Почему в Израиле все так дорого

Почем еврейское счастье?

Подруга пристально разглядывает ценник в торговом центре «Стоп-маркет» возле перекрестка Ягур, что под Хайфой. Она второй раз в Израиле, но по-прежнему удивляется дороговизне: «Это что же, коттедж (зерненый творог) стоит полтора доллара? 100 рублей? У нас килограмм творога можно купить за такие деньги!»

Что правда, то правда. Однако хочется ответить, что качество израильского творога другое, или напомнить, сколько стоит в «Азбуке вкуса» творог «Братья Чебурашкины» — 149 рублей за 200 грамм ов . Так вот по-братски. Но я и сама понимаю, что в Израиле все дорого. «Очень дорого!» — если разглядывать ценники в крупных супермаркетах и кошерных магазинах; «не так, чтобы очень…» — если знать, где покупать; «вполне терпимо» — если пользоваться скидками, купонами, картами и подарочными чеками.

Вдоль молочных рек и творожных берегов гипермаркета мы добредаем до витрины с сырами. Я привычно выискиваю желтые ярлыки типа «Третий в подарок». Конечно, у желтого ярлыка есть крупный недостаток: его не окажется на любимом «Чеддере». Мельком взглянув на цифры, подруга Настасья поджимает губы и норовит пройти мимо сыров. В самом деле, обычная «Гауда» стоит 60 шекелей за килограмм. В Амстердаме элитная «Гауда» обойдется вам минимум в 16 долларов, то есть примерно в те же 60 шекелей, а незатейливая из супермаркета — всего в 5 долларов (приблизительно 18 шекелей).

«Нашу «Гауду» я в Петербурге покупаю по 280 рублей!» — Настасья не то чтобы гордится родными сырами, но вполне смирилась с ценами.

За килограмм российского подобия «Гауды» петербуржцы выкладывают 3.74 доллара, или почти 15 шекелей. Это, конечно, не продукт из амстердамской сырной лавки, зато стоит он в четыре раза дешевле, чем любой из сыров в израильском супермаркете. А бесплатный сыр легко найти только в мышеловке.

И все же почему в Израиле все так дорого? Давайте считать.

Во-первых, мы платим налог за кошерные продукты . Сертификат кашрута прибавляет к изначальной цене незатейливой голландской «Гауды» три шекеля: 18+3=21. Замечали солидных неторопливых раввинов в аэропорту Бен-Гуриона, путешествующих без шумного семейства? Это десант от раввината, призванный одобрять товары для импорта в страну. Мы оплачиваем их служебные командировки.

Во-вторых, расходы на доставку и хранение заморских покупок поднимают цену еще на 4 шекеля; итого: 21+4=25.

В-третьих, таможня дает добро примерно за 6 шекелей на каждый килограмм: 25+6=31.

В-четвертых, импортер приплюсует еще 25%, чтобы компенсировать свои расходы. В результате стоимость доставленного в наши палестины килограмма голландского сыра вырастет до 39 шекелей.

В-пятых, приходит черед платить торговым сетям и маркетологам. По дороге с таможни до прилавка сыр подорожает еще на 35%. Некоторые израильтяне любят ивритскую рекламу погорячее, предпочитают загружать корзины в просторных залах «Шуферсаля» и не жалеют звонких монет. Они подпитывают розничных продавцов и их сподвижников.

Завершающим аккордом ценовой политики становится правительственный 17- процентный налог на добавленную стоимость. Вот и получили «Гауду» по 60 шекелей за кило.

Налоги на импортные товары призваны защищать местного производителя. «Тара», «Тнува», «Штраус», киббуцы и фермеры производят коттедж и прочие творожки. Местные производители тоже тратятся на логистику и кашрут, вносят свою долю в оплату труда правительства со всеми госслужащими. Местные располагаются на святой земле, расходуют дорогую израильскую воду и нередко используют зарубежную рабочую силу. С какой стати местным продуктам быть дешевыми?

Подруга облюбовала «русский» магазин, где двести грамм ов нек о шерного творога стоят 4 шекеля, то есть чуть меньше доллара. Рынок как альтернатива супермаркетам Настасье не понравился, показался шумным и грязным. А каким еще бывает восточный базар? До Израиля докатилась мода на рыночные рестораны — все блюда из свежайших продуктов, никаких расходов на доставку-упаковку. На рынке Виктора Гюго в центре Тулузы обед с графином столового вина обходится в 22 евро (95 шекелей). В ресторанчиках и кафе при рынке «Кармель» в Тель-Авиве можно перекусить за 100 шекелей, но стейк и французское столовое вино обойдутся существенно дороже, а обстановка подойдет не каждому гурману. Моя Настасья фыркнула и попросилась «в приличное место» — в кафе «Аром а ».

Вы не прельстились экзотикой и гомоном базара? Тогда вам прямая дорога в «Шуферсаль» и «Стоп-маркет». Кстати, «Стоп-маркет» знаменит распродажей в середине недели свежих овощей и фруктов по три шекеля за килограмм. Выбор не велик, зато парковка, тележка, накопительная система скидок, элитные вина и крепкие напитки. И никакой рыночной толкотни.

Те, кто считает израильские цены «вполне терпимыми», закупают продукты на рынке в пятницу после двух пополудни. В супермаркеты эта публика наведывается нечасто — запасается прежде купонами со скидками и расплачивается подарочными чеками и картами. Однако, чтобы перенести «вполне терпимую» дороговизну, необходимо незаурядное еврейское чувство юмора и сочетание рынка с плановым домашним хозяйством. А кто сказал, что еврейское счастье падает с неба и обходится дешево?

Жизнь в Израиле: дорого или недорого?

Всего одна фотография чека из немецкого супермаркета, и буря возмущений израильтян не угасает до сих пор. Ну еще бы: такой любимый нами йогурт стоит в Берлине аж в пять (!) раз дешевле. Но бывший израильтянин, выложивший в сеть такую провокационную фотографию, на этом не успокоился. Он создал на Фэйсбуке группу «Добро пожаловать в Берлин», на которую тут же подписались тысячи знакомых израильтян — и там люди всерьез обсуждают вопросы иммиграции. Получается, евреи собрались массово переезжать в Германию… И началось это из-за какого-то йогурта. Согласитесь, интересно!

Да, тему дороговизны жизни в Израиле не обсуждает только ленивый. Американцы, которые сотнями репатриируются сюда по сионистским соображениям, вскоре начинают “жалеть” о своем выборе:

В Нью-Йорке у меня была хорошая зарплата, а тут я могу себе позволить на нее снимать разве что маленький «туалет», который я, в добавок ко всему, делю с двумя соседями, — жалуется в сети некий Дэвид Гринберг. При этом на фото Дэвид держит в руках доску для серфинга. Черт, да многие могут только позавидовать этому парню!

Ну да, в Израиле жизнь и вправду недешевая. Если вдаваться в экономику, то все можно объяснить тем, что пошлины на зарубежные продукты непомерно велики, и поэтому израильские концерны устроили настоящую монополию со взвинченными ценами.

Но все познается в сравнении. Когда я в очередной раз слышу о непомерно высоких ценах, то сразу вспоминаю родную Беларусь. Людям там зарплаты хватает только на самые элементарные продукты и оплату коммунальных услуг.

Первый раз я поняла, что продукты в Израиле и продукты в Беларуси стоят примерно одинаково, когда пожила на стипендию одного израильского университета. На еду уходило около 200 долларов — 750 шекелей в месяц (разумеется, на режиме разумной экономии, и на себя одну). В Беларуси я тратила в месяц примерно столько же. И давайте не будем сравнивать зарплаты…

Со съемом жилья тут тоже, на самом деле, все более или менее нормально. Хорошая квартира в районе Тель-Авива стоит в месяц от 1000 долларов — цены, вполне себе “московские”, очень даже знакомые. Еще дешевле снимать квартиру, например, в Ашкелоне, который расположен в получасе езды на машине от Тель-Авива, то есть, в каком-то смысле “ближе”, чем Бутово к Центру Москвы. Тут трехкомнатная квартира (внимание!) с видом на море и бассейном во дворе будет стоить долларов 800 в месяц, и коммунальные платежи обойдутся еще в 50. Зарплаты в Израиле и зарплаты в Москве тоже вполне себе сопоставимы. В крупных городах Америки, Канады и Европы аренда жилья, кстати, тоже примерно схожа. Тысяча долларов в месяц за квартиру для жителей Нью-Йорка и Торонто — привычная цена.

Читайте также  Соборы в Гродно

В общем, я хочу сказать о том, что все не так уж плохо. Фрукты, соки, морепродукты, “туна” (консервированный тунец в баночках) — все это в Израиле стоит довольно дешево, учитывая замечательное качество этих продуктов.

Серьезно задумываюсь о том, сколько потратила, я только когда покупаю какую-нибудь “вкусняшку” с соком по дороге на работу. Тут же начинаю прикидывать в уме, что стоит пару раз себе в этом отказать — и можно купить джинсы! Но это происходит уже совсем по другой причине, имя которой «распродажа». Подружки из Беларуси до сих пор удивляются, как я однажды умудрилась купить несколько пар фирменных брюк по 15 долларов каждые. Поэтому слышать о том, что в Израиле дорогая одежда, тоже не хочу. Коренным израильтянам стоит съездить посмотреть, какие цены на одежду в странах СНГ. Мой бойфренд, приехав в Беларусь, то и дело восклицал: «И как люди тут живут!». Цены во многих минских ресторанах и кафе были вполне себе израильскими, а вот порции в три раза меньше. Это на заметку тем, кто приедет туристом в Израиль: можете смело заказывать одно блюдо на двоих. Потому что ни за что у вас не получится самостоятельно доесть все то, что вам принесут.

А еще почти в каждом крупном израильском городе сейчас есть кофейня «Все по пять шекелей». Там отличный кофе, чай, соки и свежая выпечка стоят по одной цене — около 1,5$.

Ах да, и пляжи в Израиле бесплатные! Нет, серьезно, сейчас почти на каждом курорте сделали платные пляжи. А мы, израильтяне, да и туристы тоже, можем безлимитно радоваться даже не одному, а трем морям.

В Берлине моря, кстати, нет. Так что, израильтяне, может, все же останемся здесь?

Почему в Израиле все так дорого

Что в Израиле дороже, чем в Европе, и почему будет только дорожать

Семь лет назад на бульваре Ротшильда в Тель-Авиве люди установили палатки. Так они протестовали против высоких цен и их постоянного роста. Но акция не помогла, Израиль так и остался дорогой страной, только за это время стал еще дороже.

В прошлом Израиль, как и большинство развивающихся стран, считался относительно дешевым, израильская потребительская корзина была дешевле

европейской. Но сейчас израильская экономика растет, шекель укрепляется. Если раньше девальвации делали Израиль дешевым, то теперь их нет, и страна стала дорогой.

Этот вывод можно сделать из последнего отчета OECD. В нем сравниваются цены на стандартную корзину товаров и услуг среди стран — членов Организации экономического сотрудничества и развития. Британский еженедельник Economist одним из первых стал публиковать «индекс покупательной способности», в основе которого лежала долларовая цена биг-мака. Теперь индекс подсчитан намного точнее.

Для достоверного сравнения Институт статистики OECD совместно с министерством статистики Евросоюза и Всемирным банком подготовили список из 3000 товаров и услуг, которые наиболее часто потребляются домохозяйствами обследуемых государств.

Полный обзор делается раз в три года, каждые несколько месяцев Институт проводит частичную корректировку индекса. В феврале был опубликован «почти окончательный» вариант цен за 2014 год. Результат, как было сказано, не самый благоприятный для нашего потребителя. Частичная корректировка 2017 года только ухудшила ситуацию.

Израиль оказался на 12 месте из 47 участвовавших в исследовании стран. Потребительская корзина израильского домохозяйства на 25% дороже средней корзины по OECD. В развитых странах семья тратит на корзину в среднем 100 шекелей (как и в США), в Германии — 104 шекеля, во Франции — 109, в Австрии — 112. А израильской семье эта корзина обходится в 125 шекелей.

Израиль обгоняют только англоязычные Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, безумно дорогие скандинавские страны и Швейцария. Большинство стран Запада дешевле Израиля на 15%. В Португалии, например, цены на треть ниже, в Чехии — наполовину, в Польше — на 55%.

Что в Израиле дороже всего?

Что касается продовольственных товаров, то это молоко и молочные продукты. В индексе дороговизны молока Израиль — третий, этот продукт по сравнению с OECD дороже на 68%. И на 83% дороже, чем в Германии и других крупных западных странах. Израильская корзина молочных продуктов вдвое дороже американской, на 160% дороже польской. Даже Япония дешевле. Только в одной стране молоко дороже — в Норвегии.

Другие примеры — безалкогольные напитки. В Израиле они дороже на 33%, чем в OECD, мы на шестом месте в индексе дороговизны. По хлебуи зерновым продуктам Израиль занял седьмое место сразу после Франции, Скандинавии, Австрии, Канады. О вкусе мы не будем спорить. Израильский хлеб на 35% дороже, чем в Западной Европе, на 67% дороже, чем в США, на 118% дороже, чем в Польше.

Мясо и мясопродукты тоже дороги. Правда, не так, как молоко (качество не учитывается), «всего» 18 место. Израильское мясо дороже на 21%, чем в OECD, немного дороже немецкого или французского, намного дороже британского. В США килограмм стейка стоит 83 шекеля, в Израиле — 121. В Польше мясо вдвое дешевле.

Только овощи и фрукты в Израиле на 8% дешевле, чем в среднем по OECD. Они на 20-25% дешевле немецких, австрийских или французских. Но американская фруктово-овощная корзина на 5% дешевле израильской.

Почему в Израиле все так дорого?

На относительную дороговизну влияет сильный шекель. Если бы курс доллара был не 3,4 шекеля, как сейчас, а 4,4, соотношение было бы другим. Но влияние курса довольно сложно учесть: совершенно точно инфляция (т.е. внутренние цены) была бы куда выше. Но и с учетом сильного шекеля и сильной экономики загадку высоких израильских цен разгадать нелегко. Как и загадку провала протестов 2011 года. А вот понять, почему у нас относительно дешевы овощи и фрукты, проще: к их цене не плюсуется НДС.

Кстати, НДС на продукты питания — это одна из причин их относительной дороговизны. Во многих странах OECD продукты питания либо вообще не облагаются этим налогом, либо на них устанавливается сокращенный НДС. В отличие от Израиля, снижение НДС там напрямую влияет на розничные цены.

Вторая причина — монополизация, к которой нельзя не добавить кашрут, который также сильно монополизирован. Последний очень сильно повышает цену на продовольствие (влияние кашрута на одежду не столь сильное). Косвенное этому доказательство — овощи и фрукты. Они, как известно, освобождены от «налога на кашрут», поэтому и относительно дешевле.

В 2011 году, когда на бульваре Ротшильда и в некоторых других местах проходили демонстрации протеста, уровень цен в Израиле был равен или почти равен среднему уровню цен по странам OECD. Сейчас он выше, чем там, примерно на 20%, и израильское «лидерство» продолжает укрепляться от года к году. Так одно за другим правительства Израиля потерпели неудачу в попытке ограничить цены.

Почему в Израиле все так дорого

Социальные протесты 2011 года вызвали беспрецедентную волну реформ: за три года они несколько поспособствовали возникновению конкуренции в ряде секторов экономики, демонтажу центров власти, повышению минимальной заработной платы, в какой-то мере -устранению неравенства.

Читайте также  Рынки во Вьетнаме

В какой-то степени удалось сдержать завышенные доходы банкиров, а некоторых финансовых паразитов и преступников, действующих по схеме капитал-власть-СМИ, удалось привести к банкротству или отправить в тюрьму.

Но, к сожалению, все это уже стало историей. За последние пять лет израильская политика вступила в эпоху трайбализма, поляризации, ненависти, а в последнее время — коронавируса и теорий заговора.

Вместо разумных дискуссий о причинах высокой стоимости жизни, об эрозии качества жизни и качества услуг, мы переживаем период, когда 95 процентов всей нашей энергии уходит в ненависть, войну между лагерями, обильно распространяемые фейки, а также на весь тот мусор, которым забиты социальные сети.

Шесть семей, которые предоставили нам данные по своим доходам и расходам, продемонстрировали то, что знакомо большинству израильтян, и это пугает и удручает одновременно: семья, насчитывающая четыре-шесть человек, вынуждена ежемесячно тратить от 20 до 40 тысяч шекелей, чтобы покрыть все свои расходы.

А вот пять главных причин, вызывающих ухудшение качества жизни девяти низших децилей в Израиле – и все это прямой или косвенный результат политики правительства.

  1. Монополии, олигополии и картели

Экономические реалии сегодня таковы, что компании и предприниматели заняты тем, что противостоят «свободному, конкурентному и сложному рынку» — прибегая к слияниям, поглощениям, ограничительным механизмам и к давлению на правительство.

Практически нет в Израиле отраслей с конкуренцией, и в особенности в отраслях с наиболее дорогими и важными продуктами и услугами; для того, чтобы кто-то новый не вошел на рынок, барьеры столь высоки, что их невозможно преодолеть. Шанс увидеть хоть какое-то равновесие конкуренции равен нулю: это – газовая монополия, картель импортеров автомобилями, олигополии в сфере страхования, пенсионного обеспечения и питания. Все они защищены государством и могут делать с зависимыми от них клиентами всё, что хотят.

Можно сказать, что ущерб, наносимый обществу – троекратен: стоимость жизни для потребителей, сознательное торможение любых инноваций в указанных отраслях, а также низкая производительность труда и скрытая безработица на их предприятиях.

В бюджетном отделе министерства финансов, министерстве главы правительства и управлении по вопросам конкуренции по-прежнему слишком много экономистов и юристов, которые плохо разбираются в деле и слишком доверяют своим представлениям, что рынок способен самостоятельно достичь конкурентного равновесия.

Более того, многие сотрудники в этих трех центрах власти слишком заняты своим будущим – думают, где они будут работать впоследствии, будь то могущественные частные или государственные корпорации, и они оказываются в плену у держателей контрольного пакета акций, генеральных директоров, юристов и лоббистов гигантов, которые готовы делать все, чтобы предотвратить конкуренцию.

  1. Необходимое стало предметом роскоши

Две или три самые серьезные статьи расходов в потребительской корзине семей, поделившихся с нами своими проблемами — ипотека, аренда жилья и транспорт.

Если мы добавим к этому средства, которые многие семьи тратят на частное образование, вырисовывается четкая картина, из которой следует, что эти расходы можно считать прямым результатом сознательной государственной политики, рассматривающей жилье, транспорт и образование как частные вопросы, если не предметы роскоши.

А это глобальная ошибка: потому что крыша над головой не может рассматриваться как частный продукт, он влияет не только на качество жизни, но и на психическое и физическое здоровье большинства людей. Но власть не знает, что делать с этим вопросом.

Цена на земельные участки в целом и на землю в областях наибольшего спроса в частности выросла не в результате гениальности, новаторства, изобретений и разработок инвесторов и крупных землевладельцев. Цена выросла из-за переменных, которые обусловлены внешними обстоятельствами, неподконтрольными наследникам недвижимости, дилерам, застройщикам и инвесторам, вкладывающим в строительную отрасль.

Процентные ставки, практика выделения земельных участков и быстрый рост населения привели к повышению цен на жилье и недвижимость, тем самым переместив сотни миллиардов от одной группы населения (довольно большой и рассредоточенной, главным образам — молодого поколения) к другой (небольшой группе инвесторов, вкладывающих в недвижимость, к старшему поколению).

Также заброшена и проблема с общественным транспортом, которым правительство, по сути, не занималось как минимум последних два десятилетия. Система общественного транспорта до сих пор не отлажена, и люди вынуждены пользоваться автомобилями, проводя огромное время в пробках по всей стране.

Автомобиль стал и роскошью, и средством передвижения, а пять семей импортеров автомобилей накопили миллиарды. И каждый год сотни тысяч новых автомобилей отправляются в путь, что делает Израиль страной с одним из самых высоких уровней загруженности дорог в западном мире. И это не с небес свалилось – это государственная политика.

  1. Коррупция и расточительство в государственных расходах

Чтобы правительство могло финансировать качественное и доступное жилье и быстрый, удобный общественный транспорт, оно должно отказаться от огромной налоговой помпы, которая качает средства с рынка недвижимости и транспорта, и потратить в ближайшие годы сотни миллиардов шекелей на строительство жилья и транспортную инфраструктуру.

Для этого необходимо сократить ненужные расходы, которые и без того не идут на пользу обществу: каждый дополнительный миллиард шекелей, который потрачен на повышение заработной платы и пенсий в системе обороны, государственных монополиях и министерствах, — это миллиард шекелей, который не тратится на инфраструктуру и социальное обеспечение.

Каждый миллиард шекелей расходов на заработную плату, пенсии и контракты для заинтересованных групп и близкое окружение — это еще один миллиард шекелей, который вынуждает правительство по-прежнему взимать огромные суммы в виде НДС и налогов на покупку, которыми облагаются товары и услуги.

Удивительны данные главного экономиста минфина о крупнейших покупателях квартир для инвестиций в последнем квартале. Несмотря на беспрецедентный поток средств в хайтек, обогативший предпринимателей и руководителей компаний в стартапах, крупнейшими покупателями инвестиционных квартир являются руководители высшего звена в государственном секторе и оборонном ведомстве.

А те, кто не связан с центрами власти, обнаруживают, что у них низкая зарплата, высока стоимость жизни, и теперь они также видят, что арендная плата, которую они платят, во многих случаях перетекает в карманы тех, кто сумел присосаться к государственному вымени.

  1. Невозможность взимания налогов с мега-магнатов и накопление огромного богатства немногими

Последние исследования показывают, что современная налоговая система устроена таким образом, что позволяет самым богатым уклоняться от уплаты налогов на миллиарды долларов. Платит ли верхний эшелон в Израиле налоги? Сколько они платят? Известно лишь то, что израильская налоговая служба, бюджетный отдел министерства финансов и Банк Израиля никогда не пытались ответить на эти вопросы.

Чиновники из бюджетного отдела готовы без умолку болтать о налоговых льготах на фонды повышения квалификации, но не задаются вопрос, каким заставить 0,1 процента населения, у которого скапливается большая часть богатства, платить налоги, необходимые для финансирования государственных услуг.

В течение последнего десятилетия Израиль стал богатой страной с бедными гражданами. У государства низкий долг и огромный избыток активов в иностранной валюте, в частном секторе — сотни миллиардеров, и это в то время как подавляющая часть среднего класса стонет от дороговизны жизни и тонет в огромных долгах, особенно по ипотеке.

  1. Демократические институты, игнорирующие общественные интересы

Бедность, неравенство, снижение продолжительности жизни, ухудшение психического здоровья, плохое питание, — все это результат сознательной государственной политики, которая предпочитает немногих и сильных широким массам нищающего населения.

И это – не Израиль, это – США, чьи демократические институты за последние тридцать лет пришли в негодность, и в результате определенная, и весьма немалая, часть некогда богатейшей страны выглядит как страна третьего мира, когда дело доходит до базовой общественной инфраструктуры и защиты населения от хищнического и жестокого капиталистического сектора.

Читайте также  Ворота Морделез и средневековый квартал Ренна

Провал американской системы за последние двадцать лет должен стать тревожным звонком для Израиля – и уроком. Вот что происходит со страной, которая становится заложницей миллиардеров и мифа о «свободном рынке», который они и их слуги в политике, исследовательских институтах и ​​академических кругах продают широкой публике.

Борьба с дороговизной жизни в Израиле должна начаться с разрушения израильских монополий, восстановления сферы общественных услуг и избавления от коррупции в государственном секторе.

В ближайшее воскресенье, 22 августа, «правительство перемен» Нафтали Беннета, Яира Лапида, Мерав Михаэли и Ницана Горовица намерено согласовать вопрос о добавке в 1,3 миллиарда шекелей в год к бюджетным пенсиям пенсионеров из оборонной системы — одного из самого «сытого» сектора израильской экономики.

Это коррумпированный шаг, который напрямую скажется на стоимости жизни. Странный консенсус в этом вопросе доказывает, что новое правительство вовсе не собирается сражаться за средний класс, и оно, увы, удивительно похоже на последнее правительство Нетаниягу.

Почему в Израиле дорогие квартиры и почему это плохо

О чём мечтает каждый израильтянин? Шучу. О чём мечтает каждый репатриант? Купить квартиру. О, квартира. Это средоточие благ, этот оазис бесплатного жилья, за который не надо платить никому, кроме мэрии. И домоуправления. И электрокомпании. Ну, в общем это немного более дешёвое обиталище. Квартира, для современного израильтянина, это как большие и ветвистые рога для оленя. Если у тебя есть квартира, ты преуспел. Ты можешь позволить себе завести детей. Ты можешь думать о будущем.

А какая мечта стоит у израильтянина на втором месте? Может быть, открыть собственный бизнес? Построить маленький заводик? Основать, прости господи, газету или телевизионный канал? Ха и дважды ха. Вторая на очереди мечта — это купить вторую квартиру. Если денег свалится ну очень много — купить третью. Вы, наверное, поняли принцип.

Главное отличие “полуторного” поколения от коренных сверстников — отсутствие “лишних” квартир у родителей, а зачастую — даже одной квартиры в семье. Поэтому, после армии, репатрианты не отправляются обкуриваться в Индию и Таиланд (ну, не все), а наскребают сразу на учёбу, ну или идут прямо на завод/в обслуживание, чтобы заработать на билет в Канаду. Но речь не о бедных репатриантах, а о квартирах, которых у них нет.

Квартира в Израиле — это не просто место, где человек спит между сменами, это генератор денег. Вечный двигатель. Страус, который несёт золотые яйца. Именно благодаря квартирам, в Израиле, в принципе, можно жить. Да, зарплата/доход у меня не очень, да, расходы растут, зато у меня постоянный доход от жилого дома в Афуле. Как, у тебя нет квартиры? Ну купи. Очень помогает.

Это замкнутый круг. Квартиры чудовищно выгодны, поэтому все хотят их купить, поэтому цены на них астрономические. Я всю жизнь слышу страшные истории про дорогущие квартиры в Москве, но вы знаете? Не такие уж они и дорогущие. Ну, скажем, стоит она 10,000,000 рублей. Сколько это на наши деньги? Полмиллиона. Господи, да такую дешёвку израильтяне у вас с руками оторвут. Причём, в любом городе. Израильтян всё больше и квартиры непрерывно растут в цене. В Тель-Авиве владельцы неудавшихся магазинов переоборудуют их в квартиры. Вся страна понемногу превращается в гигантский хостель.

Как вы понимаете, это не рецепт для благополучия. Каждый шекель, уплаченный за съём квартиры, это ещё один шекель, не потраченный на рынке, не вложенный в экономику. О да, никто не запрещает рентосборщику самому вложить этот шекель обратно в экономику, но в чём смысл, если выгоднее накопить на восьмую квартиру? Инвестиции в израильскую экономику приходят либо из-за границы, либо в обмен на наш драгоценный экспорт (это тема для отдельной статьи), либо из пенсионных накоплений (то есть вообще без ведома “инвесторов”). Ну и конечно, есть огроменный сектор обслуживания, питающийся любовью израильтян к хорошей жизни.

Но мы увлеклись. Главный вопрос — почему квартиры в Израиле стоят так дорого? Казалось бы, спрос рождает предложение. Пусть авантюристы-бизнесмены просто построят ещё квартир и озолотятся. Но не всё так просто. Во-первых, количество земли, на которой вообще можно строить, сильно ограничено. Государство не выделяет под это новые участки, потому что не дай бог цены на квартиры упадут (не забываем, что для бОльшей части населения, квартиры — это вложение многих поколений и главный стратегический ресурс). А во-вторых, даже за те квартиры, которые удаётся построить, покупатели конкурируют с вкладчиками.

Теперь переходим от главного вопроса к правильному: ПОЧЕМУ покупатель вынужден конкурировать с вкладчиками? Почему купить и сдавать квартиру выгоднее, чем скупить все акции Elbit? Что за на?! Ответ не явный, но тем не менее — простой. Во-первых, в Израиле (как и по всему миру) очень низкая учётная ставка. Проценты, которые клиент платит за ссуду в банке, очень низкие (что, опять же, поощряется огромным количеством ссуд). Как и проценты, которые банк платит клиенту по различным накопительным программам (местная разновидность юмора). Отчасти, это призвано поощрить выход клиентов на рынок “опасных” инвестиций, то бишь, на покупку акций и прочих ништяков на бирже.

А во-вторых, государство то ли сознательно, то ли в силу природной тупости, буквально наказывает граждан за инвестиции на рынке ценных бумаг: за каждый шекель, заработанный этим (и так рискованным) способом, вы платите 25 агорот налога. Сравним это с НУЛЕВЫМ налогом на доход от аренды жилья по сумме до 5,000 шекелей в месяц. То есть, с аренды нормальной квартиры. Ещё раз: на доход от прямых инвестиций в израильскую экономику, вы платите 25% налога. На доход с аренды квартиры слабым слоям населения вы налога НЕ ПЛАТИТЕ ВООБЩЕ.

Если вы сдаёте (для проживания) дворец, вы платите (наберите в глаза слёз) ЦЕЛЫХ 10% налога. Конечно, если ваш квартирант идиот, который не знает жизни и решил (с какого-то перепугу) открыть на этой недвижимости бизнес, то налог сразу прыгает до 30%, а там начинаются сложные вычисления. Но если он послушно ходит на работу и больше ничего от жизни не хочет, платить государству вы не будете ничего, или почти ничего. Так “стартап нэйшн” стимулирует свою экономику.

Подытожим. Государство выгоняет деньги с банковских счетов, потом выгоняет их с рынка ценных бумаг. В итоге, любой план по наращиванию капитала в Израиле заканчивается покупкой новой квартиры. Непрекращающаяся волна репатриации очень помогает местным в этом безопасном и выгодном деле, так как население растёт, как на дрожжах, а квартиры — как обычно. Миллион, вложенный в квартиру сейчас, через десять лет станет двумя миллионами. Ни тебе колебаний рынка, вообще никаких рисков — одни плюсы. Единственная опасность такого вложения — что в будущем к власти придет какой-то реформатор и квартиры в Израиле станут более доступными. Но кого я обманываю?

Автор: Родион Фельдман
Главный редактор сатирического журнала FakeJews

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: