела русские и украинские поселенцы.

Благовещенский монастырь в Супрасли как раз и был основан монахами из разоренного татарами Киева. Существует красивая легенда о том, как место для постройки новой обители монахам указал плывший против течения крест. Как бы там ни было, Супрасль и впрямь место очень красивое. Окружённый лесами и озёрами этот небольшой старинный городок имеет теперь статус туристическо-оздоровительного курорта, а ночлег в сезон найти здесь бывает совсем не просто.

Самому монастырю уже более пяти столетий. При правлении Речи Посполитой Супрасль пережил свой расцвет, став важным просветительским и культурным центом всего региона. Но в истории монастыря есть и много чёрных страниц. Польские власти очень долго добивались от местных монахов обращения из православия в униатство, пытаясь подчинить их католической церкви. Несколько десятилетий это не удавалось сделать, пока не сменилось несколько настоятелей подряд. Кстати, именно при униатах в монастыре была открыта большая типография и расширена библиотека.

После раздела Польши и включения её в состав Российской империи монастырь вновь возвращается в православие. Но всего через неполных сто лет во время Первой мировой войны православная община прекращает своё существование в Супрасли, а большинство жителей эвакуируют перед приходом немцев.

После войны новые польские власти предают монастырь католическому монашескому ордену салезианцев. Когда же Подляшье в 1939 году входит в состав Советского Союза, в Супрасли размещаются военные.

С немецкой оккупацией в монастырь было разрешено ненадолго вернуться православным монахам. К сожалению, Вторая Мировая война не обошла монастырь стороной. Отступая, немецкие войска взорвали одно из самых красивейших зданий благовещенского монастыря – главный собор.

После войны и передачи Подляшья Польше сюда вновь вернулись салезиацы, а затем здесь размещалась сельскохозяйственная школа. Лишь около 30 лет назад монастырь был возвращён польским православным. Благовещенский собор был отстроен заново, при этом большую часть денег на его восстановление выделила Беларусь.

Конечно, я очень хотел попасть и в собор, и в сам монастырь, но, к сожалению, мне это не удалось. Ворота в монастырь закрыли перед самым нашим носом. Оказывается, буквально за несколько минут до нашего приезда, здесь начался крёстный ход в сторону самого городка. Молодой монах предложил нам заехать через час. Ничего страшного, мы решили пока осмотреть сам город. Но ни через один, ни через два часа монастырь так и не открылся. Время поджимало и нам пришлось уехать ни с чем.

Зато о самой Супрасли я могу сказать лишь хорошее. В городе сохранилось множество старинных зданий. Один дворец Буххольцов, отстроенный более ста лет назад местным фабрикантом, чего стоит!

Это здание в стиле модерн считается чуть ли ни единственным примером этого яркого стиля во всём Подляшье. Теперь здесь размещается художественная школа.

В Супрасли со мной случился небольшой конфуз. Въезжая в город, я засмотрелся в боковом окне на открывшуюся панораму монастырского комплекса и. чуть не съехал со своей полосы движения на противоположную, чем сильно напугал какого-то поляка за рулём.

Когда я остановился на парковке у монастыря оказалось, что этот товарищ не поленился развернуться и посмотреть на меня. На ломанном польском языке мне пришлось оправдываться, что я не пьян и не с похмелья, а всего лишь гость, впервые оказавшийся в Супрасли и слегка растерявшийся на дороге. Оказывается, местные поляки не любят зазевавшихся водителей.

Время, как я уже сказал, у нас было в обрез, поэтому после Супрасли мы поспешили в Кружиняны. К нашему времени в Подляшье сохранилось всего две татарские деревни (вторая поменьше носит название Боконики), где ещё сохранились небольшие мусульманские общины.

Да-да, вы не ослышались, в глухой провинции Польши на границе с Беларусью уже около пяти столетий живут мусульмане. В их появлении здесь виноват польский король и Великий князь Литовский Ян Собеский. Он в своё время очень интересовался устройством Османской империи, знал татарский язык и мечтал раздвинуть границы своего государства до Чёрного моря. Он же принял к себе на службу много татар.

Его завоевания на юге закончились полным разгромом. А от смерти в одном из сражений короля спас некий полковник Самуель Мурза из тех самых татар. В благодарность тот получил земли в Польше, где и обосновался вместе с ещё 45-тью семьями татар в Кружинянах. Как почти за пять столетий потомки Мурзы и его сотоварищей не потеряли своей идентичности, сохранили веру и обычаи – уму не постижимо!

В наши дни мусульман в этой деревне осталось совсем немного. Зато здесь сохранилась старейшая в Польше деревянная мечеть и древнее мусульманское кладбище – Мицар. Сами Кружняны – это в наши дни популярное у туристов место. Сюда приезжал как-то даже сам наследный английский принц Чарльз.

Здесь можно остановиться в очень странной татарской гостинице. Номера здесь похожи на избушки на курьих ножках, а во дворе можно обнаружить множество старинной рухляди. Здесь же можно также отпробовать оригинальной татарской кухни.

Стоит сходить на экскурсию в мечеть и на кладбище. В этом может помочь единственный местный гид Джамиль. Мы его как раз встретили в мечети с большой группой польских туристов.

Сама эта мечеть довольно необычна. Внешне она больше похоже на церковь. Внутри мечеть разделена на две части с отдельными входами раздельно для мужчин и женщин. Эти части внутри соединены длинным узким окном. Кроме множества картин и надписей арабской вязью обращает на себя внимание очень странный михраб, более похожий на трон. Не менее интересно и местное мусульманское кладбище.

Здесь сохранилось много очень древних могил, обложенных камнями и с уже истёршимися от времени надписями. В другой части кладбища можно обнаружить более хорошо сохранившиеся надгробия с надписями на русском языке.

На этом погосте хоронят и в наши дни. Надписи на новеньких ухоженных могилах уже сделаны на польском языке.

Эта удивительная связь многих поколений поражает и заставляет уважать местную татарскую общину. Они, действительно, имеют полные права на эти земли, сумев пережить смены режимов и социальных строев, несколько войн и не растерять свою связь с этой землёй.

Не смотря на огромное количество в Подлесье, православных навряд ли их можно заподозрить в каком-либо сепаратизме. Все эти разные народы – поляки, татары, русские и беларусы, по сути своей давно являются полноправными гражданами и патриотами Польши.

Чтут здесь и польскую историю. По дороге мы остановились у очень красивого мемориала на месте захоронения польских повстанцев, погибших в бою с русскими войсками в далёком 1831 году. Поляки всегда отчаяно сражались за свою независимость.

И как бы там ни было, Подлесье со всеми своими разными народами теперь являются частью Польши. И, как мне кажется, вполне заслуженно!

suplasl08

22.
P.S. Подписывайтесь на мою страницу в Фейсбуке, а также в Инстаграме. Смотрите все прибалтийские новости в ТравелБлоге. Cледите за моими путешествиями по Прибалтике и во всем мире! Заходите, подписывайтесь, читайте, комментируйте.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: