Дом-музей В. Хлебникова

У истоков создания музея Велимира Хлебникова в Астрахани

У истоков создания музея Велимира Хлебникова в Астрахани

Об этой истории, связанной с домом семьи Хлебниковых, я впервые прочла в рубрике «Истории и тайны» давно почившей в бозе астраханской газете «ВДВ» за номером №3/24.01.2001 года и тут же начала разыскивать её автора. Близко знакомая с Сашей Щербой и прочими лицами, упоминаемыми в статье, было удивлена и огорчена тем, что никакого Геннадия Здановича обнаружить некоторое время не удавалось. Ну не могла я не знать того, кто был знаком с братьями Щербами и так вспоминал одного из них! Просто не могла, поскольку постоянно была вокруг да около. В один прекрасный день в салоне дамской парикмахерской, столкнувшись носом к носу с Элиной Рожковой, выяснилось, что это — её творческий псевдоним. По этой причине я и решила поведать эту рассказанную Здановичем-Рожковой почти мистическую историю читателям портала «Изба-читальня»:

«История этого дома оставлена мне в наследство Сашей Щербой.

Ныне дом на Большой Демидовской известен всей образованной России. Сотни людей приезжают в наш славный город, чтобы воочию увидеть музей «Первого Председателя Земного Шара».

Но пятнадцать лет назад (речь идёт о начале 1985 года – Д.Н.) всё только начиналось. Громкая идея уникального музея была утверждена во всех верхних инстанциях, но при жизни давала сбои… Первых денег хватило лишь на то, чтобы заботливо вывезти упиравшуюся старую жиличку из мемориальной квартиры в новый благоустроенный дом где-то посреди астраханской девственной степи.

С этого момента пять полупустых комнат с брошенной старой мебелью получают официальный статус музея. Заново обживали это пространство сторожа – Володя Горжалцан и Саша Щерба (добавлю от себя – ещё Аркадий Щерба и Сергей Потапов – Д.Н.). Ребята переселились в квартиру, считая её собственностью: по правде говоря, она тогда действительно была никому не нужна, кроме них. Двери полу-музея никогда не закрывались. В гости к сторожам приходила вся местная неформальная богема. Устраивались долгие чаепития, портвейнопития и, конечно же, все они были невольно обращены к Хлебникову. Каждый пытался вслух проговорить свой образ поэта. И все эти откровения памятны до сих пор, но однажды случилось нечто большее, чем просто слова…

В одну из ночей мы задержались в гостеприимном доме. Было далеко за полночь, когда мы с приятельницей наконец решили уходить, и вдруг милый Щерба буквально взмолился не оставлять его в эту ночь одного, при этом виновато добавив: «Ведь до рассвета осталось совсем немного…»

В последнее время я замечал, что Саша сильно сдал. Стал раздражительнее, похудел, словно что-то тайное терзало его душу. Щерба был известен в своём кругу как писатель-мистик. Очень часто он подвергался приступам мучительной тоски, о которых все мы знали, но это состояние было какое-то особое, новое для него.

— Саша, ты болен? Что с тобой?
— Нет. Просто сегодня я не выдержу общения с ним.
— С кем?
— С Велимиром.

Пауза… Потом с ложным восторгом, хором с приятельницей:
— Ну, это же здорово, ты видишь живого Велимира.
— Да, наверное, всё это было бы хорошо, но он плачет… Он разрывает мне сердце… Я не понимаю одного: почему именно в этом доме, где ему было так плохо, им взбрело в голову устраивать музей?
— Послушай, ну почему плохо? Здесь жила его семья.
— Странная семья. Они мучили его, не понимали, стыдились… Он же бродяга, почти как бомж… Они его закрывали на ключ, не выпускали на улицу, еду давали через оконце, как в тюрьме… Я уйду из этого дома, иначе сойду с ума, и уже по-настоящему… Это так страшно, когда он плачет… Худой, весь какой-то вытянутый, и глаза большие, полубезумные, и пальцы тонкие, нервные…

Саша Щерба был красив. Таких глаз я уже потом не видел ни у кого: почти чёрные, очень блестящие, излучающие мощный магнетизм, и голос у него был особый: тихий, с придыханием, словно вечно о чём-то скорбящий. И вот смотришь в эти великолепные библейские глаза, слушаешь проникновенный голос и веришь всему безоговорочно, то есть всё, что говорит Щерба, — правда. Самая большая, самая правдивая правда на земле!

В ту ночь мы просидели с ним до утра. В следующие дни я был занят, а когда вновь пришёл в музей, меня встретил печальный Горжалцан и сказал, что Щерба в больнице. В отделение к Саше меня не пустили…

А через день я вынужден был уехать из города. Вернувшись какое-то время спустя, я узнал, что и Горжалцан, и братья Щербы эмигрировали в Израиль.

Странное чувство возникло у меня к старому дому после того ночного разговора. Щерба словно отравил мою душу нелюбовью к этим столетним купеческим стенам. Пропал и восторг, и нежность, а взамен – неприятная настороженность и гнетущее чувство тоски.

В музее я продолжал бывать довольно часто и уже по долгу службы. Был в моей жизни даже период, когда я безуспешно пытался там проводить экскурсии… Но стоило мне только увидеть лицо очередного радостно-ощеренного музейного толпянина, жаждущего послушать карамельную историю о замечательной жизни гениального поэта в нежном семейном кругу, как меня начинала колотить нервная дрожь… И мне хотелось, как юродивому, броситься на колени и надрывно, криком причитать о бесприютном скитальце и мученике, чья душа по сей день не обрела покоя»…

Дом-музей Велимира Хлебникова

Дом-музей Велимира Хлебникова – единственный в мире Дом-музей поэта.

Филиал Астраханской государственной картинной галереи имени П.М. Догадина. (Директор – Ирина Игорьевна Перова).
Музей открыт 19 октября 1993 года. Расположен в бывшем доходном доме Полякова (1909), в астраханской квартире родителей Велимира.В основе экспозиции – «хлебниковская коллекция», принесённая в дар Маем Митуричем-Хлебниковым, племянником поэта.

Велимир Хлебников (1885 – 1922) – поэт, философ, мыслитель.

Одна из ключевых фигур русского авангарда. Будетлянин, Король времени, Председатель земного шара. Глава русского футуризма. Создатель «звёздного языка» и около 10 000 новых слов. Заявил об Астрахани в мировой литературе. Ввел в русское стихосложение верлибр. Предвосхитил театр абсурда, дадаизм, сюрреализм. Осуществил сплав искусства и науки.

Но кто отважится взять на себя миссию «проводить» в «тихую гениальность» Хлебникова? Дом-музей Велимира. Музей? Скорее, это что-то другое…

Единственный дом, хранящий следы присутствия поэта-странника, скитальца духа. Здесь живут его ручка из веточки вербы, чернильница, галстук, подаренный Маяковским. Здесь живут его мысли в автографах, карандашных пометах на полях семейной библиотеки. Рядом с устоявшимся бытом патриархальной семьи, где нетронутые и по сей день паркет, голландские печи, старинные жалюзи, его сознание взрывалось и рождало «прорывы в миры будущего».

С 1911 по 1919 годы Велимир приезжает в квартиру родителей, где им созданы «Хаджи-Тархан», «Есир», «Ка», «Астраханская Джиоконда» и др.

Здесь, на «Хлебниковской веранде», родилась его мысль о создании в Астрахани «первой Кузницы Слова», Школы Поэтов.

И звонким эхом на его задумку ныне звучат на ней молодые весёлые голоса «речарей» –творческой молодёжи.

В библиотеке музея, рядом с работами корифеев отечественного хлебниковедения живут книги со всех уголков мира – Франции, Нидерландов, Бразилии, Италии, США.

Официальная должность работающих – научные сотрудники, неофициальная – творяне, сеятели очей, хлебниковцы.

У музея высокий научный рейтинг, материалы опубликованы в изданиях университетов Амстердама, Лиона, Флоренции, Сан-Паулу, Бристоля, а также ИМЛИ, ПКНО (Москва), Государственного Русского музея и Государственного Эрмитажа (Санкт-Петербург) и др.

Формы работы с посетителями разнообразны и актуальны: экскурсии, молодёжные арт-проекты, выставки, авторские презентации, литстудии, международные и региональные конкурсы, «словотворческие игры», виртуальные путешествия, музейные занятия для детей.

Сотрудники музея дважды становились победителями премии Велимира Хлебникова (Астрахань) и обладателями грантов:

1998. Грант Президента РФ для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства на развитие экспозиции Дома-музея Велимира Хлебникова «Зал Велимира». (Руководитель А.А. Мамаев, старший научный сотрудник музея Дома-музея В. Хлебникова).

2007. Грант Президента РФ для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства на создание и тиражирование компьютерного диска «Виртуальный музей «Дом-музей В. Хлебникова в Астрахани»». (Руководитель А. А. Мамаев, старший научный сотрудник Дома-музея В. Хлебникова).

2013. Грантовый конкурс «Меняющийся музей в меняющемся мире» Благотворительного фонда В. Потанина, номинация «Технология музейных экспозиций», мультимедийный проект «Голод пространства, или Комната Велимира». (Руководитель М. В. Емелина, заместитель директора картинной галереи).

Читайте также  Ват Ронг Кхун

2015. Грантовый конкурс «Музейный гид» Благотворительного Фонда В. Потанина, номинация «Удивительные музеи России. Продвижение музеев в сети Интернет», проект «Вестник Велимира». (Руководитель О.О. Кузовлева, заведующая Домом-музеем В. Хлебникова).

История создания

19 октября 1993 года в Астрахани открылся Дом-музей выдающегося поэта и мыслителя Велимира (Виктора Владимировича) Хлебникова (1885–1922). Открытие музея в этом городе не случайно. Литературовед Д. П. Святополк-Мирский утверждал: «Астрахань – один из ключей к Хлебникову».

Астрахань («город предков» поэта) в значительной мере сформировала его поэтическое мировоззрение, пробудила в нём интерес к Азии, Востоку, зародила идею о сближении духовных культур Запада и Востока.

Музей возник не вдруг и не сразу. Сперва была выставка живописи и графики художницы Веры Хлебниковой (1977), младшей сестры поэта, вскоре повторенная в Москве и Ленинграде. Совместно с ней экспонировалась выставка отечественных и зарубежных изданий Велимира Хлебникова, фотокопий редких снимков, скульптурных изображений и т. д. Тогда-то и зародилась мысль о создании в Астрахани музея Велимира Хлебникова, на воплощение которой ушло долгих шестнадцать лет.

В начале 1980-х в прессе всё чаще появляются статьи и заметки, ратующие за открытие астраханского музея Хлебникова (А. Парнис «Музей – певцу Волги», В. Радзишевский «Принадлежу к месту Встречи…» и т.д.). Планируется экспозиция, идёт сбор мемориальных материалов и документов. И, как нередко бывает, желаемое уже выдаётся за действительное: открыть музей Хлебникова в 1985 году, к юбилейной дате.

Но со временем радужные планы и оптимистические прогнозы сменяются недоумевающе-тревожным: «Быть ли музею Хлебникова?» (С. Львов «Комсомолец Каспия». 12. XI. 1988 г.). Проходит десятилетие со дня принятия Астраханским облисполкомом первого решения о создании музея Хлебникова, а вопрос об его открытии так и остаётся открытым. Непрестанно звонит из Москвы Рудольф Дуганов, крупнейший хлебниковед, фактический куратор музея, бьёт тревогу Александр Парнис, отдавший столько сил и лет, чтобы поднять бесценные архивные материалы об астраханском периоде жизни поэта, волнуется Май Митурич-Хлебников, племянник Велимира: отдавать ли в Астрахань фамильную коллекцию?

Наконец, долгожданное (в прямом и переносном смысле) открытие происходит, но на грани события местного значения. Ни одного гостя из-за рубежа, ни одного – из столицы или других городов Союза, ни афиш, ни пригласительных билетов, оповещающих о том, что первый в мире музей Будетлянина существует. В чём же причина такой неоправданной скромности? А в том, что музей получился совсем не таким, как бы его хотели увидеть его энтузиасты-зачинатели. Больше всего удручало отсутствие оригиналов. Но вот…

В декабре 1994 племянник поэта, народный художник России Май Петрович Митурич-Хлебников приносит в дар Астрахани фамильную («хлебниковскую») коллекцию, начало которой положил его отец, художник Пётр Васильевич Митурич. Незадолго до смерти Велимира Хлебникова Пётр Митурич, считавший поэта своим другом и учителем, едет с ним в деревню Санталово Новгородской губернии, где Хлебников пишет свои последние стихотворения и, заболев, вскоре умирает. На руках у Петра Митурича остаётся кожаный мешок с рукописями поэта и несколько его личных вещей. Митурич сообщает о смерти Велимира его родным в Астрахань. Позже он сближается с Верой Хлебниковой и женится на ней. После смерти жены и её родителей Пётр Митурич становится обладателем и хранителем семейных реликвий Хлебниковых, рукописей Велимира, живописи и графики Веры, которые бережно сохраняет до конца своих дней.

Вот эту коллекцию и передал в дар Астрахани Май Петрович Митурич-Хлебников в декабре 1994. В неё вошли личные вещи Велимира, прижизненные издания его творений, антикварные книги, альманахи, журналы, афиши 1910-1920-х годов, семейный альбом фотографий, альбом открыток Веры и Велимира, фамильная библиотека, живопись, графика и литературный архив Веры Хлебниковой, семейные письма, документы и т. д. Эта коллекция, представляющая собой уникальную художественную и научную ценность, и легла в основу новой экспозиции музея (её автор –художник-экспозиционер Калерия Чернышёва), открытой в сентябре 1995 года в дни Пятых международных Хлебниковских чтений в Астрахани. Её первыми посетителями стали ведущие хлебниковеды России и зарубежья.

Концепция музея

С. К. Ботиев. Бюст поэта

При выборе концепции Астраханского музея Хлебникова не возникало сомнений, что он не должен быть чисто литературным мемориалом. Основы мировоззрения поэта закладывались в интеллигентной семье, множеством нитей связанной с историей и природой Астраханского края. «Любовь и знание истории перешло к нему от матери», а «мечта отца была, чтобы он выдвинулся как математик или естествоиспытатель» (Вера Хлебникова).

Многие экологические идеи отца позже нашли своё поэтическое воплощение в творчестве сына. Глубокая духовная близость связывала Велимира и с младшей сестрой Верой. Мы знаем, как высоко он ценил её художественные полотна. «В поисках начертательных и цветовых знаков своей мировой азбуки», – свидетельствует П. В. Митурич, – обращался к ней за консультацией».

Таким образом, не отрывая поэта от семейной среды, но делая его доминантой всей экспозиции, за концепцию Астраханского музея Хлебникова были взяты Природа и Творчество, объединённые обязательным присутствием чувства Истории.

Хлебниковы живут здесь

— Музей открылся 19 октября 1993 года, а свой нынешний вид приобрел только в декабре 1994 года, когда племянник Велимира, академик, народный художник России Май Петрович Митурич-Хлебников безвозмездно передал в Астрахань московскую хлебниковскую коллекцию: экземпляры произведений Велимира, полотна своей матери, именитой художницы Веры Владимировны Хлебниковой, личные вещи семьи, фамильную библиотеку, посуду, мебель. Заново музей открыли к 110-летию Хлебникова.

— Почему семейная коллекция очутилась в Москве?

— В 1931 году сестра Велимира Вера Хлебникова перевезла своих пожилых родителей из дома на Большой Демидовской в Москву. Всей семьей они стали жить в общежитии ВХУТЕМАСа на последнем, девятом этаже, и, когда во время Великой Отечественной Москву стали бомбить, на стене повесили список — что при бомбежке или пожаре нужно спасать в первую очередь. Муж Веры, знаменитый художник Петр Васильевич Митурич дежурил на чердаке дома во время авианалетов и сам тушил зажигательные бомбы.

— Каким образом вы пришли в музей?

— Честно сказать, в музей меня привела безработица. Время менялось коренным образом, и я почувствовал, что останусь без зарплаты. В музее занимаюсь научной работой с самых первых дней его существования. Я филолог, Хлебниковым занимаюсь с 1969 года — долгое время работал для себя, для души. Имею несколько публикаций по Велимиру, написал книгу «Астрахань Велимира Хлебникова», которая уже вышла вторым изданием. Я земляк Хлебникова, Астраханью пропитался с рождения, город — мое второе увлечение. Когда писал главы об Астрахани, мне не нужно было «собирать материал».

— Что было в этом доме с 1931 года, когда Хлебниковы уехали, и до открытия музея?

— Десять лет боролись за то, чтобы выселить отсюда одного крупного торгового работника, который не хотел уезжать.

— Неужели мысль о музее появилась еще в советские годы?

— В 1977 году Май Петрович привез в Астрахань живописное наследие своей матери Веры Хлебниковой для ее персональной выставки. Экспозиция впечатляла — ее собрала Калерия Михайловна Чернышева, научный сотрудник Астраханской картинной галереи имени Б.М. Кустодиева. Она же блестяще оформила и нашу музейную экспозицию. После вернисажа мы все вместе поехали в заповедник под Астраханью, который организовал отец Хлебникова, и по пути была впервые заронена мысль о музее. Это была смелая и страшная затея в те годы. Тогда казалось невиданным уже то, что мы пробили выставку сестры Хлебникова. Но время стало потихоньку меняться. С большим скрипом закрылся музей расстрельщика Кирова, а музей великого миротворца, поэта и философа Велимира Хлебникова открылся. Киров ведь в Астрахани сделал два страшных кровопускания. Страшно перелистывать газеты 1918 года со страничными списками расстрелянных — считали за доблесть опубликовать, сколько буржуев нащелкали! Мороз по коже — все коренные астраханские фамилии. Кстати, в 1918 году Вера, ее отец и младший брат Александр тоже чуть не попали под расстрел.

— Что значила Астрахань для Велимира Хлебникова?

— Астрахань — город предков. Все Хлебниковы отсюда родом, по крайней мере с 1668 года, когда родился самый далекий из известных Хлебниковых. Велимир ввел Астрахань в мировую литературу — поэма «Хаджи-Тархан» (средневековое татарское название города), рассказы «Охотник Уса-гали», «Есир» и «Николай», переписка, связанная с Астраханью. Для города Хлебников сделал то же, что и Пушкин, Достоевский, Гоголь для Петербурга.

Читайте также  Улица Генриха Сенкевича

— Расскажите о предках Велимира. Меня изумила история о том, что дед Хлебникова умер во время паломничества в Иерусалим — красивая смерть!

— Алексей Иванович был человеком очень богатым, купцом первой гильдии, имел четыре торговых судна, которые по Каспию ходили до Персии, торговали оружием и зерном. К семидесяти годам он почувствовал, что мало жить осталось, распродал весь свой «флот» — ничего стало не нужно, ни богатства, ни славы. Отправился на поклонение, скончался на Святой земле, был перевезен в Астрахань и похоронен в фамильном склепе, который прекрасно сохранился до сих пор. Велимир в этом склепе бывал, вспоминал деда в «Хаджи-Тархане»: «Лик его помню суровый и бритый, // Стада ладей пастуха. // Умер уж он; его скрыли уж плиты, // Итоги из камня, и грез, и греха». Алексей Иванович в 15 лет окончил астраханскую гимназию, а его младший сын, отец Велимира, Владимир Алексеевич окончил уже петербургский университет. Дядя Велимира Харлампий Николаевич был предводителем дворянства Астраханской губернии. С середины XIX века в роду появляются ученые. Петр Алексеевич, профессор московской Военно-медицинской академии, автор «Физики земного шара» — юный Велимир зачитывался трудом дяди, оставил в нем массу пометок. Отец Велимира, Владимир Алексеевич — ученый-орнитолог, лесовед, поклонник Дарвина и Толстого, «великий знаток царства птиц», основатель первого в России государственного заповедника в дельте Волги. Он объездил всю губернию и собрал уникальную коллекцию птиц. Таксидермическая коллекция заронила в душе ученого мечту о заповеднике — нетронутом куске земли с охраняемыми зимовьями и нерестилищами рыб, гнездовьями редких птиц. Он мечтал сохранить «нашу Лебедию» — так по-древнерусски называлась прикаспийская низменность. Заповедник открыли в 1918 году.

— Испытала ли семья Хлебниковых преследования со стороны большевистских властей?

— Без них не обошлось. Один из Хлебниковых, отступая с Белой гвардией, обосновался в Харбине и оттуда вступил в переписку со своей семьей — тогда начали шерстить всех, даже престарелых родителей Велимира. Вера увезла родителей из Астрахани в Москву не только от голода и холода, но и еще от рук НКВД. Владимиру Алексеевичу было не привыкать к гонениям, он и при царизме находился под негласным надзором — у одного из его знакомых нашли фотокарточку Чернышевского. Он знал, что такое вызовы в полицию и допросы. Шестилетнее пребывание ученого в Калмыкии в чине попечителя Малодербетского улуса, где родились трое его детей (в их числе и Велимир) — также следствие гонений.

— Был ли молодой Велимир известной фигурой в Астрахани?

— В местной прессе попадаются скандальные статьи о столичных футуристах во главе с Хлебниковым, но Велимир был известен и как сын знаменитого отца. В 1918 году он работал в газете «Красный воин», писал заметки о культурной жизни Астрахани. Написал статью «Астраханская Джиоконда» — о найденной в нашем городе «Мадонне с цветком» Леонардо да Винчи, которую позже назовут «Мадонной Бенуа». Здесь Велимир мечтал организовать школу поэтов, «первую кузницу слова», даже дал в «Красном воине» объявление: «Кто желает на первое заседание, приходите на Большую Демидовскую, 53». Но никто не пришел — голод, разруха, какие там стихи.

— С именем Хлебникова всегда связаны легенды. Было ли что-нибудь мистическое в этих стенах?

— Сторожихе один раз померещилось: часа в три ночи зазвучали шаги. Остановились у двери. Женщина с замиранием сердца спросила: «Кто?» — «Скажите, здесь живут Хлебниковы?» (эхом по всему дому). Сторожиха дрожащим голосом: «Нет уже не живут, но здесь будет музей Хлебникова». — «Да. Ну, ладно!» Шаги стали удаляться.

— Музей находится на первом этаже, а что на втором и третьем?

— Самая настоящая коммуналка. В каждой квартире-клетушке живут не менее трех-четырех, а то и пять семей. У них до сих пор общие кухни, ванные комнаты. В Астрахани еще много таких домов. Когда Алексей Герман снимал в городе фильм «Мой друг Иван Лапшин», он отснял и наши «кривуши» — коммунальные дома, провалившиеся под землю, фактически подвальные помещения с жильцами-туберкулезниками, покосившиеся заборы, свалки во дворах. На первом показе в Москве Герман попросил зрителей задержаться и показал им эти кадры. Стали раздаваться крики: «Не может быть! Это клевета! Советские люди давно так не живут!» Герман ответил: «Приезжайте в Астрахань!»

— Были ли какие-то поступления в фонд музея от жителей Астрахани?

— Картинная галерея поделилась с нами некоторыми полотнами Веры Хлебниковой, куда их передал после выставки Май Петрович. Одна жительница Астрахани даровала нам два предмета, которые ей — тогда ребенку — подарил еще Владимир Алексеевич: шкатулку и костяной ножичек для разрезания бумаг.

— Случались ли у вас какие-то любопытные истории с посетителями?

— Был, знаете ли, дивный случай. Как-то к нам зашли две робкие старушки с туристического теплохода, которые ходят по Волге. Я показал им музей, мы разговорились. Одной из них оказалась Ксения Дмитриевна Минто — дочка того самого человека, коменданта станции, который в трудное время, в 1922 году, организовал Хлебникову и Петру Митуричу бесплатный проезд из Москвы в деревню Санталово по железной дороге. Это была последняя поездка Велимира — в Санталово обострилась болезнь, и Велимир скончался.

— Что сейчас происходит на родине поэта, в Малых Дербетах?

— В небольшом селении стоит памятник Велимиру скульптора Степана Батиева. Сперва он возвышался на узенькой площади, но, когда готовили очередные Хлебниковские чтения и нужно было сделать поэтические подмостки, решили временно перенести памятник в степь. Оказалось, что он там потрясающе смотрится, словно вырастает из-под земли, обдуваемый ветрами калмыцкой степи. Так и оставили.

— Узнал по газетам, что в Астрахани на днях Октябрьскую улицу переименовали в улицу Василия Тредиаковского. Могли бы и Хлебникова где-нибудь помянуть.

— Улицу Тредиаковского зря там сделали, лучше бы вернули старое название Соборной — она ведь к Кремлю ведет, к Успенскому белокаменному собору. Тредиаковский за рекой Кутум жил, далеко от Собора.

Нахлебники памяти Хлебникова

Представьте, что вы старший научный сотрудник дома-музея великого поэта, у вас блог в ЖЖ, и настает памятная дата — день трагической смерти поэта. Блог не только средство общения с близкими и дальними друзьями, но и дневник, куда заносятся всплески чувств и памяти. Посвятили бы вы хоть маленький пост этому грустному событию? Хочется верить, что да. Ведь вы как бы живете за счет памяти великого человека.

Велимир Хлебников прожил недолгую суматошную жизнь поэта-авангардиста, поэта-экспериментатора. С грустью надо признать, что его творчество не имеет массового читателя. Есть весьма спорное мнение, что хлебниковеды — это в основном люди с не сложившейся судьбой, они весьма обидчивы и требуют к себе особой деликатности, сами совершенно пренебрегая этим качеством характера.

Идея создания музея Хлебникова в Астрахани принадлежит филологу Мамаеву А.А. По его собственному признанию, в музей его привела безработица.

«Время менялось коренным образом, и я почувствовал, что останусь без зарплаты», — говорит А.А. Мамаев о начале 90-х годов. На счастье А.А. Мамаева у руля Астраханской области тогда стоял романтичный А.П. Гужвин. Под его гениальным руководством разваливалась промышленность и сельское хозяйство области, но проект создания дома-музея Хлебникова пришелся по душе губернатору, — и 19 октября 1993 года музей был открыт, на скорую руку отремонтирован, став удобным местом работы для Мамаева А.А. и прочих научных сотрудников.

Создание дома-музея было просто капризом, прихотью, и отклика в народных массах не нашел. Тропу к дверям музея никто особенно не протаптывал. Посещение музея стало «дежурным развлечением» школьных учителей, водящих сюда своих питомцев.

Утверждение, что музей Хлебникова единственный в мире, не отвечает действительности. В 1986 году в деревне Ручьи Крестецкого района Новгородской области на месте захоронения поэта открыт памятник работы Вячеслава Клыкова, а в сельском Доме культуры — мемориальный музей поэта, где ежегодно проходят «Хлебниковские чтения». В них принимают участие не только местные поэты, учителя и школьники, но и гости из Москвы, Питера и других городов.

Читайте также  Тель-Авив - Петра, как добраться

Прах поэта, кстати, в 1960 году был перенесен чаяниями родственников в Москву, где он и покоится на Новодевичьем кладбище.

В этом году пожарная инспекция поставила коллектив музея Хлебникова перед фактом необходимости его закрытия. Между первым этажом, где расположен музей, и вторым этажом, где располагаются жилые помещения, необходимо соорудить бетонные перекрытия, что может обойтись в десятки миллионов рублей.

Блог главного редактора астраханского еженедельника «Факт и компромат» отозвался по этому поводу совершенно уместной репликой, что ничего страшного в этом нет. Не идти же на поводу дружного коллектива музея Хлебникова, который мечтает захватить всё трехэтажное здание, превратив его в музей авангарда? В нашем маленьком городе уже есть своя достопримечательность — огромный музыкальный театр, и музей авангарда Астрахань не потянет.

Экспозицию памяти Велимира Хлебникова можно было бы организовать в музее культуры Астрахани или в музее истории города, — везде бы она была на месте. Но в этом случае сотрудники музея Хлебникова лишились бы своих уютных кабинетов, места, где можно организовать незатейливое застолье, можно свободно поговорить о поэзии вообще и о хлебниковедении в частности.

В ответ на невинную реплику старший научный сотрудник музея Хлебникова Иван Чудасов, позиционирующий себя как утонченный эстет, разразился в Интернете матерной бранью.

Стало понятно, что человека задели за живое.

Может быть, Иван Чудасов действительно влюблен в великого Хлебникова и его великое творчество? Может быть, Иван Чудасов не может жить без этих стен, коих касалось когда-то дыхание великого человека?

Проверить было легко.

28 июня — день смерти Велимира Хлебникова. В этот день 1922 года Велимир умер в ныне несуществующей деревне Санталово, не стало замечательного чудака, не стало гражданина мира. Я заглянул на блог эстетствующего Ивана Чудасова 28 июня — ни одной записи. Ивану Чудасову нечего было сказать в этот день.

Этим было сказано всё.

Не любовь к Хлебникову и его памяти заставляет Ивана Владимировича Чудасова бросаться с пеной у рта на защиту музея, а сугубо прагматические соображения.

Здесь тихо, удобно работать над диссертацией «Типология форм русской комбинаторной поэзии ХХ века», да еще получать за этот санаторий зарплату.

«Конечно, это не самое лучшее место», — признается Иван Владимирович. Но, пробыв здесь пару месяцев на подработке, он уже не смог уйти (kljaksa-freak.livejournal.com/2318.html).

Конечно, взглядом со стороны трудно охватить всю бездну музейной работы. Не зная специфики этой работы, трудно дать ей полноценную оценку. Хотя отдельные штрихи этой весьма кропотливой деятельности дают некоторое представление о ее действительной необходимости.

В августе 2007 года тогдашний президент РФ В.В. Путин присудил грант проекту виртуального музея Хлебникова в Астрахани. Авторами проекта были заведующий домом-музеем Хлебникова Александр Мамаев, директор АГКГ им. Догадина Наталия Марисова и уже знакомый нам научный сотрудник дома-музея Хлебникова Иван Чудасов. Компакт-диски должны были содержать рассказ об экспозиции музея, они могли позволить посетителям самим определять экскурсионный маршрут и ознакомиться с дополнительной информацией по каждому экспонату. Уникальность проекта состояла в том, что диск должен был содержать все материалы и документы, которые хранятся в запасниках музея.

Сумма гранта составляет 150 тыс. рублей.

Однако все попытки найти и ознакомиться хотя бы с обложкой диска в Интернете на сегодняшний день не увенчались успехом, не говоря уже о его содержании или месте реализации.

За два года можно было бы отсканировать и сфотографировать все не такие уж многочисленные экспонаты музея Хлебникова.

Но удивляться этому, почему-то, совсем не хочется, потому что всё понятно.

Музей Хлебникова собрал в свои стены не фанатов творчества поэта, а трезвых прагматиков, любящих больше всего на свете сытую уютную жизнь.

И еще — Астраханская область, мягко говоря, не богатая. Собственные доходы области не обеспечивают собственные расходы, поэтому на счету должна быть каждая копеечка. Финансирование синекур, подобных дому-музею Хлебникова, не по карману астраханским налогоплательщикам!

История создания музея

В Астрахани в доме по улице Свердлова, 53 (бывшая Большая Демидовская) 19 октября 1993 года открылся мемориальный музей Хлебниковых. Этот музей посвящен Владимиру Алексеевичу Хлебникову, известному ученому-натуралисту, орнитологу и лесоводу, одному из организаторов Астраханского заповедника, его сыну — выдающемуся поэту Виктору Владимировичу (Велимиру) Хлебникову и дочери — замечательной художнице Вере Владимировне Хлебниковой. В 1985 году исполнилось сто лет со дня рождения Велимира Хлебникова, жизнь и литературная деятельность которого тесно связана с Астраханским краем, и пятьдесят лет со дня смерти Владимира Алексеевича Хлебникова — к этим датам и было приурочено тогда открытие музея.

Велимир Хлебников был не только поэтом: он учился на физико-математическом факультете Казанского университета, дебютировал научной статьей о птицах; его пытливый исследовательский ум вторгался в области различных наук — истории и химии, кристаллографии и астрономии, географии и астрономии, географии и архитектуры, интерлингвистики и орнитологии. Вера Хлебникова была не только художницей, она пробовала свои силы в поэзии и прозе.

Хлебников сотрудничал в армейской газете «Красный воин». В этой газете он откликался на все важные события культурной, научной и общественной жизни Астрахани 1918-1919 годов — печатая очерки, стихи и воспоминания.

Дом, где жили Хлебниковы, украшен мемориальной доской. Около него произносятся вдохновенные речи участникам Хлебниковых чтений.

Хлебников был великим поэтом, ученым-провидцем, он предвосхитил учения Эйнштейна, Вернадского и Чижевского, еще в эру немого кино предсказал цветное телевидение, за пять лет предугадал падение самодержавия в России и задолго до открытия ученый заговорил о пульсации солнца.

Он сделал переворот в поэзии и возглавил течение «футуризм», но слово не любил и упорно называл себя «будетлянином» (поэтом Будущего). Хлебников вообще не жаловал иностранные слова, считая, что незачем заимствовать их на чужбине, имея такой богатый, родниковый язык, как наш, русский. Он ввел в него более 15 тысяч новых слов, переделывая иностранные слова; брал, например, немецкое слово «циферблат» и давал подстрочный перевод «лист чисел», — и слово, как букет, расцветало в его руках. Однажды он придумал русское название Астрахани «Волгоград».

Хлебникова называли «словождь», «великий «речарь». Единственная тройка в его гимназическом аттестате была по русскому языку.

Хлебников первым отменил слово-символ, канонизированное символистами, и поставил во главу угла слово как таковое, которое само по себе является организатором мысли и чувства.

Он был выдающимся, едва ли не ключевым поэтом ХХ века. Именно он к 1910 году совершил переворот в русской поэзии, заложив основы ее новой эстетики и нового художественного метода.

Многие экологические идеи отца позже нашли воплощение в художественном творчестве его сына — Велимира. Любовь к истории, унаследованная Велимиром от матери, сделала его художественным летописцем не только «живой» астраханской истории в переломные для России годы, но и московской, и питерской, и иранской.

Ныне в Астрахани, на родине поэта, открыт дом — музей Велимира Хлебникова. Основой для его экспозиции послужила знаменитая Хлебниковская коллекция, переданная в дар музею племянником Велимира — народным художником России Маем Петровичем Митуричем-Хлебниковым в декабре 1994 года. Долгие годы фамильная коллекция бережно хранилась его родителями — Верой Хлебниковой и Петром Митуричем, а после них им самим. В эту коллекцию вошли личные вещи поэта, именные экземпляры его произведений, художественные полотна его матери, фамильная библиотека и многое другое. Новая экспозиция музея на основе оригиналов, открылась в сентябре 1995 года. Ее создатель художник-экспозиционер Калерия Михайловна Чернышова.

Первым заведующим музея стала Инна Витальевна Анохина. Его первые художники-экспозиционеры — Александр Петров, Виталий Ноздрин, Михаил Гурьев и Нина Дзагурова, сделавшие все, чтобы музей состоялся. Но экспозиция музея была скудна: фотографии, копии, дубликаты.

И только после дара Мая Митурича-Хлебникова, а также при руководстве нового заведующего А.А. Мамаева, который 40 лет собирал библиографические папки и сам подарил музею много книг, музей стал тем, чем он сейчас является.

За концепцию музея Хлебникова были взяты Природа и творчество, объединенные обязательным присутствием чувства истории.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: