Полоцкий Богоявленский монастырь

Церкви полоцкого мужского Богоявленского монастыря во второй половине XVIII — ХX в.

Иванкович, М. А. Церкви полоцкого мужского Богоявленского монастыря во второй половине XVIII — ХX в. / М. А. Иванкович. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2018. — № 8 (194). — С. 101-104. — URL: https://moluch.ru/archive/194/48516/ (дата обращения: 27.10.2021).

Представлены сведения о Богоявленской и Екатерининской церквях полоцкого Богоявленского мужского монастыря во второй половине XVIII — ХX в., касающиеся истории строительства и реставрационных работ, условий существования и деятельности храмов в XVIII — ХX в.

Ключевые слова: Полоцк, церковь, сакральное зодчество, реставрация.

На правом берегу Двины еще в XVI в. был основан Богоявленский мужской монастырь с деревянной церковью. За несколько столетий своего существования все монастырские постройки неоднократно подвергались всяческим перестройкам и трансформации внешнего облика. Во второй половине XVIII — ХX веке полоцкий Богоявленский монастырь был представлен двумя каменными храмами: Богоявленский собор и Екатерининская церковь.

Богоявленский собор. К XVIII в. Богоявленский собор подошел в виде деревянного храма с центрической общей композицией объема и четырьмя угловыми башнями, что можно увидеть на плане города Полоцка 1707 г. Однако данное изображение носит весьма схематический характер и не дает стопроцентной информации [1, с. 475]. Многочисленные пожары первой половины XVIII в., в том числе и пожар 1757 г., привели к утрате деревянной церкви и всех монастырских зданий [2, л.77]. В 1761 г. на средства бывших прихожан, на месте уничтоженного пожаром деревянного храма было начато строительство главной каменной церкви во имя Богоявления Господня, которое в дальнейшем было на некоторое время приостановлено за неимением средств. Окончание строительства датируется 1779 г. Завершение строительных работ стало возможным благодаря поступлению значительной суммы из казны (35221 р.), отпущенной по высочайшему повелению Императрицы Екатерины II [3, с 401]. Получается, что строительство Богоявленского собора было начато во время вхождения Полоцка в состав Речи Посполитой, а завершено уже в новом государстве — Российской Империи [4, с. 351].

Построенный храм представлял из себя типичный крестово-купольный храм, православная специфика которого была подчеркнута не ортодоксальным пятиголовьем по диагоналям плана, а равноконечным греческим крестом в венчающих массах постройки, ориентированных по сторонам света. Причем крест подчеркивался четырьмя фронтонами на торцах двухскатных крыш [5, с. 373].

О внутреннем убранстве Богоявленского собора XVIII в. практически ничего неизвестно. Разве что опись церковного имущества от 22 июля 1788 г. сообщает, что собор в достаточном количестве оснащен церковной утварью и облачениями (ризы церковные — 61, стихарии — 27, напрестольные уборы и жертвенники — 25, серебряные сосуды и блюдца — 13, набедренники — 5, евангелия — 10, а также некоторое количество больших и малых лампад, напрестольных крестов и прочих серебряных и драгоценных вещей) [6, л. 2–7].

Несмотря на то, что здание собора было достаточно крепким, уже к 30-м гг. XIX в. железная крыша церкви и церковных построек обветшала и требовала ремонта [3]. В 1828 г. была составлена предварительная смета на ремонтные работы, которая включала в себя затраты на снятие старой крыши над собором и большим монастырским домом, а также покрытие церкви новым листовым железом (150 кв. саж). Также по смете 1828 г. предполагалось:

‒ исправление пола у иконостаса в соборе и изготовление 12-ти зимних оконных переплетов, на что, включая материалы, окраску и оплату рабочих, было выделено 268 рублей [7, л. 3]:

‒ починка главного храмового крыльца и покрытие его старым железом (112 рублей);

‒ обновление штукатурки, фундаментов и карнизов с отделкой всех наружных стен (359 рублей);

‒ замена стекол в 13-ти окнах Богоявленского собора и окраска окон (268 рублей);

‒ восстановление в куполе 4-х оконных рам с застеклением и их окраска (74 рубля)

‒ починка 2-х больших дверей в храме (22 рубля) [7, л. 4];

В том же году были закуплены необходимые для ремонта церкви строительные материалы согласно смете (листовое железо, полосное железо, брусковые и кровельные гвозди, кровельная проволока, сосновые бревна и т. д.) [7, л. 1]. Ремонт на средства закупленные согласно смете 1828 г. был произведен в 1832 г. В результате этих ремонтных работ ветхая крыша собора наконец была перекрыта новым листовым железом с незначительным преобразованием его купола. Остальные преобразования были незначительны [3, Л. 99].

Под влиянием событий восстания 1831 г., с целью перестройки «в русском вкусе», ряд белорусских храмов и старинных зданий был подвержен значительному видоизменению, над которым были приглашены работать известнейшие иностранные архитекторы. Не стал исключением в этих событиях и Полоцк, куда по приглашению императрицы Екатерины II был отправлен известнейший архитектор того времени Джакомо Кваренги. Непосредственно в Полоцк архитектор был приглашен для перестройки Богоявленского собора, чтобы разобрать фронтоны и убрать декор «как придающие Католический вид» [8]. В результате строительных работ, производимых под руководством Джакомо Кваренги, был разобран и снят фронтон над апсидой и уменьшены в размерах остальные (те самые, которые по мнению императорского правительства придавали собору католический вид) [5, с. 373].

Перестроенный храм предстал в виде купольной трехнефной базилики с одной полукруглой апсидой и двумя одноярусными башнями на главном фасаде. Средокрестие собора было увенчано восьмигранным световым барабаном с куполом, завершенный фонарем. Такие же завершения имели и башни [1, с. 154; 5, с. 373…]. В северной соборной башне была размещена звонница с семью колоколами, путь в которую лежал через хоры с металлическим ажурным ограждением [4, с. 351]. Насчет внутреннего убранства храма стоит отметить, что стены и купол были разрисованы фресковой росписью.

В Богоявленском соборе находилось 3 престола:

1) Главный престол во имя Св. Богоявления Господня;

2) Второй, по правую сторону — во имя Рождества Божией Матери;

3) Третий, по левую сторону — во имя Николая Чудотворца [3].

Алтарь собора ориентирован на восток, что выделяет его среди других храмов того времени (Софийский собор, костела Св. Стефана) [5, с. 373]. У главного престола Богоявления Господня расположены резные позолоченные Царские Врата, вмещающие в себя образы 4-х Евангелистов и Благовещения Пресвятой Богородицы. Иконостас, вытянутый по ширине всего храма, был устроен в 4 яруса.

Следующие ремонтно-восстановительные работы производились в монастырских постройках в 1853–1854 гг. Так, согласно Указа полоцкой Духовной консистории № 2244 от 28 апреля 1853 г., в здании собора и остальных монастырских постройках были проведены штукатурные (оштукатуривание наружных стен собора и всего монастырского комплекса), кровельные (починка в некоторых местах крыши собора, а также желобов и водосточных труб) и плотничные работы (пристройка к собору с северной и южной сторон крылец с балясинами токарной работы [9, л. 3]. В ходе ремонтных работ 1854 г. также были выполнены некоторые штукатурные (обновлена штукатурка стен собора снаружи — 165 рублей), малярные (окрашена крыша собора, а также купол и колокола на ней, окрашены оконные рамы в церкви — 60 рублей), кровельные работы (незначительная починка крыши над собором и водосточных труб) [9, л. 6]. Подобные ремонтные работы в Богоявленском соборе были проведены также в 1891 г. В ходе ремонта с железной крыши собора была удалена старая краска и нанесена новая масляная краска в 2 слоя.

К концу XIX в полоцкий Богоявленский собор подошел практически в неизменном виде (после перестройки 1839 г.), разве что немного дополнилось внутреннее убранство храма иконами и образами, нарисованными местными иконописцами [4, с. 351]. Из описания церковного имущества за 1892 г. известно, что Богоявленский собор был в достаточной мере оснащен всей необходимой церковной утварью: облачения священнослужителей (ризы — 60, подризники — 22, стихарии — 24, мантии — 2; покровцы и воздухи — более 30, а также большое количество серебряных чаш и сосудов и т. д. [10, л. 2].

ХХ в. в истории полоцкого Богоявленского собора, как и остальных церквей города, был связан прежде всего с последствиями первой мировой войны и революции 1917 г., которые привели к закрытию церкви в 1920-х гг. В 1920 г. комиссией по охране памятников древности и искусства при полоцком уездном Политпросветотделе (создана в 1919 г.) был проведен осмотр и перепись исторических памятников Полоцка, к которым в первую очередь относились храмы [11, с. 182]. В результате осмотра Борисоглебского собора и других церквей Полоцка, комиссия постановила, что абсолютно все памятники сакральной архитектуры сильно пострадали в годы войны (стены повреждены в результате взрывов снарядов, отсутствуют двери, стекла, оконные рамы и т. д.) [12, л. 40–53].

Богоявленский собор в г. был передан уездным исполкомом по договору группам верующих в 1824 г., а в 30-е годы XX в. и вовсе был закрыт [13, л. 24]. В скором времени после закрытия в здании собора был оборудован спортивный зал, а позднее и храм просто использовался как склад и постепенно захламлялся. Реставрация храма была проведена во второй половине ХХ в., после чего в обновленном к 1981 г. церковном здании находилась картинная галерея. В ведение православной церкви Богоявленский собор был возвращен в 1991 г.

Екатерининская церковь полоцкого Богоявленского монастыря. В 1781 г. по повелению Екатерины II при главной монастырском храме, была возведена особая, построенная во имя Св. Великомученицы Екатерины, церковь, совмещенная с двухэтажным жилым каменным зданием для настоятеля и братии. В отличии от холодного Богоявленского собора Екатерининская церковь была оснащена печным отоплением [2, л. 53].

В Свято-Екатерининской церкви находилось 2 престола:

1) Во имя Св. Великомученицы (выполнен из соснового дерева; ширина — 1арш. и 8 верш., длина — 1 арш. и 8 верш., высота — 1 арш. и 5 ¼ верш.);

2) Во имя Св. Преподобной матери, полоцкой княжны Евфросинии, устроенный бывшим настоятелем архимандритом Александром в 1803 г.

Клировые ведомости к XVIII-п.п. XIX вв сообщают, что Екатерининская церковь в достаточной степени оснащена всякого рода церковной утварью, за исключением одежды на престолы и жертвенники, а вся церковная ризница и вовсе не новая и от времени подвержена тлению. Также из рассматриваемого источника известно, крыша церкви совершенно сгнила и угрожает падением, что было устранено в ходе ремонта 1832 г. [3]. Во время ремонтно-восстановительных работ 1832 г. также была переделана печь отапливающая екатерининскую церковь и заменен пол у иконостаса. Обветшавший же купол теплой церкви был отремонтирован во время ремонта 1853 г. [7, л. 3]. Повторные исправления церковного купола были произведены в 1891 г., в это время купол был окрашен в зеленый цвет [14, л. 1].

Если же внешние ремонтные работы в Екатерининской церкви проводились регулярно, то внутренняя отделка церкви практически не обновлялась и необходимость ремонта постепенно нарастала. В связи с этой необходимостью в 1871 г. архимандритом полоцкого Богоявленского монастыря Григорием на работу был приглашен художник Виноградов. Согласно проекту на починку повреждений в теплой церкви, художник Виноградов обязался: Вычистить и восстановить позолоту на иконостасе, киотах и настенных рамках; Заново окрасить иконостас и киоты масляными красками; Очистить живопись на стенах и алтаре церкви и покрыть лаком; Очистить роспись потолка во всей церкви; Предоставить все необходимые материалы и рабочих для проведения ремонтных работ; Употреблять материалы только хорошего качества и выполнять работы предельно аккуратно; Получить оплату только после завершения всех работ.

В свою очередь архимандрит Григорий обязывался по истечении работ выплатить 1000 рублей серебром Виноградову и его команде [15]. Работы по восстановлению внутреннего убранства храма Виноградовым были проведены летом 1871 г. Следующие незначительные внутренние исправления в храме были проведены через 20 лет. В ХХ в Екатерининскую церковь ждала та же участь, что и главный храм Богоявленского монастыря. Церковь была закрыта, а затем и вовсе была ликвидирована из келейного здания, купол ее был разобран. Жилое монастырское здание с кельями было переделано под жилой квартирный дом [13, л. 24].

Таким образом, если вторая половина XVIII-XIX вв. стали весьма благоприятным периодом в истории церквей Богоявленского монастыря, когда происходило строительство каменных церквей и их модернизация, то ХХ в. ознаменовался полной разрухой и запустением, связанными прежде всего с революционными событиями 1917 г, Первой мировой и Великой Отечественной войнами, а также с поддерживанием «антиклерикальной политики» городскими властями.

ПОЛОЦКИЙ СПАСО-ЕВФРОСИНИЕВСКИЙ МОНАСТЫРЬ

Первоначально на месте нынешнего монастыря находилось архиерейское поместье с храмом-усыпальницей Полоцких епископов и деревянным Спасским храмом.

Читайте также  Собор Св. Людовика

В 1125 году сюда вселилась преподобная Евфросиния Полоцкая и около 1128 года здесь зародилась монашеская обитель благодаря ее подвижнической жизни. В середине XII века на месте деревянной церкви преподобной был воздвигнут каменный храм во имя Всемилостивого Спаса, сохранившийся до нашего времени. Также, по заказу святой в 1161 году был изготовлен Воздвизальный крест — крест-ковчег со множеством святынь: частицами Древа Креста Господня, камней Гроба Господня и Гроба Божией Матери, мощей первомученика архидиакона Стефана и великомученика и целителя Пантелеимона.

Православная обитель продолжала существовать вплоть до 1580 года, когда Полоцк вошел в состав Речи Посполитой и монастырь был передан римо-католикам. Его заняли монахи-иезуиты. В 1656 году, когда войска русского царя Алексея Михайловича вступили в Полоцк, монастырь был возвращен православным, но уже в 1667 году по Андрусовскому миру Полотчина была возвращена в состав Речи Посполитой, и Спасская церковь вновь отошла к иезуитам. Лишь трудами епископа Могилевского и Витебского святителя Гавриила в 1832 году Спасская церковь была снова передана православным.

Полоцкий епископ Василий (Лужинский), взошедший на кафедру в 1840 году, видел одной из главных своих задач восстановление древних Полоцких святынь, почему ему удалось собрать пожертвований на 30.000 рублей ассигнациями, и добиться издания в октябре 1841 года Высочайшего указа о возрождении Полоцкого женского монастыря. Через полгода в день памяти преподобной, 23 мая 1842 года, в Спасо-Преображенскую церковь из Софийского собора был «для вечного хранения перенесен достопамятный Крест преподобной Евфросинии». На пожертвованные в Москве и Петербурге средства до 1848 года удалось отремонтировать или вновь построить здания для всех монастырских служб, возвести дом для размещения женского духовного училища, ставшего при монастыре преемником школы, основанной святой Евфросинией.

23 мая 1893 года в Спасо-Евфросиниевском монастыре епископ Псковский и Порховский Антонин заложил первый камень в основание нового Кресто-Воздвиженского собора. Величественный пятиглавый собор, рассчитанный на 1500 человек, был возведен по проекту архитектора В. Ф. Коршикова. Соборный храм был достроен к 1897 году. В те годы в обители подвизалась игумения Евгения (Говорович), благодаря деятельности которой число инокинь (вместе с послушницами) к концу XIX века достигло 117 человек. Спасо-Евфросиниевская обитель стала крупным центром духовного и общественного служения Православной Церкви.

В 1910 году святые мощи преподобной Евфросинии были перенесены из Киева в Полоцк, но во время Первой мировой войны, в 1915 году, когда Полоцк оказался в положении прифронтового города, нетленные мощи были эвакуированы в Ростов Великий и положены в Богоявленском Авраамиевом монастыре, где находились на протяжении пяти лет.

После революции 1917 года, невзирая на гонения, Спасо-Евфросиниевская обитель продолжала действовать до 1928 года.

В годы Второй мировой войны, в период немецкой оккупации православные верующие перенесли нетленные мощи преподобной Евфросинии из местного антирелигиозного музея в Витебскую Покровскую церковь, где они находились до 1943 года, а затем — в Спасский монастырь. Обитель снова открылась, несмотря на то, что часть монастыря была переоборудована немцами под концлагерь.

После окончания войны обитель продолжала действовать. Число монахинь возросло. Уже в 1952 году их было 52. Однако, начиная с 1955 года было запрещено прописывать в монастыре новых монахинь и послушниц, а в 1960 году Спасо-Евфросиниевская обитель была закрыта. Тридцать лет обитель пребывала в запустении.

6 июля 1989 года Священный Синод Русской Православной Церкви благословил возрождение Спасо-Евфросиниевского женского монастыря. В сентябре 1997 года, в канун праздника Воздвижения Креста Господня, в обитель был торжественно привезен Воздвизальный Крест преподобной Евфросинии. Снова увеличивается значение обители как древней твердыни Православия в Белоруссии. Здесь бывали Всероссийские патриархи во дни празднования Крестовоздвижения — Алексий II 26-27 сентября 1998 года и Кирилл 27 сентября 2009.

Обитель живет по общежительному уставу. На 2009 год в обители подвизалось около 70 сестер. Ежедневно совершаются уставные богослужения утром и вечером, читается неусыпаемая Псалтирь. Обитель гостеприимно принимает всех благочестивых богомольцев. Богатая ранее монастырская библиотека утрачена, в настоящее время создается новая.

Святыни

Главной святынией обители являются мощи преподобной Евфросинии Полоцкой, пребывающие в Крестовоздвиженском соборе. В древнем Преображенском храме хранится Евфросиниевский крест — копия древнего Евфросиниевского Воздвизального креста.

Евфросиниевский храм Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря. Фото август 2006 г.
Евфросиниевский храм Полоцкого Спасо-Евфросиниевского монастыря. Фото август 2006 г.

Храмы

  • Крестовоздвиженский собор (1897).
  • Преображенский храм (XII) — содержит уникальные фрески XII века, а также масляную живопись XIX века. На 2009 год тут велись работы по восстановлению храма в соответствии с решением правительства Белоруссии. Реставрацией росписи занимаются группа межобластного научно-реставрационного художественного управления при министерстве культуры и массовых коммуникаций России во главе с В. Д. Сарабьяновым и белорусские специалисты из «Минскреставрации».
  • Евфросиниевский храм (1847).

Настоятельницы

  • Прп. Евфросиния (1128 — 1173)
  • Евдокия [1] (кон. XII)
  • Параскева [2] (? — 1239)
  • Ульяния (упом. 1552 — упом. 1580)
  • Акилина (? — 1577)
  • Наталия (кон. XVI)
  • Иннокентия (Кулешова) [3] (1841 — 1842)
  • Евфросиния (Дехтярева) [4] (1842 — 1843)
  • Клавдия (Щепановская) (1843 — 1854)
  • Евфросиния (Сербинович) (1854 — 1878)
  • Евгения (Говорович) (1878 — 24 марта 1900)
  • Олимпиада (1900 — 1903)
  • Евфросиния (Сладкевич)
    • Нина (Боянус) (июнь 1904 — ноябрь 1905) и/о
    • Евдокия (Левшук) (12 августа 2004 — 19 ноября 2014) и/о

    Использованные материалы

    • Страницы монастырского сайта:
      • http://spas-monastery.by/history/history.php — «Летопись монастыря»
      • http://spas-monastery.by/history/superior.php — «Настоятельницы монастыря»
      • http://spas-monastery.by/shrines_of_the_monastery/cross_of_s. php — «Святыни»
      • http://spas-monastery.by/memory_book/index.php — «Персоналии»
      • http://spas-monastery.by/contacts/ — «Контакты»
      • http://www.patriarchia.ru/db/text/751568.html
      • http://www.patriarchia.ru/db/text/752017.html

      [1] Родная сестра прп. Евфросинии, княжна Полоцкая.

      [3] В исторических источниках встречается разное написание фамилии игумении Иннокентии — Кулешова, Кулеша, Кулещанина, Кулешанка.

      [4] В исторических источниках встречается разное написание фамилии игумении Евфросинии – Дегтярева, Дехтерева, Дехтярева.

      Спасо-Евфросиниевский cтавропигиальный женский монастырь в г. Полоцке

      Спасо-Евфросиниевский cтавропигиальный женский монастырь в г. Полоцке

      С овершая паломничество по святым местам Белой Руси, нельзя не посетить древний Полоцк, который искони был славен своими храмами, обителями, самобытной школой зодчества, ремеслами. Уже в 992 году, всего через четыре года после Крещения Руси, в земле Полоцкой была учреждена епископская кафедра. А спустя несколько десятилетий, во время правления князя Всеслава Брячиславича (1044–1101), на высоком холме Полоцкого детинца был возведен величественный собор Святой Софии – символ духовной мощи и политической независимости города. XII столетие стало для Полоцкой земли периодом расцвета иноческой жизни. Здесь просияла великая угодница Божия преподобная Евфросиния, основавшая девичью обитель «у церкви Спаса».

      С вятая Евфросиния, носившая в миру имя Предслава, являлась «отраслью славной» от древнего княжеского рода, восходящего к равноапостольному Владимиру. Из жития преподобной известно, что годы своего отрочества она посвящала чтению Священного Писания и житий святых и что такое имела прилежание к учению, которому дивился даже ее отец. Достигнув двенадцати лет, возраста уже зрелого в Древней Руси, Предслава не захотела вступать в брак. Многие славные князья искали ее руки, но, желая избежать «печали мира сего», Предслава тайно покинула родительский дом. Поступив в монастырь, она приняла иноческий постриг с именем Евфросиния.

      Н екоторое время преподобная Евфросиния подвизалась в маленькой келии, устроенной в стене Софийского собора. Свободные от молитвы часы она посвящала переписыванию священных книг. Плату, получаемую за этот нелегкий труд, святая подвижница отдавала нуждающимся. Однажды преподобная Евфросиния сподобилась ангельского видения, через которое Господь призвал ее на особое служение. Вот как, по свидетельству жития, было положено начало Спасской обители: «…и было ей видение: взял ее Ангел и повел туда, где была церковка Святого Спаса, метохия Святой Софии, что зовется в народе Сельцо. И тут показал ей Ангел Господень, говоря: “Евфросиния, здесь тебе подобает быть”». Следуя зову Божию, преподобная с одной из черноризиц вскоре пришла на Сельцо, находившееся неподалеку от Полоцка, где и поселилась при маленькой деревянной церкви Спаса. Произошло это около 1125 года. По прошествии некоторого времени стали приходить на Сельцо девицы, искавшие спасения души и желавшие уневестить себя Христу. Когда число сестер увеличилось, святая игумения решила возвести на месте ветхой деревянной церкви каменный храм. На это благое дело и был призван Господом зодчий Иоанн. По молитвам преподобной храм Всемилостивого Спаса был воздвигнут всего за тридцать недель. Стены его расписали лучшие мастера того времени. Уникальные фрески XII века почти полностью сохранились до наших дней.

      В 1161 году в Спасский храм был принесен «на вечное хранение» воздвизальный Крест-ковчег, изготовленный по заказу святой Евфросинии мастером-ювелиром Лазарем Богшей. Выполненный в древневизантийской технике перегородчатой эмали, Крест содержал в себе бесценные христианские святыни: частицу Животворящего Древа с каплей Крови Спасителя, частицу камня Гроба Господня, частицу камня Гроба Божией Матери и частицы мощей святых. Около 1155 года, недалеко от Спасской обители преподобная воздвигла Богородицкую церковь и устроила при ней мужской монастырь. Видя множество инокинь и иноков, собранных во имя Господне, святая игумения «радовалась им… как своему спасению» и прилагала неустанное попечение о вверенных ей душах. В мужском монастыре она пожелала иметь чудотворный образ Одигитрии Эфесской, написанный, по преданию, святым апостолом и евангелистом Лукой. С этой целью блаженная Евфросиния отправила в Царьград к императору Мануилу I«слугу» своего Михаила, который и привез в Полоцк древнюю святыню. Позднее, в 1239 году, образ Пресвятой Богородицы Эфесской был дан в благословение на брак великому князю Александру Невскому с полоцкой княжной Александрой и перенесен на Псковщину, в соборный храм города Торопца, где совершалось венчание великокняжеской четы.

      Д остигнув преклонных лет и провидя близкую свою кончину, преподобная возжелала посетить места, связанные с земной жизнью возлюбленного ею всем сердцем и всей душой Спасителя. В 1173 году блаженная Евфросиния с сестрой Евпраксией и братом Давидом покинули Полоцк. Совершив многотрудное путешествие, полоцкие паломники достигли Святой Земли. Во время своего пребывания в Иерусалиме преподобная трижды приходила на поклонение Гробу Господню, где молила Христа, чтобы Он удостоил ее завершить земной путь во Святом Граде. Молитва ее была услышана. Пролежав на одре болезни двадцать четыре дня, 23 мая 1173 года святая Евфросиния предала свою душу Господу и «вошла в покой небесный». Погребена она была в монастыре преподобного Феодосия Великого, недалеко от Иерусалима. В 1187 году Иерусалим был захвачен египетским султаном Салах-ад-Дином. Покидая город, христиане не пожелали оставить в руках мусульман свои святыни. Нетленные мощи преподобной княжны также были изнесены из Святой Земли и Промыслом Божиим оказались в Киево-Печерской Лавре.

      П о кончине преподобной Евфросинии, основанные ею обители в течение нескольких столетий процветали и благоустраивались, впоследствии же на их долю выпали суровые испытания. Полоцкий Богородицкий монастырь не сохранился до наших дней. Для Спасской обители после долгих лет упадка и забвения новый период расцвета начался в XIX веке. В 1833–1835 годах по проекту архитекторов А. Порто и К. Лукина был произведен капитальный ремонт пришедшего к тому времени в запустение Спасо-Преображенского храма. С 1841 года, после издания Святейшим Синодом указа о возрождении древнего монастыря «у церкви Спаса», в стенах обители начала возобновляться иноческая жизнь. Уже в 1842 году Спасский монастырь был причислен к разряду первоклассных. В 1844 году при Полоцкой обители было торжественно открыто Спасо-Евфросиниевское женское училище, достигшее особого расцвета на рубеже XIX–XX веков.

      П о мере увеличения числа сестер необходимость строительства просторного, вместительного храма становилась все более очевидной. В 1842 году, во время настоятельства игумении Клавдии (Щепановской), в жилом монастырском доме была устроена домовая Свято-Евфросиниевская церковь. В 1847 году домовую церковь перестроили в теплый каменный храм. В 1897 году усердием игумении Евгении (Говорович) над монастырской площадью засияли кресты пятиглавого Кресто-Воздвиженского собора, построенного по проекту архитектора В. Ф. Коршикова в византийском стиле.

      В 1910 году Спасо-Евфросиниевская обитель, а с ней и вся земля Полоцкая, была утешена великой милостью от Господа. 22 апреля 1910 года мощи преподобной Евфросинии, находившиеся в Дальних пещерах Киево-Печерской Лавры, были помещены в новую кипарисовую раку и изнесены из пещер. В тот же день они покинули Киев. Перевозили святые мощи до Орши на пароходе по Днепру. Из Орши в Витебск, а затем в Полоцк верующие благоговейно несли святыню на руках. Так, спустя более семи столетий после своей блаженной кончины Преподобная вернулась в родную обитель, чтобы до конца времен ходатайствовать за всех живущих в ней перед Господом. Мощи великой Полоцкой княжны были положены в новую, изготовленную на пожертвования верующих серебряную раку и помещены в древнем храме Спаса.

      О днако обитель, переживавшую период благоденствия, с началом Первой мировой войны постигли тяжелые испытания и бедствия. В 1915 году немецкие войска приблизились к Полоцку, и город оказался в прифронтовом положении. В связи с этим из Спасо-Евфросиниевской обители в Ростовский Авраамиев монастырь, были эвакуированы святые мощи преподобной Евфросинии, сестры обители. Предположительно, только в 1921 году мощи святой и сестры вернулись в Полоцкий монастырь.

      В 1921–1922 годах советской властью повсеместно проводилась кампания по изъятию церковных ценностей. В это время из монастыря было реквизировано множество икон, драгоценные ризы, оклады, а в 1922 году серебряная рака. Крест преподобной Евфросинии, находившийся еще в 1925 году в Спасо-Преображенской церкви монастыря, был реквизирован не ранее 1925 года. Мощи преподобной Евфросинии вскрывали трижды: в Ростове Великом (1920), в Полоцке (1922) и в Витебском губернском музее, куда святыня была доставлена в 1922 году. В 1925 (по другим источникам – в 1924) году обитель была закрыта, и все здания, принадлежавшие ей, переданы военному ведомству и различным государственным структурам. На момент закрытия в обители проживало 146 сестер. Изгнанным из монастыря монахиням пришлось поселиться в Полоцке в домах родственников и прихожан. Некоторые насельницы Спасской обители переехали на отведенный им участок из-под вырубленного леса, называвшийся Пеньки (находился в 20 км от Полоцка).

      В начале Великой Отечественной войны Полоцк был оккупирован немецкими войсками. Несмотря на то, что в одном из корпусов Спасо-Евфросиниевского монастыря размещалось немецкое командование, а в Кресто-Воздвиженском соборе содержались военнопленные, оккупационными властями в 1941 году было дано разрешение на открытие монастыря. Сестры стали возвращаться в свою обитель. А 23 октября 1943 года, с разрешения немецких властей, мощи преподобной Евфросинии были перевезены из Витебска в Полоцк. В 1961 году, в период возобновившихся гонений на Православную Церковь, Спасо-Евфросиниевскую обитель закрыли еще раз, насельниц переместили в Жировичский Свято-Успенский монастырь. Спасо-Преображенская церковь была передана приходской общине и являлась единственным действующим храмом в Полоцке. Только в 1989 году, 6 июля, последовало решение Священного Синода Русской Православной Церкви о возрождении Полоцкой обители.

      В 1990–1991 годах в монастырь вернулись сестры из Жирович. В храмах и корпусах открывшейся обители начались ремонтно-реставрационные работы. Менее чем за два года монастырь преобразился, был восстановлен Свято-Евфросиниевский храм, завершились реставрационные работы в Кресто-Воздвиженском соборе, реконструирована колокольня. В 1997 году, в канун праздника Воздвижения Креста Господня, в Спасский монастырь был торжественно привезен воссозданный Евфросиниевский Крест, изготовленный брестским мастером Н. П. Кузьмичом по образцу древнего, утерянного в годы Великой Отечественной войны. В 1998 году были обретены вериги преподобной Евфросинии. В 2007 году, в канун праздника в честь преподобной Евфросинии, совершилось еще одно знаменательное событие. Из Бреста в Полоцкий монастырь была доставлена серебряная рака, изготовленная Н. П. Кузьмичом по эскизам, сделанным с фотоснимков 1910 года. В августе 2009 года в Кресто-Воздвиженском соборе над серебряной ракой со святыми мощами была установлена резная сень, увенчанная золотой луковичной главой. Средства на изготовление раки и сени – щедрые пожертвования многих благоговейных почитателей преподобной.

      П о милости Царицы Небесной, 26 мая 2010 года в Спасо-Евфросиниевскую обитель был привезен список с древнего Эфесского образа Божией Матери, которым в XII веке преподобная Евфросиния украсила основанный ею Богородицкий мужской монастырь. Список создан торопчанами в XVI веке, опасавшимися безвозвратно потерять свою святыню из-за предполагавшегося приезда царя Иоанна Грозного в их город. Икона передана в дар обители митрополитом Минским и Слуцким Филаретом (Вахромеевым; 1935-2021) к славному 100-летнему юбилею перенесения мощей преподобной Евфросинии из Киева в Полоцк. Эфесский образ ныне украшен серебряной басмой и установлен в Кресто-Воздвиженском соборе монастыря под дубовой резной сенью.

      Т ак, пережив все бури и потрясения XX века, ныне вновь красуется Спасская обитель. В настоящее время в монастыре под молитвенным покровом святой Евфросинии подвизается около 100 сестер (2015 г.). Возглавляет обитель игумения Евдокия (Левшук), назначенная настоятельницей в августе 2004 года. В монастырских храмах ежедневно совершаются уставные богослужения. Поклониться преподобной Евфросинии Полоцкой ежегодно стекаются тысячи богомольцев.

      В обители проживает 96 насельниц (2017 г.).

      211404, Республика Беларусь, Витебская обл., г. Полоцк,ул. Евфросинии Полоцкой, 89.
      Контактные телефоны: +375 214 427099; +375 214 421429. Тел./факс: 8 0214 425672.

      Полоцк. Часть 3: Спасо-Ефросиньин монастырь

      Монастырь в трех километрах от центра города, основанный в 1127 году святой Ефросиньей Полоцкой — одна из важнейших достопримечательностей Белоруссии. С точки зрения архитектуры — здесь находится единственный уцелевший памятник полоцкого зодчества 12 века. С точки зрения религии здесь покоятся мощи Ефросиньи — одной из самых почитаемых православных святых, небесной покровительницы Беларуси. Я был здесь в оба приезда (январь-2007 и январь-2011), и в этот раз попал сюда на Крещение.
      Здесь же я расскажу о Бельчицкком монастыре — одной из тяжелейших архитектурных утрат ХХ века.

      Начнём путь к монастырю там, где остановились в прошлой части — у начала Ефросиньинского проспекта.

      К монастырю можно и доехать автобусом №4, а пешком идти 20-30 минут. В паре сотен метров от Дома Офицеров — Красный мост, по предшественнику которого в 1812 году в город вошли войска Витгенштейна, штурмом выбив отсюда французов. Нынешний мост построен в 1970-е годы как памятник:

      В целом же дорога к Ефросиньину монастырю очень скучная — частный сектор, малоэтажки, магазины, железнодорожный переезд. Лучше ехать на автобусе. Интересен разве что памятник Всеславу Чародею на полпути, очень странно выглядящий у подножья многоэтажки:

      Всеслав Чародей, о котором я уже рассказывал в первой части — полоцкий князь (1044-1100), при котором княжество достигло расцвета. Всеслав построил Софийский собор, воевал с братьями Ярославичами за киевский престол, которым даже завладел на полгода, а современники считали его колдуном. Памятник поставлен в 2007 году, и вполне раскрывает образ. Вы конечно скажете своё высокое искусствоведческое "Фи!" и приведете неопровержимы доводы, но мне памятник понравился:

      Еще парой километров дальше у дороги стоит памятник Николаю Угоднику — вот мы и пришли:

      Между проспектом и монастырем — Лесной техникум. Явно дореволюционное кирпичное здание (паломническая гостиница?) с советской металлической инсталляцией:

      Монастырь в перспективе улицы. И как видите, в Крещение народу вокруг не протолкнуться:

      Витебская княжна Предслава, внучка Всеслава Чародея, родилась в 1110 году, а 12 лет приняла монашество и библейское имя Ефросинья. Для своих времен девушка была очень образована и увлечена, и в монахини пошла, скорее всего, чтобы иметь доступ к знаниям: в прошлом это была не редкость, монашество (и освобождение от брака и семьи) было для женщины единственным путём в культуру. Несколько лет она жила при Полоцкой Софии, изучала литературу, на жизнь зарабатывала переписыванием книг по заказу (большую часть денег раздавая как милостыню). В 1127 году (то есть в 17 лет!) она уже основала монастырь, где к ней присоединились ее сестры — родная Гордислава (Евдокия) и двоюродная Звенислава (Евпраксия) — наиболее вероятно, инициативу дочерей поддержали князья.

      Монастырь быстро стал главной святыней Полоцкого княжества, а сестры-монахини жили в нем до старости. К середине века Ефросинья сумела добиться возведения каменной церкви, куда из Византии была привезена Эфесская икона Богоматери, написанная по преданию евангелистом Лукой "с натуры" (часто отождествляется с Корсунской или Торопецкой иконами). В 1169 году сестры отправился в Иерусалим, где Ефросинья умерла в 1173 году. Тогда же, в 12 веке, было написано "Житие Ефросиньи Полоцкой" — один из самых ярких памятников древнерусской литературы. Автором был некто, хорошо знавший Ефросинью — скорее всего, уже упомянутая Звенислава Борисовна.

      Слева направо: Крестовоздвиженский собор (1893-97), Спасо-Преображенская церковь (1128-56), зимняя церковь Святой Ефросиньи (1847). И крещенское столпотворение — народ набирает святую воду.

      Монастырь очень маленький и скромный — впрочем, это вообще свойственно белорусским обителям. Другая национальная святыня Жировичи почти такая же, ничего подобного монастырской роскоши России и Украины в Белоруссии нет и не было.

      Огромный Крестовоздвиженский собор ныне главный храм монастыря: в 1910 году сюда были возвращены мощи Ефросиньи. В 2007 году я даже подходил к ее усыпальнице, но в этот раз от столпотворения с трудом удалось даже просто заглянуть в храм. Гражданские постройки монастыря представляют все 4 последних столетия: по одному корпусу 18, 19, 20 веков, а также церковная лавка в стиле хай-тек — нигде такого не видел!

      Но важнейший памятник монастыря — домонгольская Спасо-Преображенская церковь. Одна из трех (вместе с гродненской Коложей и воссозданной Благовещенской церковь в Витебске) на всю Беларусь. Золотую главку на нее нахлобучили совсем недавно, в 2007 она смотрелась куда лучше:

      А уж насколько лучше она смотрелась в 12 веке — сложно даже представить!

      Ничего не напоминает? Савво-Сторожевский монастырь в Звенигороде, Андроников монастырь в Москве, Ризоположенская церковь в Кремле. В этой церкви впервые были применены кокошники — одна из "визиток" русского зодчества. Именно эта церковь в изначальном виде стала прототипом для многих храмов Московской Руси 14-15 веков. И может быть, ее первоначальный облик намекал на то, что святыня здесь основана женщинами?
      Как бы то ни было, в нынешнем виде церковь кажется очень громоздкой. Надеюсь, когда-нибудь она дождётся научной реставрации (ведь тот же собор Андроникова монастыря к ХХ веку был уделан еще сильнее).

      И главку золотую тоже снимут когда-нибудь, я надеюсь!

      В 2007 году внутри церкви смотреть было не на что — почти весь ее объём заполняли строительные леса: шла реставрация фресок. В этот раз, зайдя в притвор, я оказался у запертых ворот, и от досады сделал кадр со вспышкой (хотя и запрещено):

      Минут через 10 подошла группа паломников и старая монахиня, открывшая дверь. Я тоже прошел внутрь, и не удержался — тайком снял пару кадров. Изнутри церковь кажется очень высокой, а на стенах чередуются участки росписей 12 и 19 веков:

      Обратите внимание на оконце наверху — это келья Ефросиньи, которая просто жила в этом храме. Напротив еще одно такое же — келья то ли Евдокии, то ли Евпраксии. Пожалуй, это единственное жилое помещение, сохранившееся со времен древней Руси.
      Ранее в соборе хранилась и еще одна святыня — Крест Ефросиньи:

      Его сделал в 1161 году ювелир Лазарь Богша, и этот крест полуметровой длины стал не только святыней, но и высшим достижением древнерусского церковно-прикладного искусства. Достаточно сказать, что это едва ли не единственная русская вещь такого возраста, сохранившая имя мастера (хотя безусловно сохранились и другие работы Богши — но анонимные). В 1222 году смоленский князь Мстислав Давидович, захватив Полоцк, вывез реликвию в Смоленск, а в 1514 году московский князь Василий Третий захватил Смоленск и вывез крест в Москву. В 1563 году Иван Грозный взял реликвию с собой в поход на Полоцк, поклявшись: если захватит Белую Русь, вернуть крест на исконное место. Клятву царь сдержал, но не учел того, что победа оказалась недолгой — вскоре пришел Стефан Баторий, и вывезти крест обратно уже не успели. Далее вплоть до 1841 года крест хранился в Софийском соборе, а затем был возвращен на исконное место, где пробыл до 1928 года, когда был вывезен в Минск и далее в Могилёв как культурная ценность.
      . Крест был утрачен в войну — исчез бесследно, как и Янтарная комната. Для мировой культуры эти две утраты сопоставимого масштаба. В 1992-97 годах крест воссоздал брестский ювелир Николай Кузьмич, и ныне он снова хранится в монастыре. Причём с такими почестями, будто подлинник — например, на всеобщее обозрение его выносят только по воскресениям в 9.00-13.00, я же застал лишь пустой киот.

      Из обители я вышел потрясенный, и отправился искать место, с которого она будет видна целиком:

      Виды открывались не слишком удачные, и я пошел вдоль ручья, вскоре увидев камни:

      Табличка на дальнем камне гласит, что на этом месте немецко-фашистскими оккупантами было убито более 38 тысяч человек. Цифра показалась мне невероятной, и я пошел дальше — к мостику через ручей:

      И вскоре мне открылось поле с камнями, обелисками и противотанковыми "ежами":

      Точнее, поле было приподнято — как будто невысокий плоский холм. Табличка гласила — начинается граница захоронения, запрещено ездить, копать и пасти скот. То есть, этот холм — прикрытые землей человеческие останки.

      Уже дома я попытался выяснить, что это за место, и нашел примерно следующей: это урочище Пески, где нацисты проводили расстрелы военнопленных. "38 тысяч убитых" — одна из самых маленьких оценок, а по некоторым данным здесь покоятся полторы сотни тысяч расстрелянных. Слишком огромная цифра для настолько малоизвестного места.

      Я надеюсь, кто-нибудь более компетентный напишет в комментариях подробнее. Только говорю сразу — к "либеральной версии" (политруки, штрафбаты, пропаганда) у меня нет доверия заранее.
      Но если эта цифра — правда, то понятно, почему история Белоруссии началась в 1945 году.

      На вершине холма — стела с все той же надписью. На заднем плане — труба ТЭЦ у вокзала:

      И общий вид монастыря отсюда всё-таки открывается — правда, не впечатляющий.

      Отсюда я вернулся к памятнику Николе и далее прошел на остановку, чтобы уехать в центр. Вид вдоль проспекта Ефросиньи на окраины — типичный белорусский городской пейзаж с чередованием многоэтажек и частного сектора:

      Был в Полоцке и еще один монастырь, в архитектурном смысле даже более уникальный, чем Ефросиньин — Борисоглебский в деревне Бельчицы (ныне в Задвинье, в районе Юбилейной улицы). Основанный в 12 веке, этот монастырь имел 4 каменных храма того же времени — вряд ли где-то еще на Руси домонгольские постройки были в такой концентрации. По раскопкам известны Большой собор (технологически напоминал киевскую Спаса-на-Берестове, но отличался необычным расположением купола — точно на середине здания, а не ближе к алтарю) и церковь-усыпальница (около 5 метров шириной и 7 высотой — фактически склеп). Еще два храма в сильно перестроенном виде простояли до ХХ века.
      Более крупная Борисоглебская церковь:

      И Пятницкая церковь, абсолютно утратившая древнерусский облик:

      Не знаю, была ли в начале ХХ века ценность этих памятников известна учёным, но местным властям — точно нет. Домонгольские церкви в СССР уничтожались крайне редко (соборы Киева, соседний Витебск), а уж две сразу — это просто вопиющий случай. Как бы то ни было, в 1920-е годы местные энтузиасты разобрали оба храма, сильно поворежденные войной, на строительный камень.

      Полоцкую архитектурную школу многие (тот же Раппорт) считают чуть ли не первым собственно "русским" архитектурным стилем (ведь образы большинства архитектурных школ 12 века были навеяны Византией, а галицкой и владимирской — романским зодчеством), возможным только здесь — в княжестве, дистанцировавшемся от борьбы за Киев, но при этом не попавшем под влияние западных соседей. Но как и все архитектурные школы Западной Руси, она почти полностью ушла в небытие.

      . И в общем, подводя итог, хочу сказать: Полоцк конечно не сравним по количеству древностей со Смоленском, Псковом, Черниговом, Гродно. Но мне кажется, что в город с ТАКОЙ историей я бы поехал даже если бы в нём не сохранилось вообще ничего.

      БЕЛАЯ РУСЬ-2011
      Вступление.
      Витебская область.
      Глубокое. Родина "виленского барокко".
      Полоцк. Софийский собор.
      Полоцк. По центру.
      Полоцк. Спасо-Ефросиньин монастырь.
      Витебск. Задвинье.
      Витебск. Улица Ленина.
      Витебск. Старый город.
      Орша.
      Могилёвская область.
      Могилёв. Площадь Ленина и Первомайская улица.
      Могилёв. По улице Ленина к Ратуше.
      Могилёв. Николаевский монастырь.
      Бобруйск. По городу.
      Бобруйск. Крепость.
      Смоленск-2010.
      Соборная гора и панорамы.
      Старый город.
      Вдоль крепости: запад и юг, восток и север.
      За пределами крепости.
      .

      О Полоцком монастыре Торвальда и загадке “Дрёвна”

      Одной из загадок, связанных с жизнью исландского викинга-проповедника Торвальда Путешественника в Беларуси, является основание им, согласно сагам, монастыря святого Иоанна Крестителя. Вполне вероятно, что сам монастырь он не основывал, а просто был одним из его главных спонсоров, о чем косвенно свидетельствуют и сами саги, согласно которым исландец “передал ему все свое имущество” и “присоединил к нему многие земли”.

      В любом случае остается открытым вопрос, где же находился этот монастырь. Согласно записанной в первой половине XIII века “Пряди о Торвальде Путешественнике”, он основал на Руси “прекрасный монастырь рядом с церковью, которая была освящена в честь Иоанна Крестителя”, и там же был похоронен. “Монастырь стоит у подножия высокой горы, которая называется Дрёвн (Dröfn)”, – говорится в Саге.

      “Сага о крещении Исландии”, которая датируется также первой половиной XIII века, уточняет эту информацию: Торвальд умер около города Полоцка и был похоронен в горе у церкви Иоанна Крестителя. “Там он похоронен на высокой горе вверх по Дравну (Drafne) подле церкви Иоанна”, – приводит вдобавок автор саги слова Бранда Путешественника.

      Но где находится этот Dröfn/Drafne? Татьяна Джаксон полагает, что под топонимом следует понимать реку, и локализует место погребения Торвальда в окрестностях Браслава, где сконцентрировано несколько похожих названий: озера Дривяты, Дрисвяты, Дерьбо, река Друйка, а также на одном из озер есть остров с названием Монастырь. Не исключается и возможность захоронения Торвальда на берегу озера Дерьбо вблизи городища ХI-ХIII вв. у деревни Масковичи, где несколько веков жили викинги.

      В то же время другие исследователи связывают деятельность Торвальда с Полоцком, приводя в подтверждение своих слов сведения о монастыре и церкви святого Иоанна Предтечи (Иоанна Крестителя), расположенных напротив полоцкого Верхнего замка, на Острове. Лингвист Богдан Струминский полагает, что Dröfn /Drafne передает древнерусское слово «Травен» – «травянистый (остров)», которым назывался полоцкий Остров. На основании этого делается вывод, что Торвальд был похоронен в Полоцке на Острове на Западной Двине напротив полоцкого Верхнего замка, отмечает Мария Самонова.

      Вообще монастырь Иоанна Предтечи играл довольно значительную роль в истории Полоцкой земли. При этом некоторые сведения о нем находят явные параллели в сагах. Так, подложная “Запись о пожаловании князя полоцкого Анофрия Иванскому Иоанно-Предтеченскому монастырю бортевых земель и владений на реках Сомница, Улла и Нача», которая датируется серединой-второй половиной XIV века и на 100-150 лет моложе упомянутых саг, отдельно выделяет и церковь, и монастырь: “оу нашемъ монастыри, в ц(е)ркви оу с(вя)того Иоан(н)а Пр(е)дт(е)чи на Острове”, “въ ц(е)рк(о)в с(вя)т(о)го Иоан(на) и в нашъ монастырь”.

      Георгий Штыхов относит монастырь святого Иоанна Предтечи на Острове к числу одних самых старых в Полоцке вместе с Спасо-Ефросиньевским и Богородицким монастырями. По его словам, некоторые из его построек уже могли существовать в XII веке. Более того, раскопки 1963 года в восточной части Острова обнаружили останки горшков и плинфы XI-XIII веков – то есть, времени жизни Торвальда.

      Монастырь имел особый статус, а в XVI веке по крайней мере два его архимандриты стали полоцкими епископами – Мисаил в 1534 году и Арсений (Шишка) в 1562-1563 годах. Монастырь владел значительной библиотекой, а его настоятель в 1508-1509 годах принимал участие в Виленском православном соборе.

      Согласно Полоцкой ревизии 1552 года, «монастырь Светого Ивана Предтечи на Острове» владел владениями над рекой Уллой, Начой, на озерах Турове, на Шолкове, на Тербшове, на Свибле и на реке Лионе.

      Также в Полоцке находилась городня (прямоугольный деревянный сруб из бревен или брусьев, часть стены деревянного замка) “святого Ивана с Острова”. Кроме того, в городе был отдельный Островский посад. В нем “на земли манастырской Светого Ивана Прыдтеча» жил 121 мещанин, которые платили на монастырь 7 коп 24 гроша и 5 пенезей, а также 30 мещан на земле Василя Картона.

      На сделанных Яном Баптистом и Станиславом Похаловицким в ходе Ливонской войны 1558-1583 годов картах Полоцка, монастыря на острове невидимо. Возможно, он присутствует в верхнем левом углу немецкой гравюры, изображающей осаду Полоцка. 20 января 1582 года король и великий князь Стефан Баторий передал владения Полоцких монастырей Полоцкому иезуитскому коллегиуму.

      Сегодня останки монастыря и церкви Иоанна Крестителя находятся на территории Парка 50-летия советской власти, а сам остров практически сросся с берегом, противоположным тому, где находится Полоцкая София. О том, что это был остров, напоминает лишь небольшой ручей, который впадает в Двину рядом с мостом по улице Богдановича. Тот факт, что сегодня на территории острова находится парк и нет застройки, может в будущем помочь археологам найти останки монастыря и церкви Святого Иоанна Крестителя. Даже планы по его благоустройству, разработанные в соответствии с Генпланом Полоцка, пока не предусматривают существенного влияния на возможность позднейших археологических изысканий.

      Ища в Полоцкой ревизии 1552 года информацию о монастыре святого Иоанна на Острове, пришлось встретить также название “Островно”. В частности, упоминаются село Островно около Язны (ст. 47, 76 и 77, возможно, Миорский район), усадьба Василия Полупята Островно над Двиной, имение Ивана Нечая на Островно (160), также на Островно было два человека, которые относились к поместью Астафея Буцько (151), и один человек имения Андрея Михайлович (152).

      Первоначальная мысль, что это один населенный пункт, оказалось ошибочной, так как попытки локализации показали, что это разные села и дворы, разбросанные по исторической Полоччине, в том числе на территории сегодняшней России. В общем, топоним (преимущественно гидроним) Островно распространен на исторических кривичских землях – Витебская и Гродненская области Беларуси, Псковская и Тверская области России.

      Тем не менее, созвучность “Островно” с Дрёвн/Дравне (общая корневоя часть “тровн /дрёвн”) навела на мысль, что неизвестный скандинавский топоним в Беларуси может происходить от слова Островно. Нельзя исключать, что так назывался какой-либо из объектов на острове, где стояли монастырь и церковь Иоанна Предтечи.

      Интересно что, как отмечает Штыхов, напротив Острова там, где сейчас находится Курган бессмертия, находился высокий холм, на котором располагался еще невысокий вал, что отделял мыс от напольной стороны и придавал ему вид городища-убежища. Около этого холма раньше располагалась курганная группа, возле которой могли быть погребения древних полочан. Это может быть именно та “высокая гора”, под которой был похоронен Торвальд. К сожалению, найти название этого холма не удалось.

      Также нужно учитывать, что название острова полочане придумали не очень мудреное – Остров (никакой “Травен” в документах нами не зафиксированы). При упоминании же монастыря и церкви Иоанна Крестителя регулярно в документах как XIV ( “церковь святого Иоанна Предтечи на Острове”, “нашего монастыря Островского”), так и XVI веков ( “святого Ивана с Острова”, “монастырь святого Ивана Предтечи на Острове” ) применялась уточнение “на Острове”. В связи с этим нельзя исключать, что “на Острове” – это устойчивое название монастыря и церкви, которая могло применяться и в XI-XII веках, когда Полоцк посетил Бранд Путешественник, на которого ссылается автор “Саги о крещении Исландии”.

      В таком случае полоцкое “ц(е)рквь оу с(вя)того Иоан(н)а Пр(е)дт(е)чи на Острове” с учетом расстояния и непонимания местных реалий могло превратиться в исландское “háfjalle upp i Drafne at Joanskirkjo” (здесь даны цитаты из документов, а не точный перевод). В этом случае также имеем общую корневую часть тров(трав)/дрёв(драв).

      Здесь следует процитировать Татьяну Джаксон: ” Сочетание upp í Drafne традиционно переводят «вверху на Дравне», видимо, исходя из того, что речь перед этим идет о «высокой горе». В таком случае получается, что Торвальд «похоронен на высокой горе, вверху на Дравне» [Сапунов 1916, 22], или «на горе Dröfn», «но гора, имя которой было бы похоже на „Dröfn“, до сих пор не найдена» [Брим 1931, 218]. Однако сочетание в наречия upp «вверх» и предлога í «в» регулярно используется для описания движения по рекам и относительно морских побережий в значении «вверх по течению» и «в глубь страны, материка»”.

      Исследовательница делает вывод, что здесь речь идет о реке, но, возможно, речь может и идти о “в глубь острова”. Тогда, таинственное скандинавское Dröfn / Drafne может оказаться простым белорусским “Островом”. Но этот вопрос еще требует дальнейшего изучения.

      Фото Тина Палынская и wikimedia.com

      Источники и литература:

      1. Варонін В. Полацкія манастыры // Вялікае княства Літоўскае: Энцыклапедыя. У 2 т. Т. 2. Кадэцкі корпус — Яцкевіч. — Мінск: Беларуская Энцыклапедыя імя П.Броўкі, 2005.

      5. Полоцкая епархия // Русское православие

      6. Полоцкая ревизия 1552 года / к изданию приготовил И. И. Лаппо. – Москва: издание Императорского Общества истории и древностей российских при Московском университете, 1905. – XXI, 236 с.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: