Соборы в Севастополе

Соборы Севастополя

Собор святого Равноапостольного князя Владимира (фото)

Собор Святого равноапостольного князя Владимира в городе Севастополе представляет собой одну из главных достопримечательностей города, памятник истории и архитектуры. Эта православная церковь является также усыпальницей русских адмиралов и морских офицеров.

История собора началась с 1825 года, когда адмирал А.С. Грейг обратился с прошением к императору Александру I о том,чтобы установить памятник на развалинах Херсонеса — месте, где принял крещение князь Владимир.В 1842 году адмирал М.П. Лазарев обратился к императору с просьбой о том, чтобы строить собор не на развалинах Херсонеса, а в центре Севастополя. Строительство пятиглавого кубовидного крестово-купольного храма началось летом 1854 года.

Здание построено из инкерманского камня, его высота составляет 32.5 метра. С наружной стороны в стены южного и северного фасадов вмонтированы четыре мемориальные плиты с именами и датами жизни погребенных адмиралов В. А. Корнилова, П. С. Нахимова, М. П. Лазарева, В. И. Истомина.

Внутреннее убранство храма является уникальным, на стенах нет икон, вместо них установлены мраморные плиты с именами 33-х героев Первой обороны, которые были удостоены ордена Святого Георгия. Усыпальница этих адмиралов находится в нижней церкви, здесь были захоронения еще 9 адмиралов русского флота, но они не сохранились.

Координаты: 44.61046800,33.52337700

Достопримечательности Севастополя

Памятник затопленным кораблямПамятник затопленным кораблям, Севастополь, Россия Автовокзал СевастополяАвтовокзал Севастополя, Севастополь, Россия Панорама Обороны СевастополяПанорама Обороны Севастополя, Севастополь, Россия Монастырь ШулданМонастырь Шулдан, Севастополь, Россия Водопад КозырекВодопад Козырек, Севастополь, Россия Инкерманский Свято-Климентовский пещерный мужской монастырьИнкерманский Свято-Климентовский пещерный мужской монастырь, Севастополь, Россия

Соборы России

Исаакиевский соборИсаакиевский собор, Санкт-Петербург, Россия Софийский соборСофийский собор, Великий Новгород, Россия Казанский соборКазанский собор, Санкт-Петербург, Россия Спасо-Преображенский собор (Переславль-Залесский)Спасо-Преображенский собор (Переславль-Залесский), Переславль-Залесский, Россия Успенский собор (Владимир)Успенский собор (Владимир), Владимир, Россия Дмитриевский собор (Владимир)Дмитриевский собор (Владимир), Владимир, Россия

Соборы мира

Собор Александра НевскогоСобор Александра Невского, София, Болгария Собор святого СтефанаСобор святого Стефана, Вена, Австрия Собор Святой СофииСобор Святой Софии, Стамбул, Турция Собор Святого ПетраСобор Святого Петра, Рим, Италия Кафедральный собор Вознесения Девы МарииКафедральный собор Вознесения Девы Марии, Дубровник, Хорватия Кафедральный собор Святого Дуйе (Домния)Кафедральный собор Святого Дуйе (Домния), Сплит, Хорватия Флорентийский собор (Дуомо Санта Мария дель Фьори)Флорентийский собор (Дуомо Санта Мария дель Фьори), Флоренция, Италия Собор Святого ПетраСобор Святого Петра, Ватикан, Ватикан Собор Cент-Винсент-де-ПольСобор Cент-Винсент-де-Поль, Тунис, Тунис Собор Святого ВиттаСобор Святого Витта, Прага, Чехия Собор СеСобор Се, Лиссабон, Португалия Кафедральный собор Святой МарииКафедральный собор Святой Марии, Пальма-де-Мальорка, Испания

Место русской силы: Севастополь, усыпальница адмиралов

Едва ли в России найдется второе подобное место, где так плотно спрессована память о героическом сопротивлении русских врагу, пришедшему завоевывать их землю. Разве что галерея героев Отечественной войны в Эрмитаже. Но сравнивать нельзя — там портреты, а тут — усыпальница адмиралов

Владимирский собор на Центральном городском холме в Севастополе, или, как ее по-домашнему зовут горожане, Адмиральской горке, далек от привычного представления о православном храме, – пишет в колонке для сайта «Украина.ру» Олег Измайлов. Изначально Прах четырех великих людей русской истории, лежащий в основании, определил роль — место поклонения воинскому Подвигу. Лазарев, Корнилов, Истомин, Нахимов — имена, известные нам со школьной скамьи. Можно смело сказать, что нижний, Николаевский храм Владимирского собора — со времен Крымской войны не что иное, как фундамент Черноморского флота и военно-морской славы России. Адмиралы, упокоившиеся в соборе, были не только исследователями и флотоводцами, но и организаторами обороны южных рубежей России.

Адмирал Михаил Лазарев, первооткрыватель Антарктиды, создатель Черноморского флота (известно, что он построил 40 парусных и заказал для флота 34 паровых корабля), в течение 16 лет командовал флотом, на котором воспитал целую плеяду выдающихся флотских командиров. Это он, проведя через огонь славного для России Наваринского сражения (1827) молодых флотских офицеров Нахимова, Корнилова и Истомина, сделал из них адмиралов. Судьбе было суждено, чтобы ученики легли в землю подле учителя.

Огромный черного мрамора крест с именами адмиралов лежит в нижнем храме. На нем имена адмиралов. Но так было не всегда. Вообще, у усыпальницы адмиралов столь же непростая судьба, как и у героев в ней похороненных.

Как строили усыпальницу

Изначально планировалось, что Свято-Владимирский храм будет установлен не в Севастополе, а в трех верстах от него, в Херсонесе. В память о крещении здесь киевского князя Владимира. Воспротивился этому командующий флотом Лазарев: в молодом городе несколько мечетей, синагога, лютеранский храм и очень мало православных. По сути дела большой православный храм был в морской крепости Севастополь один — Петропавловский собор. Но он был невелик, его строил даже не архитектор, а инженер-поручик Рулев.

Нужна была классика. Ее в те времена всей России поставлял академик Константин Тон. По его проектам на Руси были построены сотни храмов стандартного вида — пятикупольные в русском стиле. Чтобы понять, как мог выглядеть такой храм, можно отправиться, скажем, в Донецк — там как раз такой и стоит — Свято-Преображенской собор. По такому же проекту начали было строить и будущую усыпальницу адмиралов. Не получилось — из-за нехватки средств автор окончательного проекта собора, академик Авдеев сделал его меньше — классическим крестово купольным в византийском стиле.

Стены собора только-только начали подниматься от фундамента, когда разразилась Восточная война (1853-1856), Нахимов уничтожил турецкую эскадру при Синопе. Там отличился Истомин, командир корабля, носившего по иронии судьбы имя «Париж». Меньше чем через год под Севастополь прибыли вооруженные люди из Парижа и окрестностей, а свой флаг командующий французским экспедиционным корпусом Сент-Арно держал на корабле «Город Париж». К слову сказать, Корнилов спешил к Синопу на «именном» пароходе «Владимир», но не поспел, только устроил погоню за турецким пароходом «Таиф», на котором прорвался из ада английский советник Слэйд.

Учитель и ученики

Этим троим ученикам Лазарева судьба дала возможность пройти сквозь опасности Наварина, Синопа и Севастополя. Защищая последний, адмиралы не пожалели жизни. Их учитель уже три года к тому времени покоился в основании строящегося Владимирского собора.

Сначала к могиле Лазарева добавилась могила Владимира Корнилова — английское ядро настигло его в первую, самую ужасную бомбардировку союзниками, осадившими морскую крепость. Затем 7 марта ядро оторвало голову контр-адмиралу Владимиру Истомину. Когда его тело опускали в «адмиральский» склеп, Нахимов сказал: «По единодушному желанию всех нас, бывших его сослуживцев, мы погребли тело его в почетной и священной могиле для черноморских моряков, в том склепе, где лежит прах незабвенного Михаила Петровича и… покойный Владимир Алексеевич. Я берег это место для себя, но решился уступить ему».

Сам адмирал Павел Нахимов погиб уже в последние недели Первой обороны — французский снайпер послал меткую пулю ему в висок.

Кощунство

Напомним, собор стоял недостроенным. И так уж вышло, что священное место осталось незащищенным ни людьми ни Богом. Просвещенные европейцы, приходившие на нашу землю «исправлять» русских варваров, всегда показывали пример просвещенных нравов. То наполеоновские драгуны в русских церквях конюшни устраивали, то англо-французские союзники в могилах русских адмиралов рылись. Комиссия русского морского ведомства бесстрастно зафиксировала: склеп адмиралов взломан, гробы разбиты, с останков адмиралов, с мундиров, в которых они похоронены, срезаны золотые эполеты и пуговицы. Потревоженные кости русских героев наскоро забросаны землей.

Акт о глумлении англо-французских захватчиков над могилами русских адмиралов М. П. Лазарева, В. А. Корнилова, П. С. Нахимова и В. И. Истомина.

11 апреля 1858 г.

…Во исполнение распоряжения г. контр-адмирала и кавалера Бутакова сего числа в 10 утра, прибыв на место заложенного в Севастополе храма во имя Святого равноапостольного князя Владимира, где устроены общий склеп покойных адмиралов Лазарева, Корнилова и Истомина и могила адмирала Нахимова… открыв как означенный склеп, так и могилу адмирала Нахимова, нашли…

В своде над склепом во время занятия Севастополя союзными войсками был сделан пролом и заделан непрочно… в оном крышка над гробом адмирала Корнилова совершенно изломана, что произошло… вероятно, людьми, спустившимися через пролом в склеп прямо на гроб; с гроба адмирала Истомина крыша снята вовсе… на мундирах адмиралов Корнилова и Истомина эполет не оказалось; в могиле Нахимова дождевая вода покрывала гроб адмирала до половины, крышка гроба изломана на мелкие части… и бренные останки адмирала были засыпаны землей, набранной извне могилы, в могиле был обнаружен шанцевый инструмент иностранного происхождения; на полуистлевшем мундире адмирала Нахимова эполет также не оказалось…».

Писатель-маринист Конецкий по этому поводу заметил:

«Думаю, ни Лазарев, ни Корнилов, ни Истомин, ни Нахимов ничего подобного с прахом своих противников не позволили бы, а, узнав о таком святотатстве подчиненных, обошлись бы с ними чрезвычайно круто».

Собор достраивали долгие три десятка лет. Первая полноценная служба тут состоялась в 1888 году. С этого момента собор стал местом паломничества со всех концов империи. Со временем в адмиральский склеп добавились еще 9 могил — командующих флотом и героев Первой обороны. Последнее захоронение датировано 1920 годом — 17 октября скончался адмирал Михаил Саблин, уроженец Севастополя, герой Цусимы и Первой мировой, волею судеб ставший первым советским и первым «белым» комфлота. К тому времени, когда Михаил Павлович нашел последний приют рядом с великими предшественниками, судьба белого Крыма уже была решена — войска Блюхера и Махно уже стояли у Перекопа.

Полузабвение

Послереволюционная судьба Владимирского собора стандартна для всех культовых сооружений Российской империи. В 1932 году службы в нем были прекращены, а здание досталось предтече ДОСААФ ОСАВИАХИМу. Вопреки расхожей городской легенде, советские власти Севастополя не разрушали склеп и могил, это сделали 12 лет спустя немцы, попытавшиеся даже взорвать собор. Но каждый раз, когда вспоминаешь, что героев Первой обороны предавали многолетнему забвению, не можешь себе этого объяснить.

Читайте также  Перуджа – Флоренция, как добраться

С одной стороны, после первых двух десятков лет революционного угара начали восстанавливать памятники. Тут больше всех повезло Нахимову — после того, как во время войны его именем назвали главный флотский орден СССР, дело было решенное. В 1954 году бронзовый адмирал вернулся на то место на площади своего имени, с которого его сбросили в 1928 году не в меру ретивые троцкисты Севастополя. Корнилов ждал своего часа до 1983 года, когда был восстановлен знаменитый памятник на Малаховом кургане, где умирающий герой произносит: «Отстаивайте же Севастополь». Лазарев вернулся в базу своего флота уже в 21 веке — прямиком из Татарстана, где изваяли скульптуру.

Памятники вернули, а склеп с могилами восстанавливать не стали. Возможно, решили, что могила и есть могила, чего ее тревожить, тем более, что монументальное надгробие в виде бывшего собора, из которого сделали музей, более чем достаточен.

При этом нельзя сказать, что советская власть не понимала роли патриотического воспитания. Вспомним хотя бы идею «вечного огня» и «неизвестного солдата», позаимствованный у французов, — она пошла в массы. Тем более что город-герой Севастополь и Вторая оборона города (1941-1942 г.г.) были предметами особой гордости советских людей.

Как бы там ни было, но возвращение усыпальницы адмиралов по-настоящему началось с 1992 года. Двумя годами ранее автору этих строк довелось заглянуть через окошко в нижний храм Владимирского собора. О впечатлениях лучше не говорить. Сотрудница Музея героической обороны и освобождения Севастополя после экскурсии рассказывала: «А в 92-ом отсюда «КАМАЗами» вывозили землю и мусор».

Не стоит, конечно, смаковать подробности, все-таки такое святое для русских сердец место. Но и забывать о бесчувствии иных потомков героев, не стоит.

Последняя реконструкция собора началась при Украине в 2011, а завершилась при России в 2016 году. Сегодня здесь проходят службы, несмотря на то, что храм является по-прежнему собственностью музея обороны. На стенах собора нет икон, это особое памятное место — вместо них мраморные доски, на которых имена павших защитников Русской Трои. Они снова вместе — матросы, солдаты, офицеры и их адмиралы, отстоявшие честь России и ее территориальную целостность.

Когда-то мне недолго пришлось жить в бывшей квартире настоятеля собора. Рядом с храмом — на углу Марата и Советской. Ранним утром, выходя из дверей и поднимаясь по небольшому спуску к собору, я ловил момент, когда взгляду на фоне розовеющего неба открывался большой соборный крест — тот самый, который был установлен на храме еще до революции. Я пытался представить, что испытывает священник, в этот час, подходящий к этому храму служить. Долго не мог подобрать подходящего слова, а потом как-то озарило — пиетет. Перед той силой, что хранит и вечно будет хранить и Севастополь, и Крым, и всю Россию.

Тайны Севастопольских храмов

Если смотреть на Севастополь с высоты, то неизменно наш взгляд остановится на двух его самых примечательных точках: на пирамидальной церкви Святого Николая Угодника, что венчает собой Братское кладбище Северной стороны города, — место, где были захоронены десятки тысяч защитников Севастополя, и Собора Святого Владимира Крестителя, чей золотой купол парит над всем и вся, осеняя и вдохновляя нас, ибо Владимирский собор — это прежде всего место упокоения великих флотоводцев России: Лазарева, Корнилова, Нахимова и Истомина.

Оба храма — это места поклонения многих поколений наших соотечественников, всех, кому дороги история России и имена её героев. Однако наряду с этим стены двух самых главных севастопольских храмов хранят и немало тайн, о которых мы только начинаем догадываться.

Церковь Святого Николая Угодника в Севастополе

А теперь перенесемся в первый век нашей эры. В шестидесятых годах первого столетия римский Херсонес (предшественник Севастополя) посетил апостол Андрей Первозванный. Именно из Херсонеса он пошел, неся зерна христианской веры, на север, до русских земель и Ладоги. Но мало кому известно, что Андрей Первозванный был на севастопольской земле не один. Вместе с ним туда съехались и все оставшиеся к тому времени в живых ещё пять апостолов. В истории Русской Православной церкви этот факт запечатлен как так называемая «черноморская миссия». По существу, Херсонес — Севастополь стал последним местом, где апостолы Христа собирались вместе. Одного этого было уже достаточно, чтобы Севастополь стал священным городом для христиан всего мира. К тому же само название «Севастополь» наиболее точно переводится с греческого именно как «священный город» (Севастос-полис).

А теперь зададим себе вопрос — случайно ли почти все лежащие под плитами Владимирского собора адмиралы в чем-то повторили апостольский путь? Как и апостолы, флотоводцы сражались за православную веру, к тому же на кораблях, носящих имена великих христианских святых. А вице-адмирал Корнилов, первый из севастопольских мучеников, в своё время командовал линейным кораблём «Двенадцать апостолов».

Владимирский собор в Севастополе

Так, может, совсем не случайно, что в стенах Владимирского собора нашли своё упокоение именно тринадцать человек, ровно столько, сколько было присутствующих на Тайной вечере Христа? Может, именно поэтому на внутренней стороне купола выписаны красками именно двенадцать апостолов? Но и это не всё! Дело в том, что последний (тринадцатый) из захороненных в соборе повторил путь Иуды, не только приняв самое активное участие в братоубийственной Гражданской войне, но и предав в своё время Российский Флот, когда поднял над кораблями «жовто-блакитные» флаги Центральной Украинской Рады.

Осознав в конце концов всю бездну своего падения, он, сраженный тяжелым недугом, принял решение самому уйти из жизни и, отказавшись от всякого лечения, умер за несколько дней до ухода Белой армии из Крыма. Снова случайное совпадение или неведомая нам удивительно последовательная закономерность? Словно кто-то поиграл мировой апостольский сценарий в масштабах одного города!

Усыпальница адмиралов в Севастополе

Но и на этом тайны севастопольских храмов не заканчиваются. Уже более ста лет ходит много разговоров относительно церкви Святого Николая на северной стороне Севастопольской бухты. Дело в том, что по своему внешнему виду церковь уникальна, так как имеет форму… пирамиды. Ни до, ни после христианских храмов такой формы никогда не строил. Бытует мнение, что пирамидальная форма выбрана как своеобразный символ вечности славы русского оружия, но так ли считал архитектор Свято-Никольского храма А.А. Авдеев, в точности неизвестно. Впрочем, и сам архитектор — личность более чем загадочная.

Дело в том, что Авдеев был удостоен как архитектор за Свято-Никольскую церковь звания академика. Но истинным автором проекта был ни кто-нибудь, а придворный архитектор и любимец императора Александра Первого А. Штакеншнейдер. Поразительно: придворному архитектору за его труды — ничего, а безвестному тогда ещё Авдееву за чужие труды — высшее ученое звание! Удивительно иное. Сам Штакеншнейдер воспринял такое решение как должное и даже справедливое. Почему? Ответа на этот вопрос нет.

Вызывают удивление и сроки строительства севастопольских храмов. Сроки значительно превышают все мыслимые пределы. Так, Свято-Никольская церковь строилась более тринадцати лет, а Владимирский собор — более тридцати! Причем, по отзывам современников, при этом не было ни дня простоя, и на протяжении всех долгих лет работы шли круглосуточно. Кроме этого, была ещё одна весьма странная особенность. На строительство посторонние лица не допускались, а сами места строек строго охранялись военными караулами. Зачем? Для чего? Ответа нет.

Посещение Свято-Никольского храма Николаем Вторым

Ещё больше непонимания вызывает стоимость строительства. Постройка Владимирского собора обошлась более чем в полмиллиона золотых рублей. Сумма по тем временам колоссальная, на которую можно было построить несколько таких соборов. Для сравнения можно сказать, что немногим больше обошлось строительство знаменитого Ливадийского дворца Александра Третьего со всеми его парками и пробитыми в скалах подъездными дорогами.

И Владимирский собор, и Свято-Никольская церковь являлись гарнизонными храмами, а потому большую часть их паствы составляли военнослужащие. Да и священнослужители почти всё ранее состояли корабельными или полковыми батюшками. В первые годы 20 века со Свято-Никольской церковью вообще произошло нечто более чем странное. Высочайшим указом её внезапно для всех передали… в инженерное ведомство как некий военный фортификационный объект. Ни у церковных иерархов, ни у военных инженеров такое решение никакого удивления не вызвало.

В своё время по Севастополю ходило много слухов о неких таинственных подземных ходах. Но особого внимания на них не обращали, ведь подобные рассказы имеют место в каждом мало-мальски уважающем себя городе. Однако несколько лет назад произошло событие, которое заставило во многом пересмотреть легковесное отношение к разговорам о подземельях.

Владимирский собор - усыпальница адмиралов Севастополя

Дело в том, что во время реставрационных работ в Свято-Никольской церкви рабочие внезапно наткнулись под подвалом на грандиозное подземное сооружение. Это был уходящий вниз достаточно пологий колодец диаметром два метра. Колодец удалось обследовать, однако, всего на каких-то двадцать метров. Дальше стояла вода. Это было уже само по себе удивительно, так как церковь Святого Николая стоит на достаточно высокой горе, а, принимая во внимание сухость севастопольской земли, это кажется вообще невероятным. Однако ещё более невероятным оказалось то, что вода была солёная, то есть морская!

Теперь сомнений не оставалось. Под Севастополем действительно имеются подземные коммуникации. Итак, история с неведомыми подземельями обрела реальность. Что же удалось установить?

Читайте также  Сколько городов в Турции

Судя по всему, подземные коммуникации города представляют собой грандиозный тоннель, проложенный под Севастопольской бухтой. Тоннель этот и начинается в подвале Свято-Никольской церкви и идёт под дном бухты на южную сторону города. Кроме основного, главного тоннеля подземные коммуникации имеют ещё несколько длинных ответвлений. Одно шло, скорее всего, к бухте Голландия, другое — на запад, в сторону Мекензиевых гор. Теперь сразу же становились объяснимыми и сверхдлинные сроки строительства, и сверхкрупные финансовые затраты. Понятным становится тогда и причина получения Авдеевым звания академика. Что ж, если Алексей Александрович Авдеев на самом деле создал грандиозные подземные коммуникации под городом русской славы, то тогда объяснимо отношение к нему самого императора. Наконец, вполне объяснимы время и причина создания столь дорогих и больших сооружений.

Дело в том, что по условиям парижского мира после Крымской войны Россия лишалась права не только иметь на Черном море военно-морской флот, но и укреплять Севастополь. В договоре говорилось о Севастополе, но ничего не говорилось о том, что нельзя строить… под Севастополем. При наличии столь засекреченного и разветвленного подземелья в кратчайшее время в случае возникновения сложной ситуации можно было перебрасывать войска даже под дном бухты. Укрепления были срыты, но появление целых батальонов буквально из-под земли могло с лихвой возместить их отсутствие! Кроме этого, необходимо принимать во внимание, что оба храма были всегда и поныне являются превосходными наблюдательными постами. Если со Свято-Никольского монастыря местность вокруг видна на 22 километра, то с Владимирского собора — еще дальше.

Севастопольские храмы по-прежнему хранят свои тайны. Однако всему свое время, а потому можно надеяться, что придет день и настанет час, когда тайное наконец станет явным и мы узнаем еще многое из того, что было сокрыто от нас временем, людьми и провидением.

Владимирский собор: главная могила русских адмиралов

Владимирский собор: главная могила русских адмиралов

Графская пристань, Малахов курган, Приморский бульвар, Памятник затопленным кораблям — в этом ряду исторических памятников, символов Севастополя, особое место занимает Собор Святого равноапостольного князя Владимира. Храм этот в городе, да и далеко за его пределами, давно называют еще Усыпальницей адмиралов. С одной стороны, это совершенно точно отражает особенность собора, в нижнем храме которого захоронен прах знаменитых адмиралов Михаила Лазарева, Павла Нахимова, Владимира Корнилова и Владимира Истомина. С другой стороны, такое название позволяет отличать его от другого Владимирского собора — того, что воздвигнут в Херсонесе над местом, где в Х веке принимал крещение князь Владимир.

Могила адмиралов Истомина, Корнилова и Нахимова в недостроенной нижней церкви Владимирского собора в Севастополе, 1855 год. Литография Василия Тимма с рисунка Николая Берга

Могила адмиралов Истомина, Корнилова и Нахимова в недостроенной нижней церкви Владимирского собора в Севастополе, 1855 год. Литография Василия Тимма с рисунка Николая Берга

За неполные два века, что прошли с момента появления проекта храма, собору пришлось пережить многое: три войны и две Севастопольские обороны, период воинствующего атеизма, и даже прожить четверть века в другой стране. Но своей роли, которую отвел ему один из инициаторов строительства, губернатор Севастополя и командующий Черноморским флотом, адмирал Михаил Лазарев, — быть центром духовной жизни и символом города — он не терял никогда.

Склеп четырех адмиралов

Севастопольские Владимирские соборы не случайно путают между собой, ведь тот, который сегодня возвышается на Центральном городском холме и который именуют Усыпальницей адмиралов, первоначально планировалось поставить… в Херсонесе! Именно такой была идея командующего Черноморским флотом, адмирала Алексея Грейга, с которой он в 1825 году обратился к императору Александру I. Но смерть самодержца помешала сразу же взяться за реализацию идеи, и только в 1829 году его брат Николай I объявил конкурс на проект нового храма, который выиграл уже известный к тому времени архитектор Константин Тон. Он спроектировал пятиглавый собор в русско-византийском стиле, традиционном для той эпохи, — но в таком виде храм так и не был построен.

Открытка с видом на фасад Собора Святого Равноапостольного князя Владимира в Севастополе, начало ХХ века

Открытка с видом на фасад Собора Святого Равноапостольного князя Владимира в Севастополе, начало ХХ века

Средства на постройку собирались по всероссийской подписке, и этот процесс занял не один десяток лет. В начале 1840-х годов к строительству еще не приступили, и это позволило адмиралу Лазареву обратиться к Николаю I с прошением разрешить возвести новый собор не в Херсонесе, а в городе, которому отчаянно не хватало церквей и которому требовался свой «морской» собор, — а именно таковым знаменитому адмиралу и виделся новый храм. Император идею одобрил и лично указал место расположения храма на Центральном холме. Но и после этого стройка шла очень неспешно — по-прежнему из-за нехватки средств. Хотя именно это и позволило после смерти Михаила Лазарева в Вене в 1851 году доставить его прах в Севастополь, для которого флотоводец сделал многое, и погрести его в склепе, заложенном в основании будущего храма.

Так в будущем Владимирском соборе появилась первая адмиральская могила. Через четыре года здесь упокоятся еще три адмирала — все, как один, ученики Михаила Лазарева. Первым здесь похоронили погибшего 5 октября 1854 года вице-адмирала Владимира Корнилова, вторым — убитого 7 марта 1855 года контр-адмирала Владимира Истомина. Обоих провожал в последний путь адмирал Павел Нахимов, который после похорон Истомина заметил, что, дескать, есть место еще для одного, хоть в ногах товарищей. Эти слова оказались пророческими: 30 июня 1855 года умершего от смертельной раны Нахимова положили здесь же, в склепе в основании будущего храма, стены которого в тот момент поднимались над землей едва ли на метр…

Групповая фотография офицеров Черноморского флота и горожан после Пасхальной службы во Владимирском соборе, начало ХХ века

Групповая фотография офицеров Черноморского флота и горожан после Пасхальной службы во Владимирском соборе, начало ХХ века

Имена на стенах

После окончания Севастопольской обороны строительство собора возобновилось, но опять шло очень неторопливо — на сей раз потому, что прежний проект решено было переработать. Сделал это архитектор Алексей Авдеев, автор храма Святого Николая на Братском кладбище на северной стороне Севастополя, — и это еще больше подчеркнуло символический характер собора, ставшего еще одним памятником героям обороны города. Еще заметнее эта роль стала после того, как в 1883 году, когда нижний храм был достроен и освящен, император Александр III своим указом повелел «в Севастополе, в храме Святого Владимира, иметь мраморные доски с именами и фамилиями адмиралов, штаб- и обер-офицеров Морского ведомства, убитых или умерших от ран во время войны 1853–1856 годов», а также «доски для умерших впоследствии Георгиевских кавалеров: адмиралов, генералов, штаб- и обер-офицеров Морского ведомства, удостоившихся получить орден Святого Георгия за храбрость во время той же войны, и впредь вносить на эти доски имена и фамилии таких же кавалеров по их кончине».

Самым первым удостоился чести быть упомянутым на стене Владимирского собора адмирал Григорий Бутаков, умерший в Санкт-Петербурге в 1882 году. На Черном море он прославился тем, что 5 (17) ноября 1853 года в ходе первого в истории боя паровых кораблей атаковал и захватил 10-пушечный турецкий пароход «Перваз-Бахри», за что был произведен в капитаны II ранга и удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени, а во время обороны Севастополя командовал отрядом пароходофрегатов, которые поддерживали огнем войска на суше. Всего же на стенах верхней церкви собора — там, где такие плиты можно было легко увидеть и прочитать, не поворачиваясь спиной к алтарю, — со временем разместили 81 мраморную плиту с 72 именами офицеров Морского ведомства, написанными покрытыми сусальным золотом свинцовыми буквами.

Внутренне убранство верхней церкви Владимирского собора, начало ХХ века

Внутренне убранство верхней церкви Владимирского собора, начало ХХ века

Но были и люди, которые удостоились чести упокоиться в нижней церкви собора, рядом с прахом четырех легендарных адмиралов: эта традиция была восстановлена повелением императора Александра II в продолжение той, что сложилась в дни обороны Севастополя. В 1869 году первым здесь упокоился контр-адмирал Петр Карпов, последний командир обороны Малахова кургана: император прислал из столицы Георгиевский флаг, чтобы укрыть им тело адмирала, и повелел упокоить его рядом с боевыми товарищами-адмиралами. С тех пор в нижней церкви хоронили высших морских офицеров-участников обороны города во время Крымской войны. Исключением стал лишь последний, девятый похороненный здесь флотоводец — вице-адмирал Михаил Саблин. Родившийся уже после окончания Крымской войны, он стал последним в истории Русского императорского флота командующим Черноморским флотом, и именно поэтому в 1920 году удостоился чести упокоиться рядом с Лазаревым и Нахимовым.

Переживший и возродившийся

Три десятилетия возводился Владимирский собор на Центральном городском холме Севастополя — и столько же лет длился период его «обезбоживания». В 1932 году по многочисленным просьбам трудящихся храм изъяли у православной общины и передали в ведение Осоавиахима, который разместил тут свои мастерские. В годы Великой Отечественной войны храм служил прибежищем для раненых, а на последнем этапе Севастопольской обороны принял в ней активное участие как место для артиллерийского корректировочного поста.

Вид Владимирского собора и окружающих домов в мае 1944 года, после освобождения города

Вид Владимирского собора и окружающих домов в мае 1944 года, после освобождения города

Видимо, хранил собор его небесный покровитель: за время войны он не был полностью разрушен, хотя и серьезно пострадал. Северный фасад был разрушен, купол, где сидели корректировщики, оказался разбит до металлического каркаса, треснула алтарная стена, мало что осталось от настенной росписи и памятных «офицерских» плит. Но самое главное, как выяснилось уже в 1965 году, когда было принято решение восстановить собор и передать его Музею героической обороны и освобождения Севастополя, адмиральская усыпальница в нижней церкви была разграблена и превращена в свалку…

Читайте также  Центр Ицхака Рабина

Только в 1991 году морякам-энтузиастам вместе с неравнодушными горожанами удалось отыскать следы праха знаменитых адмиралов. Одновременно с этим вернулся в лоно Православной церкви и сам храм: в начале осени 1991 года десять офицеров Черноморского флота создали православную общину собора, настоятелем которого стал участник Второй обороны Севастополя иерей Сергий (Коробченко). 20 октября верхний храм собора был вновь освящен, и божественную литургию в нем отслужил епископ Симферопольский и Крымский Василий. А 29 февраля 1992 года останки знаменитых адмиралов, найденные в Санкт-Петербурге в частной квартире, были торжественно перезахоронены в усыпальнице нижней церкви собора в присутствии владыки Василия и командующего Черноморским флотом, адмирала Игоря Касатонова, а также сотен моряков, ветеранов флота и простых севастопольцев.

Общий вид склепа с прахом четверых адмиралов, первыми похороненных в нижней церкви собора: Михаила Лазарева, Владимира Корнилова, Владимира Истомина и Павла Нахимова

Общий вид склепа с прахом четверых адмиралов, первыми похороненных в нижней церкви собора: Михаила Лазарева, Владимира Корнилова, Владимира Истомина и Павла Нахимова

Сегодня черный каменный крест, на котором начертаны имена Лазарева, Корнилова, Истомина и Нахимова, может увидеть на полу в нижней церкви Владимирского собора каждый, кто поднимется на Адмиральскую горку, как называют в городе Центральный холм, и войдет в храм. Так же, как и полтора столетия назад, видны черные мраморные доски с их именами на внешних стенах собора, восстановлены и доски с именами героев Первой обороны и Георгиевских кавалеров внутри церкви. Вернулись на свои места и надгробные плиты с именами девяти адмиралов, похороненных в соборе после 1869 года. А самое главное – сегодня, как и прежде, собор служит символом стойкости и мужества жителей города и его защитников, моряков-черноморцев и простых севастопольцев…

Паломнические места Крыма: где побывать и что посмотреть

Крым интересен не только пляжами, курортами, целебным климатом и развлечениями. Богатая история полуострова с переплетением культур и религий сохранила на его территории десятки мест, считающихся святыми для паломников разных религиозных конфессий.

Многие туристы сочетают привычный отдых с экскурсионным посещением святых мест, а некоторые и вовсе совершают целенаправленны паломничества, чтобы прикоснуться к святыням, очистить душу, обрести духовное откровение или получить помощь высших сил в трудной жизненной ситуации. Святые явления, целебные источники и уникальные храмы — места для паломничества в Крыму можно перечислять долго. Рассказываем о самых известных из них.

alt=»Свято-Успенский пещерный монастырь с древних времен был оплотом православия на полуострове » />Свято-Успенский пещерный монастырь с древних времен был оплотом православия на полуострове

Место крещения князя Владимира

Свято-Владимирский кафедральный собор в Севастополе — одно из главных мест православного мира, ведь именно отсюда официально началось распространение христианской веры на Руси. В 988 году было совершено таинство крещения князя Владимира «Красное Солнышко». Считается, что как раз на месте крещения и построен Владимирский собор.

Находится этот значимый для православных паломников храм на территории музея-заповедника «Херсонес Таврический» в Севастополе. Недалеко находится знаменитый Севастопольский колокол, отлитый из трофейных турецких орудий.

Как добраться

Заповедник Херсонес Таврический» находится в Гагаринском районе Севастополя. Адрес — улица Древняя, 1. До Владимирского собора можно доехать на общественном транспорте: до остановки «Херсонес Таврический», а можно и до остановки «улица Дмитрия Ульянова» (но надо еще пройти около километра).

Монастырь на месте явления иконы Божией Матери

Свято-Успенский мужской монастырь — один из самых древних и посещаемых православных монастырей Крыма — расположился в Бахчисарае по соседству с древним пещерным городом Чуфут-Кале. Во времены Крымского ханства обитель была центром православия на полуострове. Согласно одному из преданий, местный пастух увидел в этом месте образ Богородицы, забрал его с собой, но каждый раз икона снова оказывалась на скалах. Еще одно предание гласит, что некогда в этих местах жителям чинил разные пакости страшный змей. Люди обратили молитвы к Божией Матери. Через некоторое время увидели в скалах свет свечи. Пробравшись к этому месту, они нашли там образ Богородицы, свечу и лежащего мертвого змея.

В XX век главная святыня монастыря — древняя чудотворная икона Божией Матери — была утрачена. Сейчас в обители можно приложиться к списку с утраченной иконы «Бахчисарайской», а также к списку чудотворной афонской иконы 17 века образу Божией Матери «Пантанесса». Недалеко от входа в монастырь есть освященный подземный источник. Испить святой воды или омыть ею лицо — один из обязательных ритуалов паломников, посещающих Свято-Успенский монастырь.

alt=»Большая каменная лестница ко входу в монастырь в Свято-Успенский монастырь — одно из лучших мест для красивых фото» />Большая каменная лестница ко входу в монастырь в Свято-Успенский монастырь — одно из лучших мест для красивых фото

Как добраться

Доехать к Свято-Успенскому мужскому монастырю можно общественным транспортом: сюда вас довезет автобус от железнодорожного вокзала в Бахчисарае или маршрутное такси до конечной остановки «Староселье» (так называется квартал города). Находится монастырь на ул.Басенко, 57.

Единственный храм суфиев с вечерними ритуальными танцами

Текие дервишей — единственный в Европе средневековый мусульманский монастырь находится в Евпатории. На территории Крыма насчитывалось 22 текие, но лишь один сохранил свой вид до наших дней, став уникальным памятником архитектуры крымскотатарского народа XV-XVIII веков.

Текие — это скромные приют для дервишей — странствующих мусульманских монахов-аскетов, последователей суфизма. В текие дервиши обменивались опытом, обучали друг друга, проводили свои ритуалы, в том числе кружились в необычном танце для достижения транса. Сейчас по вечерам на территории текие в Евпатории для туристов устраиваются ритуальные танцы дервишей. Во дворе текие находится освященный источник. Территория текие считается местом сакральной силы, которое укрепляет дух и исцеляет тело.

Как добраться

Дойти можно от набережной Терешковой: по улице Караева до Гезлевских ворот, а затем перейти на другую сторону улицы. Адрес — Караева, 18. На общественном транспорте — остановка по требованию на пересечении улиц Караева и Интернациональной.

Свидетель древних событий у подножья Митридата

Церковь Святого Иоанна Предтечи в Керчи считается одним из древнейших православных храмов как на полуострове, так и во всех постсоветских странах. Паломники посещают это место, чтобы проникнуться древними тайнами православия, узнать больше о многовековой истории храма, полюбоваться уникальной архитектурой. Считается, что благословение на возведение церкви дал сам Андрей Первозванный. Храм пережил немало драматических событий, даже переделывался под мечеть.

Как добраться

Находится в центральной части Керчи рядом с площадью Ленина, недалеко от лестницы, ведущей на гору Митридат. Адрес — улица Дмитрова, 2.

Древние каменные кельи, где жил папа Римский

Инкерманский Свято–Климентовский мужской монастырь — один из самых загадочных пещерных монастырей Крыма. Находится недалеко от Севастополя. Основные помещения обители высечены в обрыве Монастырской скалы, на плато которой сохранились башня и останки средневековой крепости Каламита.

Каменные кельи отшельников Инкермана считаются являются наиболее древними из христианских пещерных сооружений полуострова. Согласно преданиям, здесь отбывал ссылку один из величайших проповедников христианства – Климент I, папа Римский, рукоположенный самим апостолом Петром. Он был сослан императором Рима в Инкерманские каменоломни за проповедование христианства.

Здесь Климент умер мученической смертью, впоследствии — причислен к лику святых, а в его честь основан пещерный монастырь, который действует по сей день и пользуется большим интересом у паломников.

Как добраться

Свято-Климентовский монастырь находится в Инкермане, недалеко от Севастополя на обочине Симферопольского шоссе, у подножия Монастырской скалы. Сюда можно доехать рейсовым автобусом, либо электричкой из Севастополя.

Святой источник на месте гибели великомученицы

В горах рядом с поселком Грушевое расположен Топловский женский монастырь Святой Параскевы. Согласно преданиям, известная болгарская святая великомученица, окончила здесь свой земной путь, а на том месте, где она была казнена гонителями христиан, пробился чудотворный источник. Сейчас на территории обители и вблизи нее сразу три святых источника: Святой Параскевы, Трех Святителей, Георгия Победоносца. В специально организованных купелях паломники могут окунуться, набравшись силы святой чудотворной воды.

Как добраться

Если ехать по дороге из Симферополя в направлении Феодосии, то надо добраться до Тополевк, там установлен указатель к святыне, от которого до монастыря остается 1,5 км. При поездке на рейсовом автобусе необходимо купить билет до Тополевки.

«Моргающий Иисус» в древнем армянском монастыре

Название армянского монастыря Сурб-Хач переводится как «святой крест» Это единственный действующий армянский монастырь на территории России. Находится он возле Старого Крыма Впервые монастырь упомянут еще в XIV веке. В XIII веке армяне начали переселяться в Крым из города Ани, пострадавшего от землетрясения. Предание гласит, что главе общины явилось знамение — огромный пламенный крест.

На этом месте и была основана святая обитель. Сурб-Хач известен также, благодаря иконе «Моргающий Иисус». Особенность ее в том, что взгляд Христа на образе каждый смотрящий видит по-разному. Для кого-то его глаза закрыты, другие утверждают, что видит Спасителя на иконе с открытыми с открытыми глазами. Есть предание, что взор Иисуса дано увидеть только чистым душой людям.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: