Стена Филиппа Августа

КАК ПАРИЖ ОТЛУЧИЛИ ОТ ЦЕРКВИ

Король Филипп-Август (1165-1223) многое сделал и для Франции, и для Парижа. При нем был построен Лувр, подведена вода к городским фонтанам, сооружена оборонительная стена и вымощены улицы.

По свидетельству историков, идея сделать каменные мостовые пришла королю в голову после того, как он, прогуливаясь по дворцу в Ситэ, остановился у окна полюбоваться Сеной и увидел утопающие в грязи зловонные улицы, по которым едва передвигались телеги. Потрясенный увиденным и учуянным, Филипп-Август издал указ вымостить дороги. Камни для мощения отбирались квадратные, большие — не меньше метра в длину и 15 сантиметров толщиной. Затея оказалась таким дорогим удовольствием, что вымостили только четыре главные улицы: Святого Жака, Святого Мартина, Святого Оноре и Святого Антуана и два моста — Большой и Малый. В то время Париж состоял из трех частей: квартал «За Малым Мостом» (левый берег), квартал Ситэ и квартал «За Большим Мостом» (правый берег).

Сразу после рождения Филиппа-Августа было предсказано, что он пришел в этот мир, чтобы освободить Париж. 27 июля 1214 года пророчество сбылось: солдаты Филиппа разбили армию короля Англии Иоанна Плантагенета. До этой битвы англичане относительно свободно передвигались по Франции и даже добавили Гасконь и Гиень к списку своих притязаний во Фландрии и Нормандии. Победа утвердила земли Франции в статусе страны, а Париж — в статусе столицы. По всему государству проходили празднества: горожане и селяне танцевали на площадях, в церквях звонили колокола и служили праздничные мессы.

Строительство мощной крепостной стены, задуманное Филиппом за 20 лет до битвы, было завершено незадолго до сражения. Филипп очень гордился своей стеной и принимал непосредственное участие в ее планировании, а когда бывал в Париже, посещал стройку, чтобы лично понаблюдать за ходом работ. Оборонительное сооружение начиналось у моста Искусств на правом берегу Сены, полукругом охватывало Марэ, доходило до набережной де Турнелль на левом берегу и возвращалось к нынешнему Институту Франции, минуя бульвар Сен-Жермен. Сегодня хорошо сохранившийся обломок стены можно увидеть в Ботаническом саду в Марэ. Опоясавшая город стена обеспечила Парижу 100 последующих безопасных лет, во время которых на город не было предпринято ни единой атаки.

Не менее важны для Филиппа-Августа были проекты строительства Лувра и крытого рынка Лё Аль. Филиппу было тесно в старом дворце на острове Ситэ, что и стало причиной начала строительства Лувра. Новый дворец был задуман отнюдь не помпезным — король не собирался поднимать свой престиж с помощью величественного сооружения. План Лувра предусматривал сооружение практичное, призванное защитить город от набегов мародеров со стороны реки. Поперек течения Сены, с востока на запад, протянули тяжелую цепь, которую опускали, давая проход речному транспорту.

На западной оконечности стены была поставлена внушительная башня 30 метров в высоту: отсюда молено было наблюдать за подступами к городу и отражать нападения. Современники прозвали новостройку «лувер» — «крепость» на старофранцузском. Так появился форпост обороны столицы. Внутри стены Филиппа-Августа по разные стороны реки возвели две башни — Гран-Шатле и Пти-Шатле, обращенные фасадами друг к другу. Башни использовались как административные здания, а позднее — как тюрьмы (в качестве которых они и прославились).

Идея построить рынок Лё Аль (который впоследствии Эмиль Золя назовет «Чревом Парижа») была вызвана необходимостью вывести хотя бы часть торговли с Греве — территории позади Гран Шатле. Долгие годы здесь размещались загоны для скота, кожевенные мастерские, красильни, живодерни и притоны под открытым небом, в этом месте царили жуткое столпотворение и антисанитария.

И надо же было такому случиться, чтобы именно из-за этого достойнейшего правителя Париж отлучили от церкви.

В 1190 году, не достигнув 20-летия, жена Филиппа-Августа Изабелла скончалась от родов. Опечаленный король, стараясь забыть о своем горе, отправился в Крестовый поход в Святую землю. По возвращении он стал подумывать о новом браке, политически выгодном — требовалось найти принцессу, отец которой мог быть ему полезен в борьбе с Англией.

У датского короля Канута VI был сильный флот и 18-летняя красавица-сестра по имени Энжебурж. Филипп-Август посватался, Канут ответил согласием, и Энжебурж прибыла к жениху.

При первой встрече король был до того поражен красотой девушки, что передал через переводчика, что хочет венчаться немедленно, несмотря на то что был уже поздний вечер. Коронация будущей жены Филиппа-Августа была назначена на следующий день.

После ночного венчания, в то время как трезвонили все колокола Амьена, где состоялось венчание, Филипп-Август пришел к Энжебурж, ожидавшей его в спальне. Он, волнуясь, лег рядом с ней, но через минуту вскочил как ошпаренный — это было полное фиаско. Король сделал несколько безуспешных попыток овладеть красавицей-женой, но утром юная королева проснулась такой же невинной, какой заснула накануне. «Это какое-то колдовство», — решил потрясенный король, с которым до той поры не случалось ничего подобного.

Утром, на коронации Энжебурж, супруги перед алтарем имели бледный и печальный вид. Присутствующие зашептались. Архиепископ начал чертить крест на груди королевы, как требовала традиция, но церемония была прервана стоном короля — он почувствовал ужасное отвращение к ней. Филипп-Август признался архиепископу, что Энжебурж или колдунья, или сама околдована и сделала из него импотента, а потому нужно отправить ее обратно в Данию. Но датские послы уже уехали, поэтому юную королеву поместили в монастырь.

Король сделал еще одну попытку выполнить супружеский долг, но снова потерпел фиаско, к тому же все закончилась нервным припадком. Народ вовсю судачил о странном браке короля, и вскоре он и слышать не мог о бедной юной датчанке, проводившей все дни в монастыре в слезах и молитвах.

Король старался всеми силами аннулировать брак, но его ясене вовсе этого не хотелось — она полюбила Филиппа-Августа и обратилась с протестами к Папе. Возмутился и датский король, в свою очередь воззвав к Папе Римскому, Целестину III. Папа обстоятельно изучил все детали дела и отказался расторгнуть брак.

Тогда король назло врагам решил жениться снова, приступив к поискам новой супруги. Но молва о несчастной Энжебурж уже прошла по всей Европе, и Филипп-Август получал один отказ за другим. В течение нескольких лет все европейские монархи спешили выдать своих дочерей замуж за кого угодно, только не за французского короля.

В 1196 году Филипп-Август, которому к тому времени уже исполнился 31 год, получил от Агнесс, сестры Оттона, герцога Мерании, согласие стать его женой. На этот раз во время брачной ночи король был на высоте. Народ ликовал — его повелитель мужчина хоть куда!

Несколько лет жизнь королевской четы ничего не омрачало, но однажды из Рима пришло грозное письмо. Престарелый Папа Целестин III умер, а его преемник, Иннокентий III, взявший на себя защиту Энжебурж, приказал Филиппу-Августу отослать Агнесс, брак с которой он объявил незаконным, и жить с отвергнутой бывшей королевой. Но Филипп-Август заупрямился, и тогда Папа показал силу.

Глава церкви созвал Вселенский собор в Дижоне, где 6 декабря 1199 года на население Парижа был наложен интердикт — одна из форм воздействия церкви на светское общество. В Париже больше не совершались богослужения, отпевания, крещения, похороны, и последствия этого были ужасными. Вот что писал Рудольф, монах, живший в то время: «Какой убогий вид! Двери церквей и монастырей заперты на замок. Христиан отгоняют, как собак. Не проводятся ни церковные службы, ни крещения. Не видно толп народа, собиравшихся обычно в дни религиозных праздников. Никто из умерших не погребается в соответствии с христианским обрядом. Трупы повсюду отравляют воздух и вселяют ужас в живых».

Народ был возмущен тем, что король не уступил Папе, что церкви закрыты, а мертвецы, которых больше не хоронили, могли вызвать ужасные эпидемии. Что же за женщина новая королева, если ради нее можно пренебречь верой? Но король не сдавался. Он заточил Энжебурж в другую тюрьму и занялся неотложными государственными делами. Он снова присоединил к своим владениям графство Эвре, принадлежавшее английскому королю, женив (обряд из-за интердикта состоялся в Нормандии) своего сына, принца Людовика, на Бланке Кастильской, обнародовал знаменитую грамоту о привилегиях Парижского университета. Чтобы показать Папе, что он хозяин своей страны, прогнал многих епископов, выслав их за пределы Франции и конфисковав их имущество.

В сентябре 1200 года, на восьмом месяце интердикта, беспокойство народа стало вызывать опасения. Во многих местах незахороненные трупы выделяли такой смрад, что отравленными были уже целые деревни. Вскоре король вынужден был уступить. Чувствуя, что гнев народа, угрожавшего взбунтоваться, продолжает расти, король отправил послов в Рим умолять Папу отменить интердикт и рассмотреть законность его брака с Энжебурж на Вселенском соборе, решению которого он обещал подчиниться. Непреклонный Иннокентий III потребовал, чтобы Филипп-Август отверг Агнесс и вновь призвал Энжебурж. Филипп-Август подчинился. Он объявил, что признает Энжебурж своей законной супругой и возвращает ей все права. Но так было лишь на словах — Энжебурж вернулась в заточение, где ей предстояло провести еще годы. Однако он отослал подальше от Парижа и Агнесс. Вскоре она умерла. Вымещая свою скорбь на Энжебурж, король ужесточил условия содержания — надеясь, что она согласится на развод. Но бедная женщина все терпела и только время от времени жаловалась Папе Римскому.

Близость войны изменила позицию Филиппа-Августа. Иоанн Безземельный, который уже долгое время жаждал сразиться с французским королем, нашел союзника в лице императора Германии. Встревоженный Филипп-Август начал готовиться к сражению. Он укрепил Париж и главные города королевства: Реймс, Шалон-сюр-Марн, Перонн. Но чтобы оказать достойное сопротивление Англии, ему нужен был лучший флот, которым владела Дания, — а значит, надо возвратить Энжебурж титул королевы Франции. И он освободил королеву, которая к тому времени провела в заточении около 20 лет, и выиграл сражение.

После воссоединения король и королева прожили в мире и согласии около 10 лет. Но еще долго народ помнил о жутких временах интердикта.

masterok

На сегодняшний день в Европе существует множество городов, сохраняющих свой облик неизменным на протяжении долгих столетий – Сиена, Брюгге, верхний город Бергамо и так далее. Однако если мы вернёмся на пять-восемь столетий назад, то узнать известную практически каждому столицу Франции будет абсолютно невозможно – с эпохи Высокого Средневековья Париж изменился столь радикально, что, окажись в нём сейчас один из подданных короля Филиппа Красивого, он не узнал бы родной город и решил, что его обманывают. Всё, что осталось к XXI веку в Париже от прежних славных времён – это общая география, течение Сены, холм Монмартр и несколько десятков исторических зданий. Даже Лувр, резиденция королей Франции, сейчас выглядит абсолютно иначе, чем в Средние века.

Совсем недавно мы «проходились» по этим временам и изучали как викинги захватывали Париж.

А теперь давайте пройдёмся по улицам старинного Парижа – города-крепости, города-твердыни. Города, постоянно ожидавшего нападения и максимально подготовившегося к любым неприятным неожиданностям.

Крепостные стены

Здесь мы не станем рассматривать самую знаменитую внутригородскую крепость Парижа – Бастилию, – как принадлежащую к более поздним временам. Бастилия была построена уже после эпидемии Чёрной Смерти в 1370–1381 годах и принадлежит не «классическому» Средневековью, а зарождению раннего Нового времени.

Тут надо непременно вспомнить, что древняя Lutetia Parisiorum, впервые упомянутая Юлием Цезарем в «Записках о Галльской войне», располагалась на острове Ситэ и, предположительно, стеной обнесена не была. С берегами Сены городок соединялся деревянными мостами, которые в случае атаки извне можно было сжечь. Первые укрепления появляются в III веке нашей эры, когда Римская империя начала приходить в упадок, и Галлия оказалась под угрозой вторжения германских племён. Правый берег реки считался непригодным для строительства по причине своей заболоченности, что нашло отражение в топонимике – достаточно упомянуть квартал Марэ, «болото». В свою очередь, на левом берегу в эпоху поздней античности начал разрастаться город, оставленный ориентировочно после 280 года: из-за угрозы варварских вторжений его жители предпочли обосноваться в Ситэ, под естественной защитой реки. С начала IV века на восточной стороне острова появляется первая каменная стена, сложенная из блоков без использования раствора или цемента – материал для неё брали из старинных римских построек, в частности «арен Лютеции». По современным оценкам, стена была около двух метров в высоту и имела толщину у основания в два с половиной метра. Мосты, находившиеся на месте современных Пети-Пон и Гран-Пон, со стороны Ситэ прикрывали бревенчатые башни.

Читайте также  Гора Гран Сассо

План Парижа начала IX века

В течение нескольких последующих веков Париж неоднократно подвергался нападениям и разрушению, но всегда восстанавливался – очень уж было удобное место для контроля над судоходством по Сене. В эпоху викингов скандинавы не раз поднимались вверх по реке до самого города – нападения следовали друг за другом в 845, 856, 857, 866 и 876 годах, но были отбиты. В 885–887 годах последовала длительная осада Парижа викингами. К этому времени на обоих берегах Сены появились деревянные укрепления, построенные при императоре Карле Лысом – впоследствии они станут известны как Большая и Малая крепости, Гран-Шатле и Пети-Шатле.

Лишь с 1190 года появляется проработанная программа возведения укреплений вокруг города – строительству стен с многочисленными воротами-башнями парижане обязаны королю Филиппу II Августу, монарху благоразумному, хозяйственному и желавшему обезопасить свой любимый Париж от возможного нападения со стороны английских Плантагенетов, тогда владевших Нормандией – возведённый Ричардом Львиное Сердце грандиозный замок Шато Гайар находился всего в сотне километров от Парижа, то есть англичане могли подойти к столице за считанные дни.

Филипп Август считал приоритетной оборону правого берега. Строительство стены длиной 2600 метров с этой стороны велось с 1190 по 1209 годы – к этому времени болота были осушены трудами ордена тамплиеров, которым был подарен значительный участок земли на правом берегу. Левобережная часть стены строилась с 1200 по 1215 годы – наконец, Париж начал приобретать устоявшийся облик, который сохранится почти неизменным на протяжении следующих четырёхсот лет. Там, где стены примыкали к реке, были построены однотипные «большие парижские башни» – каждая высотой 25 метров и диаметром 10 метров. Среди них была и Нельская башня, известная большинству читателей по циклу романов Мориса Дрюона «Проклятые короли». Находилась она на левом берегу, где сейчас набережная Малаке, возле нынешнего моста Каррузель.

Нельская башня. Реконструкция авторства архитектора Виолле-ле-Дюка, XIX век

В эти же годы появляется замок Лувр – землю под строительство за пределами городских стен Филипп Август купил у епископа Парижского. Как мы уже упоминали, ничего общего с современным Лувром этот боевой замок, способный выдержать длительную осаду, не имел. Это было практически квадратное сооружение размерами 78 на 72 метра, с мощной цитаделью в центре, десятью оборонительными башнями по периметру и широким рвом. Во времена Филиппа Августа Лувр являлся чисто утилитарным сооружением – холодным, неудобным и совершенно неблагоустроенным; резиденция короля оставалась на острове Ситэ, в замке Консьержери, считавшемся одним из самых красивых дворцов Европы.

Тем не менее, в случае проникновения противника за городские стены и захвата собственно Парижа, Луврский замок мог держаться не менее года, ожидая подхода подкреплений. Для своей эпохи это был шедевр фортификационного искусства, где были применены все современные достижения в данной области, включая перенятые у сарацин машикули – навесные бойницы, предназначенные для вертикального обстрела противника. Цитадель являлась исключительно солидным сооружением – высота 32 метра, диаметр 16 метров, толщина стены у основания 4,5 метра. К сожалению, сейчас от средневекового Лувра почти ничего не осталось – замок Филиппа Августа был частично снесён в XVI веке ради строительства ренессансного дворца, остатки северной стены разобрали при Людовике XIII, а в наши дни можно увидеть лишь основания древних стен в подвалах музея.

Луврский замок в конце XIV века. Позднейшая реконструкция

Если средневековый парижанин пройдёт вдоль берега Сены от Лувра к острову Ситэ, то увидит ещё два внутригородских укрепления. Когда в городе появились каменные мосты, пришлось защитить доступ на них двумя крепостями – Гран-Шатле с севера и Пети-Шатле с юга. Собственно от Пети-Шатле на остров ведёт каменный Малый мост, башня как была построена в 1130 году, так и сохранялась неизменной до сноса в 1782 году, единственная реконструкция состоялась при короле Карле V в 1369 году, когда Пети-Шатле решили капитально отремонтировать (крепость пострадала при наводнении). В последующие эпохи военное значение крепость потеряла и использовалась как тюрьма. В Гран-Шатле, на противоположном берегу, со времён Филиппа Августа располагались резиденция парижского прево, суд и полиция. В дальнейшем Большой Шатле также был снесён, крепость разбирали десять лет, с 1792 по 1802 годы.

Замок Тампль

Первый Дом Ордена Храма в Париже появился в 1139–1146 годах, когда набожный король Людовик VII (прославившийся в основном благодаря жене, герцогине Аквитанской Алиенор Пуату) подарил молодому Ордену участок на правом берегу – место не самое удачное, заболоченное и нездоровое. Рядом (ближе к реке) находились церкви Сен-Жан-ан-Грев и Сен-Жерве, то есть, ориентировочно нахождение первой резиденции тамплиеров можно привязать к пространству, ныне ограниченному улицами Риволи, Вьей-дю-Тампль и Архивов. Ни одного изображения Старого Храма не сохранилось, но по описанию Матвея Парижского башня напоминала Пети-Шатле, обычная архитектура эпохи – довольно мрачная квадратная коробка с узкими бойницами.

Общая панорама Нового Тампля времён Филиппа Красивого. Слева башня Тампль, в центре церковь, справа башня Цезаря. Вид с юго-востока, на втором плане гора Мучеников (Монмартр) и силуэт церкви аббатства Сен-Пьер-де-Монмартр

Храмовники оказались людьми настырными и на протяжении столетия осушали болота, разбивали огороды и строили инфраструктуру: мельницы, склады, конюшни и т.д. Они осушили и освоили квартал, расположенный между улицами Веррери с юга, Беранже с севера, Тампль с запада и Вьей-дю-Тампль с востока. После приобретения в 1203–1204 гг. двух цензив, одна из которых находилась к востоку от улицы Вьей-дю-Тампль (улица Экуфф, улица Розье, улица Паве), а другая – к северу от улицы Веррери (Сен-Круа-де-ла-Бретоннери), анклав ордена приобрёл законченный вид. Он был окружён стенами и защищён привилегиями – в частности, все служители Тампля были неподсудны королевской светской власти. Внутри тамплиеры возвели великолепную церковь по образцу храма Гроба Господня (с ротондой и базиликой) и два донжона. Один из них, донжон Цезаря, датируется XII в., а второй – донжон Храма – второй половиной ХIII столетия. Эти башни были построены на месте, где сейчас находится сквер, который выходит к мэрии третьего административного округа.

Исходно комплекс Тампля располагался за стенами Филиппа Августа, но Париж расширялся за счёт появления новых предместий, всё их население было бы невозможно укрыть в городе в случае осады. С началом Столетней войны стало абсолютно очевидно, что прежних укреплений совершенно недостаточно, и при короле Карле V начинается строительство нового периметра стен. В черту города входят Тампль и Лувр, площадь обнесённой стеной территории увеличивается с былых 253 гектар до 400 гектар, Париж становится настоящим мегаполисом с численностью населения около 150 тысяч человек.

Следует отдельно заметить, что башня Тампль являлась самым высоким зданием Парижа (57 метров), а принадлежащая храмовникам земля сравнилась по площади с островом Ситэ. Рядом с Гревской площадью на Сене находилась тамплиерская гавань с колоссальным грузооборотом – к началу XIII века духовно-рыцарский орден отходит от своих основных функций по защите Гроба Господня и превращается в разветвлённую коммерческо-банкирскую компанию, вполне способную финансировать строительство столь грандиозных сооружений, как башня Тампль. Когда Филипп IV Красивый решил расправиться с тамплиерами – так до сих пор и не выяснено, по политическим или финансовым соображениям, – «полицейская акция» короля могла быть сорвана: парижский Тампль был способен обороняться весьма длительное время. Однако сопротивления тамплиеры не оказали, и весь комплекс, принадлежащий храмовникам, был захвачен людьми короля за одну ночь. После разгрома Ордена хозяйство отошло к госпитальерам и известно в последующие эпохи как «аббатство Тампль», а башня перешла во владение королей Франции.

Тамплиеры строились тщательно и умело, башня Тампль простояла 588 лет, почти не подвергаясь реконструкции. Возможно, она сохранилась бы и до наших дней, однако Наполеон Бонапарт в 1808 году приказал разобрать старинное сооружение по идеологическим мотивам: именно в Тампле содержались перед казнью бывший король Людовик XVI, дофин и королева Мария-Антуанетта – для роялистов башня стала символом. Работы по разбору продолжались два года, и к настоящему моменту никаких следов Тампля в Париже не осталось, если не считать названий квартала и улиц.

Вероятно, одно из последних изображений Тампля. Свергнутый король Луи XVIпрогуливается по северной стене. Картина конца XVIIIвека

В XII–XIV веках столица Французского королевства была не самым удобным городом – плотная застройка, обусловленная теснотой внутри городских стен, многочисленные башни, четыре крепости. Всё было подчинено одной цели – обороне от внешнего противника. Облик города начал меняться во времена Бонапарта и стал абсолютно неузнаваемым в правление Наполеона III, когда префект округа Сена, барон Жорж Эжен Осман, начал перепланировку Парижа – начиная с 1854 года, было уничтожено более 60 процентов средневековой застройки и проложены бульвары. Старинная сеть парижских улиц исчезла навсегда – равно как и старый Лувр, Гран-Шатле, Пети-Шатле и Тампль.

А сегодня мы с вами можем увидеть Париж вот таким

Давайте я вам напомню еще что нибудь интересного из истории Франции: вот тут например мы пытались ответить на вопрос Кому помешала Бастилия?, а вот многим неизвестная Заброшенная железная дорога в Париже. Вот необычная Автомобильная дорога, которая уходит под воду и удивительный Мон-Сен-Мишель (Mont Saint Michel) внутри

Стена Филиппа Августа

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

По мере роста Парижа последовательно сменялись окружавшие его стены
: галло-римские укрепления, стена Филиппа-Августа, стена Карла V, стена Людовика XIII ( Fossés jaunes) , стена Генеральных откупщиков (mur de Fermiers Généraux), укрепления Тьера (l’enceinte de Thiers). Предположительно также существовали укрепления в доримский период. Таким образом, на протяжение всей своей истории вплоть до XX века Париж был окружен крепостными стенами, за исключением периода с 1670 по 1785 год (с момента разрушения стены Людовика XIII и до сооружения стены Генеральных откупщиков.

Растущий город нещадно разрушал, препятствия на своем пути. От большинства из укреплени практически не осталось и следа. По контуру стен были проложены бульвары: стену Людовика XIII заменили Большие бульвары, Улицы Клери и Абукир идут по трассе стены Карла V, бульвары Переферик и Марешо проложены вдоль укреплений Тьера. Как это ни странно, но больше всего напоминаний о себе оставила стена Филиппа-Августа

Укрепления Филиппа-Августа – система городской фортификации Парижа, сооруженная в конце XII начале XIII века (1190-1213 г.). Части стены Филиппа-Августа были включены в более поздние здания, что сохранило следы этого укрепления до наших дней.


Укрепления Филиппа-Августа (1190-1213) на современной карте Парижа.
красная линия — контуры
зеленая линия — цепи, натягивавшиеся через Сену

Предпосылки сооружения укреплений: Филлип II, коронованный в 14 лет, сразу оказался во главе государства – отец Людовик VII, вскоре после его коронации тяжело заболел, а в 1180 году умер. Королевский домен, со всех сторон был окружен владениями могущественных феодалов, продолжалась династическая борьба французского короля и английской династии Плантагенетов. Значительная часть Франции была во власти английского монарха (его феодальные владения втрое превосходили королевский домен Филиппа II на момент начала правления), страну раздирали феодальные конфликты. Молодому королю Филиппу II предстояло выстроить вертикаль королевской власти и подчинить непокорных вассалов за пределами Иль-де-Франс (за собирание французских земель он и будет впоследствии прозван Августом). Правление Филлипа-Августа ознаменовало переход к национальному французскому государству, начало преодоления феодальной раздробленности, путем, как военных действий, так и дипломатических усилий короля.

В 1190 Филипп-Август совместно со своими европейскими партнерами, отправился для установления демократических ценностей на Ближнем Востоке в Третий Крестовый поход. Ввиду того что городское население было важным союзником короля в борьбе с феодалами и духовенством, королю было необходимо показать населению столицы заботу о нем, но также было важно и обезопасить город в военном плане, в период отсутствия короля. Посему королевским повелением было начато сооружение новой

На левом работы были начаты несколько позднее (с 1200 по 1215г.), так как и направление было более безопасным, да и берег был менее заселен.

Чтобы надежно защитить правый берег от атаки со стороны реки, был построен замок Лувр.

Характеристики стены

Высота стены составляла от 6 до 8 метров, местами до 9 метров (с учетом парапета). Толщина у основания составляла до 3 метров. Стена имела 2 каменные стенки, пространство между которыми было заполнено камнями и изестковым раствором. Были оборудованы бойницы и валганг (chemin de ronde) шириной около 2 метров. Укрепления охватывали площадь около 253 га, на правом берегу длина стены составляла 2500 метров, на левом – 2600. Строительные работы (в течение примерно 20 лет) обошлись в 14000 парижских ливров, что составило 12 % дохода короля за 1200г.

Читайте также  Озера в Нижегородской области

77 полуцилиндрических башен (39 на правом и 38 на левом берегу располагались через каждые 60 метров. Башни не выступали за пределы стены более чем на 1 метр. Каждая из них имела диаметр около 6 метров, толщина стен составляла около метра. Высота башен достигала 15 метров, нижний уровень был сводчатый, верхние, по всей видимости, имели пол из досок.

В местах выхода укреплений к Сене располагались 4 укрепленные башни (башни-форты) высотой до 25 метров и до 10 метров в диаметре. Они позволяли держать под контролем навигацию по реке. В случае опасности между противостоящими башнями натягивалась цепь, и проход судов по реке блокировался.

При возведении стены были построены 11 главных ворот, потом, по мере разрастания города были возведены еще четыре, а также множество потерн.

По краям главных ворот, сводчатых или открытых сверху, располагались две башни на скошенном основании высотой до 15 метров и диаметром до 8. Проход был оборудован шипцом и опускной решеткой. Сводчатые ворота имели двустворчатые деревянные двери.

Потерны — проходы в стене, которые замуровывались в случае опасности, как и ворота (менее часто) в случае сложности их защиты. Тем не менее, некоторые из потерн были оснащены средствами защиты.

Использование и развитие после XIII века. В XIV веке на правом берегу в правление Карла V была сооружена новая стена, однако стена Филиппа Августа не была разрушена, так как в 1434 г. она все еще «была настолько крепка, что по ней могла проехать повозка». Тем не менее, ее все же модернизировали в соответствии с новыми техниками осады:

1. Был выкопан широкий ров перед стеной, полученный грунт был использован для укрепления стены с внутренней стороны.

В некоторых участках укрепления был вырыт задний (горжевой) ров (arriere-fosse), который был соединен с основным.

2. Для наполнения рвов использовались наводнения. Поднявшаяся вода сены удерживалась в частях рва, лежащих выше уровня реки, с помощью шлюзов у ее берега.

3. Бойницы на башнях были заменены конической крышей (кровлей).

4. Произведено укрепление крепостных ворот – были сооружены бойницы, оборудованы опускные решетки, постоянные и подъемные мосты.

5. Вдоль некоторых участков стены с городской стороны был сооружен путь для облегчения перемещения артиллерии (chemin de ronde), туда можно было попасть по лестницам, оборудованным в стене и крепостных воротах.

В правление Франциска I, в 1533 году разрушили практически все ворота, было также разрешено брать участки стены в аренду, но не разрешено их разрушать. Со второй половины XVI века части стены стали продавать частным лицам, что привело к сносу значительных участков укреплений. Стену на левом берегу ожидала та же участь – в правление Генриха IV, в 1590 г., было принято решение выкопать новый ров за предместьями города, а не заново модифицировать старые укрепления.

Рвы поблизости от Сены долгое время использовались в качестве сточной канавы, что создавало серьезные санитарные проблемы, поэтому в XVII веке они были заключены в крытые галереи и засыпаны. Последние из оставшихся ворот укреплений Филиппа-Августа были срыты в 1680-е годы, так как были неприспособленны к постоянно растущему городскому движению, и таким образом, укрепления стали полностью невидимы.

Контуры укреплений.
Укрепления Филиппа-Августа включали на момент застройки обширные участки, которые были застроены домами только в правление Людовика IX Святого, т.е. в середине XIII века. Применительно к современной топографии, укрепления пересекали 1-й, 4-й, 5-й и 6-й округа Парижа.
Правый берег
У
гловая башня и ворота Лувра => позади Лувра (он оставался вне укреплений), => между rue de l’Oratoire и rue du Coq (ныне rue Marengo) => ворота Saint-Honore => между rue de Grenelle-Saint-Honoré (южная часть современной rue Jean-Jacques-Rousseau ) и rue d'Orléans-au-Marais => пересекала rue de Viarmes => porte Coquillière («Ракушечные») => между rue du Jour и rue Jean-Jacques-Rousseau => porte Montmartre => cul-de-sac de la Bouteille , ( porte de la Comtesse d'Artois .) => между rue Bonconseil , rue Pavée и rue du Petit-Lion (ныне rue Tiquetonne), => cul-de-sac-de la Porte-aux-Peintres , (porte Saint-Denis ) => перерезала rue Bourg-l'Abbé , => rue Saint-Martin , напротив rue du Grenier-Saint-Lazare ( ворота Saint-Martin ) => по rue du Grenier-Saint-Lazare => пересекала rue Beaubourg , ( porte Beaubourg ) => вдоль rue Michel-le-Comte => rue Sainte-Avoie . => rue du Chaume (часть нынешней rue des Archives). => церковь église des Blancs-Manteaux , => поблизости на rue Vieille-du-Temple ( porte Barbette ) => между rue des Rosiers и rue des Francs-Bourgeois => поворачивала направо в направление rue Saint-Antoine , напротив церкви Saint-Paul-Saint-Louis . => porte Saint-Antoine , => , rue de Jouy , => монастырь des filles de l'Avé-Maria . => rue des Barrés ( porte des Barrés ) => tour Barbeau .

По некоторым данным на нынешнем острове Сен-Луи, так же находилось несколько башен, две по краям острова, одна tour Loriaux – в центре. Сам остров был разделен каналом на две части. Чтобы предотвратить проход судов противника по реке между башнями на берегах реки и островными натягивалась цепь.

Ворота и следы стены Филиппа-Августа, 1 стена — 2 берега-2 маршрута to be continued.
©giss1585

Стена Филиппа II Августа — Wall of Philip II Augustus

Стена Филиппа Августа является старейшей городской стены Парижа (Франция), план которого точно известна. Частично интегрирован в здания, от него осталось больше следов, чем от более поздних укреплений.

Содержание

История

Стена была построена во время борьбы между Филиппом II Французским (по имени Филипп Август) и англо-нормандским домом Плантагенетов . Французский король перед отъездом в Третий крестовый поход приказал построить каменную стену для защиты французской столицы в его отсутствие.

Происхождение

Правобережье был укреплен от 1190 до 1209 и левый берег от 1200 до 1215. Разница в датах завершения, вероятно , стратегическим. Герцогство Нормандия находилось в руках династии Плантагенетов английского так нападение, скорее всего , придет с северо — запада. Филип Август решил построить крепость в замке Лувр, чтобы усилить защиту города от нападения Сены. Левый берег был менее урбанизированным и менее уязвимым, поэтому считался менее приоритетным.

Эволюция

Несмотря на строительство в 14 веке стены Карла V, окружавшей стену Филиппа Августа на правом берегу, последняя стена не была снесена. В 1434 году он все еще считался достаточно прочным и достаточно толстым, чтобы по нему можно было проехать телегу.

Однако стена Карла V не доходила до Левого берега, поэтому старая стена Филиппа Августа была укреплена:

  • Вырыть большой ров перед стеной и использовать грунт за стеной для ее укрепления;
  • Рытье котлована, слившегося с основным на некоторых участках стены;
  • Затопление тех частей канавы, которые находились на уровне Сены. Паводковые воды удерживались в канавах с помощью шлюзов на берегах рек;
  • Удаление зубцов на башнях и замена их коническими крышами;
  • Укрепление ворот барбаканом , мостом / подъемным мостом и решеткой ;
  • Валганг был построен вдоль некоторых участков стены для облегчения передвижения артиллерии.

Разрушение

В 1533 году Франциск I разрушил ворота Правого берега и разрешил сдать в аренду землю, огороженную стеной, без разрешения сноса самой стены. Со второй половины 16 века эти земли продавались частным лицам, и часто это было причиной демонтажа больших участков стены.

Стена левого берега проходила по тому же пути при Генрихе IV . В 1590 году он предпочел рыть канавы за пределами города, чем еще раз модернизировать стену. Канавы возле Сены использовались в качестве открытых коллекторов и вызывали проблемы со здоровьем, поэтому в 17 веке их засыпали и заменили крытыми галереями. Последние оставшиеся ворота, непригодные для постоянно увеличивающегося движения, были открыты в 1680-х годах, когда стена стала полностью невидимой.

Строительство стены

Стена Филиппа Августа занимала территорию в 253 гектара; его длина составляла 2500 метров на левом берегу и 2600 метров на правом берегу. Западная сторона была самым слабым местом защиты от норманнской угрозы. Недалеко от Сены Филипп Август построил замок Лувр с укрепленным донжоном и десятью оборонительными башнями, окруженными рвом. Стоимость строительства составила чуть более 14 000 ливров в течение примерно двадцати лет строительства, что составляет около 12 процентов годового дохода короля в 13 веке.

Городская стена

Стена была высотой от шести до восьми метров, включая парапет толщиной около трех метров у основания. Он состоял из двух стен из больших известняковых блоков, облицованных тесаным камнем , укрепленных заполнением из грубо отесанного каменного щебня и раствора. Стена была увенчана Зубчатые двухметровой шириной Валганг .

Башни и бастионы

Стена имела 77 полукруглых башен (плоских и интегрированных в навесную стену со стороны города) с интервалом в 60 метров. Каждая была высотой 15 метров, диаметром шесть метров и толщиной стен в один метр. Фундаменты были сводчатыми, но верхние этажи были обшиты деревянными досками.

Четыре огромных башни-бастиона — 25 метров в высоту и 10 метров в диаметре — стояли в точках, где стена переходила в Сену. Их цель состояла в том, чтобы защитить город от нападения с реки; тяжелые цепи могут быть протянуты через реку, чтобы предотвратить доступ.

На западной стороне это были:

  • Тур ая монета , Правый берег, недалеко от Лувра (Quai Франсуа Миттерана)
  • Тур де Nesle , Левый берег (Quai де Конти)

С восточной стороны:

  • Тур Барбо, Правый берег (Набережная Селестин)
  • Ла Турнель, Левый берег (набережная Турнель)

Ворота и постеры

Пятнадцать больших ворот открывались на дороги, ведущие в главные города Франции. Поначалу они были идентичны: оживальные ворота, закрытые двумя деревянными панелями, образующие две башни высотой 15 и диаметром 8 метров. Внутри ворот строительство завершили две решетки .

Для улучшения транспортного потока были добавлены простые постеры — протыкающие стену. Они могли быть замурованы во время опасности (как и менее используемые или менее защищенные ворота). Однако некоторые постеры предназначались для защиты.

Следы стены

Стены Филиппа Августа проходят через 1 , 4 , 5 и 6 округ Парижа .

  • Левый берег: можно увидеть следы стены на улицах по ее внешней стороне. Это: rue des Fossés-Saint-Bernard , rue du Cardinal-Lemoine , rue Blainville , rue de l’Estrapade , rue des Fossés-Saint-Jacques , rue Malebranche , rue Monsieur-le-Prince , rue de l’Ancienne Comédie. , rue Mazarine .
  • Правый берег: все следы полностью исчезли. Он начался с Сены на уровне нынешнего моста Искусств, а фонды Гросс-тур-дю-Лувр остались ниже Кур Карре . Затем стена шла на север, затем на северо-восток, включая Église Saint-Eustache, и на восток на уровне улиц Этьен-Марсель и rue aux Ours . Стены соединялись с улицей Сен-Антуан в конце улицы Франсуа Мирон . Стены пересекали остров Сен-Луи , затем разделенный на два небольших острова.

Ниже по течению Сены стена заканчивалась у Монетной башни возле Лувра (Правый берег) и Тур де Несль (ранее Тур Амлен ) на левом берегу. Выше по течению плотный поток тяжелых цепей через реку соединил Тур Барбо (правый берег) с Тур Лорио (на острове), соединил сам себя с Турнель (левый берег). Цепи покоились на плотах, пришвартованных к забитым глубоко в реке сваям.

Городские ворота

При его строительстве было заложено одиннадцать главных ворот. Четыре других главных ворот, а также многочисленные плакаты были добавлены, чтобы отразить рост города. Главные ворота были окружены башнями и были либо сводчатыми, либо оставались открытыми к небу, с остроконечными крышами и решетками.

Левобережные ворота

Изначально на Левом берегу было всего пять ворот:

  • Порт Сен-Жермен (переименованный в Порт-де-Бюси в 1352 году) ( улица Сен-Андре-де-Арс , недалеко от улицы Дофин )
  • Порт Жибар, Порт д’Энфер или Порт Сен-Мишель (на углу бульвара Сен-Мишель и улицы Месье-ле-Пренс )
  • Порт Сен-Жак ( улица Сен-Жак, направляющаяся на юг в сторону Шартра и Орлеана , на углу улицы Суффло )
  • Porte Bordet или Porte Bordelles или Porte Saint-Marcel ( улица Декарт , недалеко от улицы Туин )
  • Porte Saint-Victor на восток ( rue des Écoles , недалеко от rue du Cardinal-Lemoine )

В 1420 году недалеко от Сен-Жермен-де-Пре были построены новые ворота : Порт-де-Корделье (на углу улиц Месье-ле-Принс и Дюпюитрен ). Иногда его называли Порт-де-Бучи, в честь более старых ворот севернее.

Читайте также  Сколько аэропортов в Индии

Наконец, в конце 13 века к востоку от Порт-Сен-Жак, Порт-Папале («Папские ворота») или Порт-Сент-Женевьева в конце нынешней улицы Ульм был построен задний двор .

Правобережные ворота

Сначала на Правобережье было шесть ворот:

  • Порт Сент-Оноре ( улица Сент-Оноре , на уровне улицы Оратуар )
  • Порт Монмартр ( улица Монмартр , недалеко от улицы Этьен-Марсель )
  • Порт Сен-Дени или Порт-о-Пейнтр ( улица Сен-Дени , на стыке улицы де Турбиго и тупика де Пейнтр). Его не следует путать с Порт-Сен-Дени в стене Карла V , перестроенной при Людовике XIV и сохранившейся до наших дней.
  • Порт Сен-Мартен ( улица Сен-Мартен , недалеко от улицы дю Гренье-Сен-Лазар ). Не следует путать с Порт Сен-Мартен на стене Карла V , перестроенный при Людовике XIV , а также до сих пор сохранились и сегодня.
  • Porte Saint-Antoine, или Porte Baudet, или Porte Baudoyer ( улица Сен-Антуан , на уровне улицы Севинье )
  • Порт дю Лувр между крепостью Лувр и Монетной башней , соединяющей стену с Сеной.

Два постера были построены между Порт-Сен-Антуан и Сеной, а также постерны Барбетты ( улица Вьей-дю-Темпл , между улицами Блан-Манто и Франс-Буржуа ).

V Международная студенческая научная конференция Студенческий научный форум — 2013

Когда вспоминают о политике Филиппа Августа по отношению к городам, имеют в виду, прежде всего ту поддержку, которую он оказывал горожанам в их борьбе против феодальных сеньоров за коммунальные вольности. При этом неизменно принято обращать внимание на тот факт, что в пределах собственного домена тот же самый король воздерживался от пожалования городам сколько-нибудь значительных прав самоуправления. Можно ли на этом основании делать вывод о том, что Филипп покровительствовал городам только за пределами домена?

Попытаемся ответить на этот вопрос на основе данных источников о развитии главного из городов королевского домена — Парижа. Их критическое осмысление позволяет, на наш взгляд, сделать вывод о том, что король выступает в качестве покровителя не только провинциальных городов, но и городов своего домена. Следует при этом иметь в виду, что две указанные группы городов развивались в весьма разных политических условиях, и потому покровительство городам разных категорий неизбежно должно было приобрести разные формы.

Париж уже до Филиппа Августа был крупнейшим городом Франции. В годы его правления Париж постепенно начал превращаться в постоянную резиденцию королей из династии Капетингов. Почти за пятьдесят лет Филипп Август навестил Париж 75 раз и всегда в сопровождении королевской семьи, в городе все чаще стали проводить государственные церемонии. 2 В представлениях современников всё более утверждается мысль о том, что король должен иметь постоянную резиденцию, а государство — столицу.

Филипп последовательно покровительствовал городу, поскольку полагал, что столица государства — одна из главных его опор. В рамках идеологического обоснование укрепления королевской власти Париж стали сравнивать с Римом, в частности — появился миф о том, что основателями Парижа были беглецы из разрушенной Трои. По одной из версий, французская столица была основана сыном царя Приама – Парисом, по другой — франки были потомками троянцев. При Филиппе Августе в Париж окончательно переместился королевский двор, сокровищница и королевская печать. 3

Одним из самых значительных предприятий Филиппа-Августа было возведение вокруг Парижа кольца крепостных стен. По меркам первой трети XIII века эта стена была грандиозным сооружением, она очертила границы будущего города, который должен был быть «полон домов до самого вала», о чем свидетельствует хронист Ригор: “В то лето повелел король Филипп огородить стенами град Париж с юга до самых вод Сены столь широко, что внутрь стены попали поля и виноградники…”. 4 «Владельцам этих полей и виноградников предложено было отдать их в аренду желающим с тем, чтобы последние строили там дома или же самим строить там таковые. Этими мерами король желал достичь того “чтобы весь город да самых стен его оказался наполненным домами”» 5 .

Стена Филиппа-Августа выросла на правом берегу Сены в период с 1190 по 1209 год, а на левом — между 1200 и 1215 годами. Часть расходов по строительству правобережного участка стены взяли на себя богатые парижане, а левобережное укрепление возводилось исключительно за счет короны. Это, на наш взгляд, — очень важный, показательный факт, убедительно свидетельствующий об особой заботе короля о Париже как столице государства.

В стене было двадцать хорошо укрепленных ворот, поставленных на главных дорогах. Количество проездных ворот в стенах Филиппа Августа не имеет аналогов в городах средневековой Европы. Оно является ярким свидетельством огромной роли Парижа в экономической жизни страны, говоря о том, что уже на рубеже XII и XIII веков Париж являлся рыночным центром не только прилегающей к столице сельской округи, но и королевского домена в целом. Расходящиеся от ворот крепостной стены столицы во все уголки страны дороги представляли собой артерии торговли.

Стена Филиппа-Августа сыграла важную роль в истории города. Возведение ее продемонстрировало монархам других стран основательность, с какой их французский собрат подошел к обороне своей столицы. Стена сделала Париж самым укрепленным и защищенным городом-крепостью во всей Западной Европе. 6

Большое значение для развития города имело покровительство короля в решении проблем городского благоустройства. Средств самих горожан для решения наболевших проблем было недостаточно. Поэтому король издает в 1186 году указ об улучшении городских улиц. Улицы, замощенные еще во времена Римской империи, покрывались во время ненастья зловонной грязью. Эти работы преследовали несколько целей: с одной стороны, — положить конец опасностям дорожного движения, а с другой стороны — покончить с отсутствием гигиены. 7 Однако замощены были лишь главные улицы, которые вели к воротам, а все остальное оставалось трясиной, благодатнейшей почвой для распространения заразных болезней 8

Настоятельная необходимость строительства мостовых в Париже становится очевидной в свете обстоятельств нелепой гибели на парижской улице сына Людовика Толстого Филиппа Молодого: «цветущий и милый мальчик Филипп…однажды через предместье города Парижа скакал верхом, встретившийся с дьявольской свиньей [его] конь тяжело упал и седока своего, благородного ребенка, на булыжник опрокинутого, тяжестью веса своего, прижав, раздавил». 9

«Стена Филиппа-Августа и установленные в ней ворота послужили еще одной цели. Они помогли упорядочить внутригородские транспортные коммуникации. Это защитное сооружение не случайно поставили так, чтобы крупные религиозные институты остались за ее пределами – деление земель на секции внутри и вне стены должно было ослабить влияние церковных институтов». 10 Последнее ярко прослеживается и в истории парижских рынков. Ещё в 1137 году, незадолго до смерти, Людовик VI основал на поле к северу от Сен-Жермена-л Оксеруа рынок. Сооснователем рынка стал епископ Парижа, владевший землями в той местности. На этом месте, который был назван Л’ Аль, Филипп Август поставил два крытых торговых ряда: один для торговцев зерном, второй для продавцов прочих продуктовых товаров. 11 Это были первые крытые рынки в столице Французского королевства. Их строительство является ярким свидетельством динамичного развития города, потребности которого уже во второй четверти XII века обусловили необходимость обеспечения бесперебойной торговли хлебом и продуктами питания. Помимо Л’ Аля в Париже существовали другие рынки, а также ярмарки. Между тем ни один из них не имел столько привилегий, как Л Аль.

«Корона не только оставила часть религиозных сооружений за городской стеной, она пошла в наступление на влияние церкви внутри города. Прежде все рынки находились под патронажем религиозных институтов. Короли изменили такое положение. Договор Людовика VI с епископом о рынке Л’ Аль был поворотным моментом: епископ отказался от прав и притязаний на эту землю, взамен на часть прибыли от рынка. А Forma Pacis – эдикт, подписанный Филиппом Августом и епископом Парижа в 1222 году, — определил права и отношения епископата и кафедральных соборов с короной». 12 «11.Относительно крытого рынка нашего находящегося в Шампо, условились следующим образом: рынок сей навеки остается в бесспорном владении нашем и преемников наших, однако епископ по-прежнему сохраняет за собой право взимать на рынке в свою седьмицу, следуемые ему торговая пошлины; и по поводу владения рынком сим ни епископ, ни капитул не вправе будет привлекать к суду на нас, ни преемников наших». 13

Ярмарки также играли значительную роль в экономической жизни города. Еще Людовик Толстый пожаловал парижскому лепрозорию 14 право ежегодно, на другой день после праздника всех святых открывать подле этого города ярмарку и пользоваться доходами с нее. В 1181 году в интересах своей столицы, а также, без сомнения, и для увеличения доходов королевской казны, Филипп-Август перенес ярмарку в Париж, а парижскому лепрозорию даровал из доходов столичного превотства и ярмарки 300 ливров ренты. Вышесказанное свидетельствует о том, что доходы от ярмарки быстро росли и стали представлять определённый интерес для королевской казны.

Наиболее богатый и влиятельный слой жителей столицы постепенно превратился в важную политическую опору короля. Основу парижского патрициата составили торговцы, издревле перевозившие товары по Сене. Первое упоминание о богатых парижских купцах датируется 1121 годом. Людовик VII в 1170 году утвердил привилегии «жителей Парижа, которые торгуют водными путями», даровав им монополию на весь импорт, поступающий в Париж по воде. Такие права требовали организации охраны грузов, и поэтому корпорация (marchands de l’eau) речных торговцев получила широкие полномочия по созданию охранных отрядов. Король запретил застройку Гревской площади, вокруг которой располагались основные речные пристани, а также поощрял любого, кто пожелает вложить средства в строительство портовых сооружений.

Своей вершины политическое влияние парижских патрициев достигло в 1190 году, когда Филипп-Август отправился в крестовый поход. Регентами на время своего отсутствия он назначил свою мать и епископа Парижа, но управление королевством передал при этом «шести крепким и достойным» парижанам, которые занимали ключевые позиции в объединении речных торговцев. Им было приказано управлять действиями королевских чиновников не только Парижа, но и всей Франции. 15 «Без совета сих мужей или, по крайней мере, двух из них, дела города вестись не должны. Что же касается Парижа, то таких правоспособных и честных мужей мы устанавливаем там шесть: вот их имена: Тибо ле-Ришь, Атона де-ла-Грев, Эбруана ле-Шанжер, Роберта из Шартра, Балдуина и Николая Буассо». 16 Степень участия этих бюргеров в управлении королевством была весьма значительна: именно им поручена во время отсутствия короля охрана казны и даже королевской печати; у каждого из них имелся ключ от сундуков, стоящих в Тампле; в случае смерти короля умрет во время крестового похода на нужды наследника престола, принца Людовика, выделялась определенная сумма, хранение которой было поручено не только шести горожанам, но «всему народу Парижа». Таким образом, мы выявляем начальную стадию длительного процесса проникновения богатых горожан в формирующийся аппарат государственной власти.

Об отношении короля к столице красноречиво свидетельствует и история Парижского университета. Непростой и противоречивый процесс рождения университета был неразрывно связан с жизнью города на Сене, властно потребовавшей обновления системы образования уже в XII веке. Безусловно, что к вступлению Филиппа Августа на престол основы университета уже существовали, но только Филипп предоставил ему оптимально правовой статус, который создал благоприятные условия для развития. Этот статус стал образцом для всех университетов средневековой Европы.

Таким образом, Филипп Август на всём протяжении своего правления выступал правления в качестве заботливого покровителя городского ремесла и торговли, рассматривая столицу как источник доходов, а её население — надёжную опору королевской власти. Коммунального же движения, оставившего столь глубокий след в истории Франции, средневековый Париж не знал по той причине, что его жителям не был знаком безжалостный сеньориальный режим, от которого страдали многие города средневековой Европы в начальный период своей истории.

1Людовик IX. Поучение короля своему сыну // История средних веков (V-XV вв.). Хрестоматия. М., 1969. С. 274.

2 См.: Джонс К. Париж биография великого города. М., СПб., 2006. С. 93.

3 См.: Там же. С. 94.

4Ру С. Повседневная жизнь Парижа в средние века. М., 2008. С. 14.

5 Ляскоронский В.Г. Филипп Август в его отношениях к городам // Университетские известия. Киев., 1901. № 9. С. 259.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: