Почему Индия и Пакистан враждуют

Хвост виляет ядерными собаками. В чем настоящая угроза индо-пакистанского конфликта

Н ынешний конфликт между Индией и Пакистаном еще раз показал, почему подобные локальные противостояния становятся все более опасными для мира в целом. Руководства стран теряют монополию на ведение войн, а также пространство для маневра. Слишком уж часто случаются ситуации, когда искра вызывает полномасштабный пожар просто потому, что у лидеров государств нет альтернатив — они вынуждены оперировать в узком коридоре возможностей, созданном их предыдущими действиями или текущими ограничениями.

Совсем недавно мы наблюдали это в Сирии. Сочетание демонизации Асада, обещаний США «ответить на любые применения Дамаском химического оружия», страх перед потерей лица и отсутствие многовекторной стратегии — все это делало Вашингтон заложником действий сирийских террористов. Устраиваемые последними химические провокации фактически за уши волокли Соединенные Штаты (которые пытались развязаться с бесперспективным для них сирийским конфликтом) не только в сторону втягивания в конфликт, но и к полноценному вводу войск и новому Вьетнаму. Аналогичная схема складывается на Украине: Москва так расставила свои фигуры на шахматной доске, что любая новая провокация Порошенко в Керченском проливе приведет к силовым действиям против украинских кораблей-нарушителей. И украинский президент это знает. Возможно, даже сделает ход в случае, если предвыборная кампания для него будет складываться грустно (российская «агрессия» дает возможность Порошенко ввести режим ЧП и просто отменить выборы).

Однако, при всем уважении к сирийскому и украинскому конфликту, опасность автоматической эскалации индо-пакистанского на порядок выше. Во-первых, потому что в клинч войдут две великие державы и, во-вторых, потому что они ядерные.

Кто зажег?

Искра проскочила 14 февраля в Джамму-и-Кашмир (который иногда просто называется Кашмиром) — штате, который оспаривается Индией и Пакистаном. В этот день боевики террористической организации «Джаиш-е-Мухаммад» устроили один из самых кровавых терактов против индийских силовиков за несколько десятков лет: 22-летний смертник на автомобиле, начиненным взрывчаткой в сотни килограмм тротилового эквивалента, атаковал колонну, перевозившую полицейских. В результате взрыва погибли 40 человек, примерно столько же получили ранения.

Премьер-министр Нарендра Моди сразу же возложил вину за теракт на Пакистан. «Время переговоров прошло. Соседнее с нами государство пребывает во власти иллюзий, думая, что его террористические атаки могут дестабилизировать ситуацию в нашей стране, но его планы не осуществятся», — заявил глава правительства. После чего отозвал из Исламабада посла «для консультаций», а также упразднил режим наибольшего благоприятствования в торговле с Пакистаном.

Моди, вероятно, был прав: за терактом действительно стояли пакистанские силы (ни для кого не секрет, что «Джаиш-е-Мухаммад» базируется на территории Пакистана). Но вот вопрос: какие? Конечно, теоретически можно рассуждать исходя из того, кому это выгодно, и в Пакистане, действительно, достаточно бенефициаров нынешнего кризиса. В беседе с автором этих строк индолог, научный сотрудник ИМЭМО РАН Алексей Куприянов отметил, что среди них — пакистанская военная элита, стремящаяся упрочить свое влияние; глава пакистанской Межведомственной разведки (ISI) Асим Мунир, который занял пост менее полугода назад и хочет укрепиться на нем; и даже сам президент Имран Хан — бывшая звезда крикета, который хочет заслужить репутацию решительного человека, отстаивающего национальные интересы. Однако на практике часто бывает, что бенефициары просто извлекают выгоду из кризиса, спровоцированного другими: настоящий политик не создает возможности, а пользуется ими. Так и тут: теракт могли организовать просто в «рабочем режиме» или в отместку за индийские атаки 2016 года (тогда спецназ Индии в ответ на очередной теракт пересек границу, уничтожил несколько лагерей террористов, а заодно и нескольких подвернувшихся под руку пакистанских солдат), а отдельные представители элиты стали разворачивать его в свою пользу.

Фото: Pixhere

Vox populi

В любом случае, тот, кто организовал теракт, прекрасно знал, что эта акция загонит Индию, а точнее, ее премьер-министра Нарендру Моди в узкий коридор возможностей, в рамках которого Нью-Дели пойдет по пути эскалации. По сути, у индийского премьера нет иного выбора. В конце весны в Индии пройдут парламентские выборы, в преддверии которых его Индийская народная партия (Бхаратия Джаната Парти, или БДП) не может терять рейтинг. А она потеряла бы его в случае, если бы проигнорировала теракт или ответила бы на него мягко. И дело тут не только в том, что электорат БДП правый по своей сути: теракт в Кашмире вызвал масштабное возмущение и всплеск националистических настроений по всей стране (направленный не только на пакистанцев, но и на кашмирцев). И премьер-министр, лидер правой БДП просто не имел никакой иной возможности, кроме как возглавить эти настроения и отдаться на волю несущейся вперед к эскалации волны народного возмущения.

В результате он не только свернул многомесячный курс на стабилизацию отношений между странами (создание спокойной атмосферы на границе, прекращение взаимных обстрелов, открытие погранпереходов). Моди публично дал силовикам карт-бланш на ответные действия – в любое время и в любом масштабе. В результате 26 февраля индийские самолеты нанесли авиаудар по базам террористов на территории Пакистана (причем не на контролируемой Исламабадом части Кашмира, которую индийцы обычно и атакуют, а самого Пакистана). Пакистанские власти, естественно, ответили силой на силу, и за последние несколько дней стороны обменялись многочисленными ударами. Уже есть значимые жертвы (так, Пакистан сбил самолет индийских ВВС и взял в плен пилота, которого допросили на камеру). Стороны заявляют еще о нескольких сбитых самолетах (на момент сдачи статьи эти заявления не подтверждались).

Всех, впрочем, интересует другой вопрос: последуют ли за самолетами ракеты? Дойдет ли этот управляемый конфликт до стадии взаимных ядерных ударов? Судя по всему, пока все-таки не дойдет. Просто потому, что в отношениях между ядерными государствами существует принцип «гарантированного взаимного уничтожения». Страна, которая хочет применить ядерное оружие, понимает, что получит ответный ядерный удар, который нанесет ей неприемлемый ущерб. Поэтому, скорее всего, конфликт продолжится с применением обычных вооружений.

Общая проблема

Впрочем, несмотря на безъядерный статус, последствия все равно отразятся на ситуации в Азии, и на российских интересах в том числе. И не только потому, что Индия и Пакистан являются членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) — обе страны активно вовлекают в свое противостояние соседей. Так, Китай — важнейший партнер России в Восточной Азии — не только союзник Пакистана, но и оккупирует часть Кашмира. Афганистан, ситуация в котором обещает быть головной болью для России на годы вперед, выстраивает с Индией союзные отношения и, перефразируя Бисмарка, становится индийской осой на затылке у Пакистана, вследствие чего пакистанская разведка делает ставку на афганских боевиков и всячески пытается дестабилизировать ситуацию в этой стране. Наконец, в конфликт неизбежно окажутся втянуты США: Пакистан — их старый проблемный союзник, а Индия — новый и перспективный. Да, Вашингтон выступает с призывами а-ля кот Леопольд, однако, скорее всего, в случае обострения станет все-таки на сторону Индии. Что может привести к еще большей радикализации Пакистана.

Пока, к счастью, такой сценарий все-таки видится маловероятным. Индия и Пакистан пообстреливают друг друга, а затем, после того как стороны выпустят пар, ситуация, скорее всего, будет подморожена. Но лишь до момента, пока очередной террористический хвост решит повилять индийской и пакистанской собаками, которые за полвека конфликта сами ввели себя в узкий тоннель возможностей. В конце которого виднеется свет от ядерных взрывов.

Конфликт ради конфликта. Индия и Пакистан: зачем это России

После индивидуальных рассказов об Индии и Пакистане в свете сегодняшнего дня логичным будет подробно разобрать обострение индо-пакистанских отношений. Кто, зачем и почему? Простые объяснения, которыми пестрят СМИ не объясняют сущности конфликта и причины его обострения именно сейчас.

Конфликт ради конфликта. Индия и Пакистан: зачем это России

Больше всего почему-то уделяется вниманию «циферному» противостоянию вооруженных сил и флотом двух стран. Но здесь и так понятно, что подавляющее преимущество у Индии. И сразу же возникает вопрос: а почему, собственно, индийские силы, количественно превосходящие пакистанские втрое, да и по качеству настолько, насколько российское оружие круче китайского, не сметут в одночасье весь этот оружейный хлам, именуемый армией Пакистана?

Как мы считаем, просто потому, что это никому не надо.

Примитивный территориальный конфликт тут явно не вписывается как повод для обострения. Более полувека этой невнятной и вялотекущей войны, показывают, что обострение всегда кому-то очень нужно. Причем этот кто-то может находиться не только внутри Индии или Пакистана, но и вне этих стран.

Читайте также  Озера в Нижегородской области

Множество экспертов, в том числе и военных, сравнивают военный потенциал стран, анализируют возможности авиации, танковых войск, пехоты и спецназа. Особенно активно рассматривается возможность нанесения ограниченного ядерного удара той или иной стороной.

Последнее – глупейшая глупость.

Мир сегодня действительно стоит на пороге важных перемен. Но связано это будет не с применением ЯО. Главной опасностью ядерного оружия является не столько огромное количество жертв в районе применения, сколько слом устоявшегося мнения об «оружии судного дня». Связано это будет с изменением геополитической обстановки в регионе.

Увы, но человек устроен так, что воспринимает только собственное горе. Смерть одного, но близкого человека потрясает больше, чем трагедия в Хиросиме и Нагасаки. Цинично? Да. Но давайте будем честными хотя бы перед собой.

Сильно потрясли американцев тысячи убитых в Ираке? Европа оплакивает тысячи убитых украинцев? Мы горюем о погибших мирных жителях Сирии?

Можно, конечно, сказать «да», но это будет самое обычное лицемерие. Ну, действительно, что нам эти иракцы, сирийцы… Мы о русских на Донбассе потихоньку начинаем забывать, не то что там по сирийцам плакать.

«Мы» — это в первую очередь мир, в котором войны вроде нет. Мы выражаем дежурную озабоченность, глубокую скорбь, негодование и прочее. А вот ядерная бомба, которая может прилететь к нам, может убить наших родных и близких, действительно страшит.

Но вернемся к Индии и Пакистану. В большинстве аналитических статей о возможных военных действиях, авторы представляют гипотетический бой в виде «Курской битвы» между российским и китайским вооружением.

Индийские танки российского производства или индийского, но по лицензии, против пакистанских танков китайского производства или пакистанские, но по китайской лицензии.

Примерно такая же картина будет и в небе. Китайские самолеты против российских. Не важно, что произведены они на предприятиях Индии или Пакистана.

Вооружение армии техникой страны, с которой нет хороших отношений — несусветная глупость. Это понимают все. Даже собственное производство по лицензии не гарантирует автономности ВС. Модернизация все равно будет проводиться при помощи той страны, которая предоставила первоначальные технологии.

А теперь простой вопрос. Кого не хватает в этом раскладе сил? Кто лишен возможности влиять на политику Индии и Пакистана через армию? Через вооружение? Какая страна, возомнившая себя пупом Земли?

Согласитесь, дипломатия без реальной экономической или военной поддержки выглядит маломощным дистрофиком. Доброе слово и кольт эффективнее просто доброго слова.

И наоборот, наличие военной техники и вооружения является прекрасным показателем хороших отношений между странами. Не единственным, но важным.

Таким образом, обострение конфликта в Кашмире можно трактовать как гипотетический конфликт России и Китая. Кстати, многие недоумевают, как так произошло, что Россия и США в этой ситуации оказались в одной лодке.

Такая точка зрения имеет право на существование. Только зачем это Москве и Пекину? Наши отношения сегодня вполне дружеские. А иметь союзниками Соединенные Штаты себе дороже. Конечно, учитывая их «верность своему слову» и желание выполнять международные договоры.

Теперь отойдем чуть в сторону. История современного мира ясно показывает нам, что большинство националистических или религиозных группировок в различных странах мира «находятся в работе» в спецслужбах США.

Те факты, что становятся известными со временем, это только подтверждают. Наверное, пакистанские группировки не исключение. А учитывая давние отношения с нашими службами, со времен войны в Афганистане – только подтверждение того.

Итак, боевики, которые базируются на территории, контролируемой Пакистаном, проводят теракт против индийских полицейских.

В ответ индийские ВВС наносят удар по территории Кашмира, где находится лагерь боевиков. Не по пакистанской армии, заметьте, а по боевикам. Дальше больше. Если рассматривать боевые действия, которые начались после этой акции, то возникает ощущение, что «никто не хотел воевать».

Для полноты картинки стоит еще добавить начавшиеся переговоры между США и Северной Кореей во Вьетнаме. Вроде бы отдельное действие, но…

Попытка Трампа перетянуть на свою сторону лидера Северной Кореи не увенчались успехом. Ким Чен Ын, судя по результатам встречи, не отказался от тесного сотрудничества с КНР. Таким образом, Трамп своими действиями сыграл на стороне Пекина. Получилось гораздо хуже, чем было до переговоров. КНДР и Пакистан стали достаточно серьезной победой КНР.

Итак, задача США в регионе видна невооруженным взглядом. Во-первых, необходимо столкнуть лбами Россию и Китай (в первую очередь Китай) через их союзников. Тут все понятно. В обеих странах роль военных в управлении государством достаточно сильная. Особенно это касается Пакистана, где военные в основном и правят.

В среде военных достаточно сторонников радикальных действий. Опять же, с обеих сторон. Но генералы и старшие офицеры армии прекрасно понимают и то, что разрастание конфликта приведет к огромным потерям. Ну и как следствие — возможный передел власти. Терять же власть не хочется никому по обе стороны границы.

Кстати, по нашему мнению, именно по этой причине мы видим затухание активных боевых действий. Обе армии повернули головы в сторону партнеров и ждут их решения. Именно эти решения и решат судьбу конфликта.

Во-вторых, потеря Пакистана, который ушел в сторону КНР лет десять назад, серьезно ослабила позиции США в этом регионе. Подозреваем, что в Штатах даже не могли представить себе, как все будет развиваться, когда начали танцульки с Индией имея в перспективе ослабление Китая.

Но факт, что Пакистан моментально сменил вектор дружбы на китайский и события понеслись. Отсюда вам и более агрессивное копошение США в Индии, в особенности на рынке военной техники.

Проще говоря, Вашингтон воспринимает Дели как своего потенциального союзника в противостоянии с Пекином. Именно это и стало причиной появления мнения о временном союзе США и России против Китая, о котором мы писали выше.

Отсюда совершенно логично видна задача выдавливания России с индийского рынка вооружений, а в перспективе — вообще из сферы влияния на этот регион. Увы, но в настоящее время не мы являемся главной опасностью для американской демократии. Мы на вторых ролях. Лидеры массовки.

Что же предпринять Кремлю в этой ситуации? И тут не надо придумывать колесо. Всё уже придумано. Москва может стать прекрасной площадкой для переговоров по урегулированию конфликта. Лидеры обеих стран дорогу в Россию знают.

Кстати, единственный, кто может оказать негативное воздействие на процесс разведения индо-пакистанских боевых петухов по углам, как раз КНР. Мало того, что Пекин является союзником Исламабада, КНР ещё и имеет собственный интерес в Кашмире. О сложных отношениях с Дели и говорить не хочется.

Но насколько нужна Индии и Пакистану очередная война вообще?

А не нужна. И вот почему.

Может Пакистан отбить спорные территории силой оружия? Нет.

Может Индия дать соседу по рогам? Да. Но не станет этого делать.

Пакистан (как следует из предыдущих статей) – это бывшая индийская территория. Состоящая из беднейших штатов бывшей британской колонии. В Индии своих неимущих выше крыши, так что если кто-то и выиграл от создания Пакистана, так это Индия. Сбросить с шеи 200 миллионов – это не шутка. Это очень полезно для страны с населением в 1,5 миллиарда.

По сути, эти две страны, бывшие ранее одним целым, различаются именно по религиозному принципу. Мы писали, что и в Индии, и в Пакистане этнически живут одни и те же люди. Пенджабцы, пуштуны, синдхи, сарьяки, хиндустанцы, бенгальцы, тамилы, гуджаратцы и еще около 20 этносов.

Просто в Пакистан в основном переехали на ПМЖ мусульмане. А так – пойди найти пять отличий.

И совершенно понятно, что, как только ПДК мусульман в Пакистане превысила критическую отметку, тут же началась «помощь» от Саудовской Аравии и Катара. И начались те самые извечные спутники современного ислама в виде террористов, в том числе и смертников. Все просто, как мир.

Отсюда Индии территории Пакистана ну совершенно ни к чему. Своего хватает. Но увы, большая политика продолжает толкать страны в «объятия» друг друга.

И то, что происходило в прошлом веке, первая, вторая, третья индо-пакистанские войны, будет с переменным успехом продолжаться и сейчас. Но – без применения ЯО.

О применении ядерного оружия можно говорить сколько угодно. А применять…

Конечно, применять его не станут ни индийцы, ни пакистанцы. Более того, мы уверены, что, огрызнувшись и показав друг другу когти, стороны в очередной раз разойдутся по углам. Тем более что окрики от союзников наверняка последовали по соответствующим каналам.

Читайте также  Сколько стоит тук-тук на Пхукете

Потому резюме будет таким:

1. Сомнительно, что Пакистан когда-нибудь достигнет такого уровня, чтобы на равных сражаться с Индией за свои интересы.

2. Сомнительно, что в Индии политики и военные деградируют до такой степени, чтобы победить Пакистан. Его, простите, кормить придется после победы.

3. Боевые действия, в которых, без сомнения, каждая из сторон заявит о своей победе, постепенно сойдут на нет.

4. Вместо военных начнут говорить дипломаты, и все вернется на круги своя.

5. Пункты с 1 по 4 можно повторять до бесконечности систематически и регулярно.

Индо-пакистанская война: история конфликта и известные бои

Индо-пакистанская война: история конфликта и известные бои

До 1947 года Индия и Пакистан входили в состав Британской Индии — колониального государственного образования, в котором англичане объединили большое количество различных национальных и религиозных групп. После Второй мировой войны британское правительство обязалось предоставить независимость своим индийским колониям. Сразу же начались межрелигиозные столкновения внутри этих стран.

Причиной конфликта стал северный регион Кашмир. Обе страны считали справедливыми свои претензии на него. Амбиции соседей взаимоисключающие и до боли неприемлемые для каждой из сторон. Однако у этих стран в арсенале ядерное оружие и гораздо более сильные союзники.

И для Исламабада и Нью-Дели контроль за этими территориями – дело чести. Три войны за Кашмир – лишнее тому доказательство. Борьба здесь идет за каждый квадратный метр не только плодовитой урожайной земли, но и за неприступные горы. Например, ледник Сиачен – самую высокую точку на планете, где продолжается вооруженный конфликт.

Из-за чего начался конфликт?

Бомбу замедленного действия заложили британцы в конце ХІХ века. Чтобы победить воинственных сикхов Пенджаба, они переманили на свою сторону одного из самых влиятельных местных князей. Армия Гулабу Сингха поддержала «красные мундиры», а он сам получил 7 миллионов рупий и титул махараджи Пенджаба.

Поскольку космической суммы у британцев не было, то с союзником рассчитались землями Кашмира. Англичане фактически подарили индусам земли, заселенные приверженцами ислама. Годами здесь ничего не менялось: сикхи не делились властью с мусульманами. Их назначением был труд и вечно вторые позиции после индусов. Так, этнорелигиозный конфликт получил еще и социально-экономическую окраску.

Индо-пакистанская война

На момент провозглашения независимости в 1947 году англичане признали две отдельные страны – Пакистан на северо-западе и Индию, под боком у которой должен быть Восточный Пакистан. На территориях, где компактно проживали различные этно-конфессиональные группы, запланировали референдумы. К голосованию начали готовиться и в Кашмире. 70% населения здесь составляли мусульмане, а потому результат был прогнозируемым.

Пакистанцы первыми вошли на территорию Кашмира. Пуштунские ДРГ захватывали поселение за поселением. Губернатор Кашмира запросил помощь у Индии. Ему пообещали, что войска выйдут из казарм только в случае присоединения Кашмира. Сингх согласился. Так Индия официально получила право на спорную территорию. Пакистан этого не признал.

Началась Индо-пакистанская война

В Кашмире начались этнические чистки. В результате – миллион погибших и почти 8 миллионов беженцев. Индусы бежали из Пакистана, мусульмане в обратном направлении – спасались от смерти, добираясь на новую родину. Первые крупные столкновения обнаружили преимущество индийской армии.

Конфликт между Индией и Пакистаном

В первой индо-пакистанской войне 1947-1949-х годов пакистанцы проиграли. Обязательное условие перемирия – стороны признавали взаимное разделение Кашмирского региона на пакистанскую и индийскую части. 60% территории отошло к Индии, 40% – к Пакистану.

Взять реванш за поражение пакистанцы попытались в 1965 году. На острие удара поставили небольшие диверсионные группы шахидов. Они должны были поднять в регионе антииндийское восстание. Но Исламабад прогадал с расчетами – местное население проигнорировало «освобождение». Ответный удар был разрушительным. Индийская армия перешла границу и на полсотни километров углубилась на территорию Пакистана.

Легендарной стала битва у Асал Утар. Самая большая танковая баталия со времен Второй мировой войны. Почти три сотни пакистанских танков были разбиты вдвое меньшей бригадой индийцев. Мусульмане воевали на американских Патонах и британских Шерманах. У индийцев, кроме уже упомянутых Шерманов, были одни из лучших в то время танков – Центурионы.

Как проходила церемония закрытия границы между Индией и Пакистаном

Пестрая парадная форма, порывистые движения марширующих военных, которые на плацу длиной всего 230 метров были больше похожи на брачные танцы диких петухов – так под грозные выкрики происходила церемония закрытия границы. Это Вагах – единственный населенный пункт, через который проходит «берлинская стена Азии» – граница между Индией и Пакистаном. Чем агрессивнее пограничники чеканят шаг, тем выше градус напряжения между соседями.

Смотрите видео: церемония закрытия границы между Индией и Пакистаном

Если бы не давление международного сообщества – индусы вполне могли захватить Исламабад. 300 километровый марш-бросок по шоссе от пограничного Вагаха занял бы для бронетанковой группы менее одних суток. ООН, Британия и США объединили усилия, чтобы убедить Нью-Дели остановиться. Чтобы остановить враждующие стороны, страны НАТО ввели эмбарго на продажу оружия.

Но перемирие не означало примирения. Это лишь ускорило появление новых альянсов. Пакистан начал сближаться с Китаем, у которого покупал спокойно оружие. Индия нашла союзника в Москве. Третья Индо-Пакистанская война, разгорелась в 1971 году. Пакистанцев снова заставили капитулировать. А мир услышал о создании новой проиндийской страны Бангладеша, которая ранее была автономией Пакистана.

Бангладеш

В Пакистане антииндийская истерия была нон-стоп на повестке дня. Восстановление справедливости военные заметили в захвате Сиачена – ледника, который до сих пор был вне игры. Господство над ледником в Каракорумских Гималаях позволяло контролировать основные торговые пути в этом районе Юго-Восточной Азии. Именно здесь боевые действия на высоте более 6 тысяч метров над уровнем моря стали самым высоким полем битвы на планете.

Почему Индия воюет с Пакистаном: история конфликта

В 20 веке большинство колоний получили свободу. Для Британской Индии этот момент настал после Второй мировой войны. У империи больше не было сил удерживать под своей властью огромную территорию, раздираемую противоречиями между индуистами и мусульманами. Раздел территории между ними казался решением всех проблем. Только казался.

В 1947 году была собрана комиссия под председательством лорда-судьи Сирила Рэдклиффа. «Провести демаркацию границ (…) основываясь на определении районов с преобладанием мусульманского и немусульманского населения», – так сформулировали цель британцы.

Индийский национальный конгресс и Мусульманская лига к этому времени окончательно рассорились. Их требования противоречили друг другу, удовлетворить обе стороны было невозможно. Учета своих прав требовали и другие группы. Например, сикхи хотели создания независимого Сикхистана.

Последователи религии, которая возникла на основе синтеза индуизма и ислама

Напряжение росло, и границу провели в спешке, сделав множество ошибок. К Пакистану отошли территории, населенные индуистами и буддистами. К Индии — мусульманские районы. Сикхов разделили. В новых государствах сформировались десятки религиозных анклавов и потенциально проблемных территорий.

Сразу после демаркации начался активный обмен населением. Больше 7 миллионов человек из Пакистана уехали в Индию. Почти столько же мусульман — в обратном направлении. Казалось, что со временем споры будут забыты, но вышло иначе. Камнем преткновения стало княжество Джамму и Кашмир.

Большую часть населения Кашмира составляли мусульмане, а махараджей был индуист Хари Сингх. Он хотел независимости, однако местные мусульмане опасались будущего вхождения княжества в состав Индии и больше не хотели жить под властью неверных. Начались уличные столкновения, правительство потеряло контроль над ситуацией. Спустя всего два месяца после раздела британской колонии в ней началась война.

Беженцы в Касуре, Пенджаб, Пакистан. Фото: Partition Museum, Partition of India, 1947 Archives

Война 1947–1948 годов

Осенью 1947 года, получив поддержку Пакистана, племенные отряды мусульман оккупировали значительную часть территории Джамму и Кашмира, включая летнюю столицу Сринагар. 27 октября в обмен на военную помощь махараджа согласился включить княжество в состав Индии. Индийская армия сравнительно легко отбила Сринагар. Дальнейшие боевые действия в основном свелись к попыткам деблокировать окруженные мусульманами города. К концу 1948 года фронт стабилизировался по так называемой Линии контроля.

Результат: Пакистан захватил около 40% бывшего княжества Джамму и Кашмир.

Захваченные индийскими войсками пакистанские пуштуны, которые пытались пересечь правительственные линии разграничения. Пуштуны не проявили особого желания противостоять хорошо оснащенными индийскими войскам. Аэропорт Сринагар в индийской провинции Кашмир, 9 ноября 1947 года. Фото: AP Photo/Max Desfor Механизированная колонна индийской армии движется по дороге к Барамуле (Кашмир), 17 ноября 1947 года. Фото: Photo Archives of Pakistan

Читайте также  Спа и лечение в Польше

Война 1965 года

Конфликт начался в августе 1965 года с попытки Пакистана спровоцировать вооруженное восстание мусульман в индийской части Джамму и Кашмира. Однако армия Индии перехватила диверсантов, разрушила тренировочные лагеря и нанесла ответный удар по Западному Пакистану. Жертвами короткой ожесточенной войны стали более 10 тысяч человек с обеих сторон. Сражение при Асал-Уттаре стало крупнейшим танковым боем со времен Курской битвы 1943 года. Пакистан потерял 97 американских «Паттонов», Индия — 32 британских «Центуриона».

Результат: после подписания Ташкентской декларации 1966 года армии вернулись на прежние позиции.

Солдаты пакистанской армии, 1965 год.Фото: Pakistan Army Web Portal / pakistanarmy.gov.pk Тела солдат пакистанской армии рядом с захваченным танком «Шерман». Фото: @kshatriya87 / Twitter Подписание сторонами соглашения о прекращении огня (индийская картина преподносит данный эпизод как пакистанскую капитуляцию). Фото: Shreya Dwivedi / CC BY-SA 4.0

Война 1971 года

Пакистан был разделен территорией Индии на две части. Когда оторванный от столицы, населенный бенгальцами, говоривший на другом языке Восточный Пакистан начал борьбу за независимость от Западного, он получил поддержку индийцев.
В отместку Пакистан нанес удар по западной границе Индии. Однако индийская армия быстро перешла в контратаку, заняв более 15 тысяч км² чужой территории. В течение нескольких недель окруженные пакистанские войска сдались и на восточном фронте, и в Бенгалии.

Результат: решительная победа Индии, сдача в плен около 100 тысяч пакистанских военных, завоевание независимости Бангладеш.

Бенгали, а не урду

Каргильский конфликт 1999 года

Индийская сторона не использует термин «война», официальный Пакистан отрицает участие армии в столкновениях. Тем не менее, известно, что весной 1999 года пакистанские боевики, среди которых были кадровые солдаты и офицеры, зашли на подконтрольную Индии территорию в горах кашмирского округа Каргил. Индийцы ответили полномасштабным ударом вооруженных сил и вернули 80 % потерянных в начале конфликта территорий.

Результат: Пакистан вынужден был отступить, при этом власти отказывались принимать тела своих убитых офицеров. По разным оценкам, пакистанцы потеряли более 1,5 тысяч человек убитыми, индийцы — чуть более 500 человек.

Индийские солдаты в Баталике (Кашмир) во время конфликта 1999 года. Фото: Narendra Modi / Flickr / CC BY-SA 2.0

Столкновения 2000-х годов

Больше войн между двумя странами не было, однако дважды отношения между ними сильно обострялись. В декабре 2001 года произошла террористическая атака на парламент в Дели. Индийские власти обвинили Пакистан. К границе были стянуты до 500 тысяч индийских солдат и около 300 тысяч пакистанских, происходили взаимные артиллерийские обстрелы.

Противостояние в ноябре-декабре 2008 года также было вызвано террористическими атаками исламистов, на этот раз — в Мумбаи. Были убиты около 160 человек. Обе страны снова подвели к границе свои дивизии, но в итоге обошлось без кровопролития.

Конфликт Индии и Пакистана: почему страны враждуют уже более 70 лет?

14 февраля в результате атаки террориста-смертника на индийский конвой в северном индийском штате Джамму и Кашмир погибли 45 бойцов военизированных формирований, что стало крупнейшим терактом в истории Кашмира. Ответственность за атаку взяла террористическая группировка «Джаиш-е-Мухаммад» («Армия Мухаммеда»). Индия обвинила Пакистан в поддержке террористов, отозвала посла из Исламабада для консультаций и подняла таможенные пошлины на товары из соседней страны до 200%.

26 февраля ВВС Индии нанесли массированный удар по находящемуся на пакистанской территории лагерю «Джаиш-е-Мухаммад». В Исламабаде назвали бомбардировки агрессией и привели армию в состояние полной боевой готовности.

27 февраля истребители ВВС Индии перехватили военные самолеты Пакистана над Джамму и Кашмир, сбит один истребитель. В ответ ВВС Пакистана нанесли удары по Кашмиру и сбили два индийских самолета. Пилот одного катапультировался и был взят в плен после приземления. В своем обращении пакистанский премьер признал, что самолеты ВВС Пакистана нарушили границы Индии. Однако при этом он дал понять, что это был ответный шаг, предпринятый после того, как индийские истребители нанесли удар по пакистанской территории. В МИД Пакистана назвали акцию демонстрацией «желания и готовности к самообороне».

Резкая эскалация в Кашмире, сделавшая реальной угрозу новой большой войны, вызвала всплеск дипломатической активности со стороны ведущих мировых держав, пытающихся не допустить перехода конфликта в горячую фазу. Одной из первых отреагировала премьер-министр Великобритании Тереза Мэй, призвавшая две части бывшей британской Индии избежать радикального сценария. Схожие заявления прозвучали и в других мировых столицах

В начале марта конфликт начал терять свою остроту. 1 марта плененный летчик был передан Индии — в подобных конфликтах такой шаг всегда рассматривается как сигнал к примирению. Но мира в этом регионе давно нет: если молчит оружие, то продолжается война нервов.

Почему индо-пакистанской конфликт опасен в глобальном масштабе?

Во-первых, конфликтуют две ядерных державы. Во-вторых, конфликт имеет религиозную основу, поэтому он легко может расшириться за счет вовлечения в него единоверцев из других стран. В-третьих, тлеет конфликт в очень горячей точке. Рядом находятся неспокойный Афганистан и амбициозный Китай. Афганские племена и власти Китая в разных формах вовлечены в события, происходящие в Кашмире.

Что стало причиной конфликта?

Великобритания после «отмены» своей империи в 1947 году образовала на территории колонии Британская Индия два государства, сформировав их по религиозному принципу. Территории, населенные приверженцами индуизма, стали Индией. Мусульмане же стали гражданами Пакистана. Но при этом неразделенной осталась территория Кашмира, населенная приверженцами трех религий: мусульманами, индусами и буддистами. Вопрос ее самоопределения отдали на откуп местному правителю, который сначала торговался с заинтересованными сторонами, а потом просто потерял контроль над ситуацией. Первая война началась уже в 1947 году.

Сейчас Кашмир разделен на индийский штат Джамму и Кашмир с площадью 101 тыс. кв. км и населением 10,1 млн жителей; самопровозглашенное непризнанное государство Азад Кашмир («свободный Кашмир») площадью 13 тыс. кв. км и населением 3,6 млн жителей, контролируемое Пакистаном; Гилгит-Балтистан («северные территории») площадью 73 тыс. кв. км и населением 1 млн жителей, находящиеся под контролем Пакистана; территорию под юрисдикцией Китая площадью 38 тыс. кв. км с несколькими тысячами жителей.

Почему не может быть победителя в этом конфликте?

Казалось бы, Индия и Пакистан — игроки из разных весовых категорий. Территория Индии 3,287 млн кв. км (7 место в мире), Пакистана — 0,796 млн кв. км (36 место). Еще больше разница в численности населения: 1,3 млрд человек (2 место в мире) против 208 млн человек (6 место в мире). Индия является одной из крупнейших экономик мира. Ее ВВП $2,6 трлн (2,3% от мирового, 6 место). Пакистан по размеру ВВП ($305 млрд) занимает 40 место в мире. Численность индийских вооруженных сил 4,2 млн человек, пакистанских 0,9 млн. У Индии в 1,5-2 раза больше боевых самолетов, кораблей, танков.

Но это неравенство во многом нивелирует то, что обе страны имеют ядерное оружие. Причем, по неофициальным данным, у Пакистана боеголовок даже больше: 140 против 110. К тому же на стороне Пакистана активно играет Китай, который считает Индию своим опасным конкурентом.

Каковы перспективы?

На сегодняшний день, конфликт в Кашмире — самый длительный в повестке дня ООН. Индия и Пакистан уже трижды вели войны (в результате одной из них образовалось государство Бангладеш на месте бывшего Восточного Пакистана), вспыхивала масса более мелких конфликтов. Стороны непримиримы, максимум на что они сейчас способны — не начинать масштабные боевые действия. Пойти на примирение, которое невозможно без уступок, не могут политики, так как «продажу интересов родины» конкуренты им припомнят на ближайших же выборах (в Индии всеобщие выборы будут уже в апреле-мае). Мировое сообщество может, разве что, влиять на лидеров обеих стран. Но те, особенно в Пакистане, имеют ограниченное влияние на «полевых командиров». Поэтому ситуация в регионе еще долго будет оставаться конфликтной.

Напомним, ранее сообщалось, что вооруженный конфликт между Индией и Пакистаном привел к изменениям в вылетах самолетов из индийских аэропортов. В том числе произошла задержка рейса Дели-Киев.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: