Троицкая церковь в поселке Отолово

Село Троицкое, исчезнувшая усадьба и старая церковь

Недавно мы писали об утраченной усадьбе художника В.Г. Перова, и теперь не можем не рассказать еще одну историю, связанную с теми местами. Совсем неподалеку от огромных зарослей, где раньше стоял дом великого живописца, на высоком берегу реки расположено древнее село Троицкое. Еще недавно в нем находилась небольшая деревянная усадьба, а храм Живоначальной Троицы 1794 года постройки стоит до сих пор.

Дорога пересекает речку Катыш по мосту, огибает небольшой лесок и круто взбирается на холм, где уже виднеются крыши домов. С виду это обычный дачный поселок, каких сейчас много по всему Подмосковью, но руины старинной церкви за металлическим строительным забором сразу выдают древнюю историю здешних мест. И действительно, впервые село упоминается еще в XVI веке, правда называлось оно в то время Александровским. C 1625 по 1712 год село принадлежало семье боярина и воеводы Михаила Юрьевича Татищева, чьей правнучкой была российская императрица Анна Иоанновна Романова. М.Ю. Татищев строит вместо сгоревшей деревянной церкви новую каменную, освященную в честь Святой Троицы. Благодаря этому событию село стало именоваться Троицкое-Александрово, а позднее просто Троицкое.

После Татищевых селом владеет дворянский род Кислинских. Именно при них, в середине XVIII века, формируется основной облик имения, пруды и парк, а в 1794 году перестраивается церковь. Главный усадебный дом, вошедший в историю, возвели позднее — в начале XIX столетия. Он стоял буквально в трех десятках метров от входа в храм, образуя вместе с ним красивый архитектурный ансамбль, гармонично дополняющий окружающий ландшафт. Дом был выполнен из дерева в один этаж с антресолями, имел два флигеля и зимний сад.

В конце XVIII века имением владел князь Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский, получивший проименование к своей фамилии за проявленный героизм в Чесменском сражении. Князь нечасто появлялся в своем загородном поместье, но все равно успел перестроить главный дом, флигели и хозяйственные постройки. В то время интерьеры дома были особенно разнообразны: затейливая роспись, резьба по дереву, барельефы, красивая мебель, огромные люстры, настенные бра, картины и зеркала. В большом зале устраивались балы, на которые съезжались гости со всей округи и даже из столицы. Князь уделил внимание и прилегающей к усадьбе территории, превратив ее в произведение садово-паркового искусства.

В 1808 году, после смерти А.Г. Орлова-Чесменского, его супруга продала имение помещице Елизавете Яковлевне Мячковой. Новая владелица не отличалась хозяйственностью, а поэтому усадьба вскоре пришла в запустение: парк начал зарастать, дом требовал ремонта. Так и не наладив дела и быт, помещица избавилась от имения, продав его фабриканту Алпатову, который, в свою очередь, довольно скоро перепродал инженеру путей сообщения Вознесенскому. Тот бывал за городом исключительно летом, но все равно навел в усадьбе некоторый порядок. Следующим хозяином Троицкого стала помещица Лаврентьева, но и она владела имением недолго, продав его уже последнему хозяину — врачу-окулисту Константину Владимировичу Снегиреву.

К.С. Снегирев был выдающимся ученым и врачом, навсегда вошедшим в историю российской медицины. Он долгое время жил и работал в Москве, пока не приобрел себе небольшую усадьбу Троицкое на севере Подмосковья, где с каждым годом проводил все больше времени, пока не перебрался совсем. Но радовался тишине, покою и видам подмосковной природы К.С. Снегирев недолго — в 1917 году дом у него отобрали и пришлось вернуться в Москву.

Какое-то время усадьба пустовала, а потом в доме врача открыли неполную среднюю школу, значительно перестроив здание. Однако уже к середине XX века молодежи в Троицком почти не осталось, так что школу пришлось закрыть. В конце 80-х Клинский горисполком передал территорию бывшей усадьбы известной в то время банковской организации «Менатеп», обещавшей провести реставрационные работы, но так и не сдержавшей свое слово. Главный усадебный дом, представлявший собой редкий пример деревянного классицизма, навсегда исчез в начале 90-х — говорят, что сгорел. Сейчас на его месте только кусты и остатки фундамента.

Троицкая церковь, возвышающаяся прямо напротив того места, где раньше был дом, за XX век тоже практически полностью разрушилась. Закрыли ее не сразу — службы велись до 1930 года. Видимо, сказалось удаленное от районных центров расположение и неравнодушие местных жителей.

Сначала в церкви устроили склад продовольствия, а затем началась война. В 1942 году в ходе освобождения села была разрушена трехъярусная колокольня, на которой засел немецкий пулеметчик. Храму тоже сильно досталось, но он выстоял. После войны его почти не ремонтировали и устроили внутри стеклодувную мастерскую, которая, впрочем, просуществовала недолго.

Троицкая церковь представляла собой очень красивую ротонду с двухколонными портиками и световым барабаном, увенчанным главой, теплую трапезную с двумя приделами, пристроенную в 1862 году, трехъярусную колокольню. К концу XX века стоять остался только сильно обветшавший основной объем храма — все остальное разрушили люди и время. Своды в нескольких местах провалились, стена дала трещину и мы, не будучи строителями, сказали бы, что восстановлению храм уже не подлежит. Но обойдя вокруг, с удивлением заметили строительные леса, небольшой вагончик, услышали стук молотка, доносившийся откуда-то изнутри. Как вскоре выяснилось, храм медленно, но восстанавливают. Работают над этим всего несколько человек, но процесс идет. Где-то уже переложили кирпичную кладку, перекрыли крышу, выкинули весь мусор, накопившийся внутри за несколько десятилетий. Трудов предстоит еще очень много, но начало положено.

Уже собравшись уходить, мы вдруг заметили неподалеку валун с табличкой.

Корин Алексей Михайлович был выдающимся художником, чьи картины можно увидеть в Третьяковской галерее, Русском музее, музее города Плес, его работы участвовали во всемирных выставках в Париже в 1900 году и в Риме в 1911 году. Последние годы жизни он провел в тихом подмосковном уголке — деревне Марьино, расположенной вплотную к Троицкому. Сейчас его имя, как и имя В.Г.Перова, жившего по соседству, в этих местах почти забыто.

Координаты села Троицкое: 56°12’5″N 36°43’2″E

Чтобы сердце замироточило

В храме — печной дух. Дрова потрескивают. Окна узкие, стрельчатые. А на них — вышитые рушники. Тепло, хорошо в церкви, а за окнами бушует метель. Передали штормовое. На дворе март, а метель такая, что ни зги не видно. Ветлуга, старое русло которой хорошо просматривается из окон, вся за белой пеленой. «Молиться-то ведь можно везде, — протоиерей Евгений Горбунов, настоятель Троицкой и Зосимо-Савватиевской церквей села Троицкое Воскресенского района, пожилой, невысокий, худощавый, в бороде — проседь, показывает нам храмы. — Но есть места, которые поощряют тебя в молитве. Уют некий тут, спокойствие. Которых ты, в общем-то, и недостоин, но душа-то просит. Вот и у нас, в Троицком, как раз такое место».

Место здесь и впрямь необычное. Стоят на высоком берегу ветлужской старицы два деревянных храма. В будущем году исполнится 350 лет с тех пор как срубили их без единого гвоздя из вековых сосен над тогда еще судоходной русской рекой.

Пустыня Живоначальной Троицы

1667 год это был. Как утверждают архивы, пришел в дремучие заветлужские леса «черный поп» Гавриил. Пришел не просто так, а с благословения Преосвященного Лаврентия, митрополита Казанского и Свияжского, монастырь строить. И вот появилась «в Луговой стороне промеж реками Ветлугой и Устою над Черным озером в диком черном лесу пустыня Живоначальной Троицы и преподобных отец Зосимы и Савватия Соловецких Чудотворцев».

Тихие обители — так в свое время назвал Василий Розанов русские монастыри. К мирному, тихому житию стремились и иноки построенного в заволжских лесах монастыря, который стал домовым для казанских митрополитов.

Известен факт, что Троицкая церковь в 1713 году была построена вновь, но сведений о том, что случилось с храмом, обнаружить не удалось. Существует версия, что она не была разрушена, просто обитель перестала быть домовой. И именно в этом году был зарегистрирован приход.

В годы революционного лихолетья расстреляли настоятеля прихода — священника Владимира Святицкого. Но службы еще шли, лишь с 1938 по 1947 годы храмы были закрыты. И Троицкая, и Зосимо-Савватиевская церковь дожили до наших дней неоскверненными. Мужики и женщины вышли в свое время с косами и вилами и не дали раскатать церкви по бревнам, как в соседних селах.


Легенды

Троицкие храмы уникальны еще и тем, что внутреннее убранство столь древних церквей сохранилось в необычайно хорошем состоянии. В Троицком, например, кроме прочего уцелел резной липовый, без позолоты, иконостас. А над Царскими вратами — такая же деревянная императорская корона, царский герб, скипетр, держава и кортик. Может, именно поэтому живет в округе предание, что именно здесь, в Троицком, жил под именем старца Федора Кузьмича сам удалившийся от мира самодержец всероссийский Александр I. Местные жители приведут вам еще одно доказательство. У входа в Троицкий храм — необычное надгробие с изображением колесницы и царского герба.

Более чем за три века история церквей обросла и другими легендами. Одна повествует о том, что в 1945 году местный житель, проходя мимо недействующего храма, услышал пение и, заглянув в окно, увидел священника с кадилом, ходящего вокруг аналоя. Рассказывают и такое: недалеко от обители, на Бабьей горе, в то время, когда по Ветлуге ходили суда, обосновались разбойнички. А заправляла ими, как ни странно, женщина. Степанидой звали. Жили припеваючи, грабили корабли. Но только Бог наказал атаманшу. Бросилась, говорят, она в реку, не желая выдать государевым войскам сокровища. Правда, по другой версии, свои же мужики-разбойники ее убили.

Батюшка

В XIX веке обе церкви в Троицком обшили досками. А в XX периодически велись реставрационные работы: отремонтировали фундамент, кровлю… Со стен Троицкой церкви удалили толстый слой старых обоев, отмыли бревенчатые стены, отшлифовали. В этой работе принимал участие и теперешний настоятель отец Евгений. Правда, в том уже далеком 1989 году он еще не был священником.

Читайте также  Архикафедральный собор Святого Имени Пресвятой Девы Марии

Родился будущий батюшка в Сормове. Обычный советский ребенок из обычной семьи: отец — слесарь (отец Евгений уточняет: «мудрый слесарь»), мама — учительница. Когда подрос — в политех поступил, но быстро понял: это не его. Занимался музыкой, играл в оркестре, реставрировал музыкальные инструменты… Музыкальную науку, заметьте, сам освоил. Были в его жизни и восточные единоборства, и бардовские песни. Бога долго не было.

— Нет, в детстве бабушка меня водила в церковь, — вспоминает отец Евгений. — Баба Настя, маленькая была, худенькая, а вся семья на ней держалась. Она и соседей мирила. Молитвенница была… Придем на пасхальную службу: свечи, все так таинственно… А мне непременно надо было просфору. Это как награда была, я до сих пор помню ее вкус!

Подростком Евгений Горбунов от храма отошел. Вернулся уже взрослым человеком, имеющим за плечами жизненный опыт, понимающим, что такое «фунт лиха». Церкви тогда вернули Староярмарочный собор, и Евгений начал ходить туда, потом — читать духовную литературу. И вот однажды в Староярмарочном он встретил знакомого, с которым общался на почве авторской песни. Дмитрий Мальцев только что рукоположился, на следующий день собирался к месту служения — в Троицкое.

— Он мне и говорит: «Поехали со мной, псаломщиком». — «Поехали». Ведь я о селе совсем ничегошеньки не знал! — батюшка улыбается. — И мы уехали. Необыкновенное было утро… А отец Димитрий поначалу здесь храмы восстанавливал. Просто строитель был. Все его звали Дима. Ну, Дима и Дима — в деревне-то как привяжется какое имя или прозвище, так и все. Про нас, помню, говорили: «Вон идут батюшка Дима с Евгений Палычем». Меня что-то все по имени-отчеству…

Евгений Павлович принял сан в 1993‑м и 12 лет служил в селе Владимирском на берегу Светлояра, потом два года — в райцентре и вот уже девять лет здесь, в Троиц­ком.

Отец Евгений кроме прочего — мастер на все руки, и у его сына Павла они тоже золотые. В часовне за алтарем того самого Староярмарочного собора похоронен митрополит Нижегородский и Арзамасский Николай (Кутепов). Мраморное надгробие в усыпальнице делал сын протоиерея Евгения.

Дар любви

Некогда большое село Троицкое теперь практически обезлюдело. Зимовать всего 19 человек остается. Да и летом основной народ здесь — дачники. Так что местных прихожан мало. Зато паломников в любое время года множество. Со всей страны и даже из-за границы. Едут к древним храмам, к добродушному сельскому батюшке да к мироточивым иконам. Несколько лет назад стало появляться на святых образах драгоценное миро.

— Вот она, икона Божией Матери «Всецарица», — отец Евгений останавливается у большой иконы. — Ее одна наша прихожанка написала, то есть заказала иконописцам. Дочь ее исцелилась от тяжкой болезни, вот она и захотела что-то для храма сделать. Так «Всецарица» у нас появилась. Зимой она в храме святых Зосимы и Савватия пребывала, а летом, как раз на Троицу, мы ее сюда принесли. Седьмое суббота была, а восьмое — воскресенье, Троица. В субботу-то она у нас так заискрилась вся, мы думаем: «Что такое?» А восьмого утром Зоя пораньше пришла (Зоя Владимировна Черухова у нас и казначея, и певчая, и за свечным ящиком), свет не включала. А я подошел, зажег… А оно течет прямо ручьем, миро-то. Я: «Зоя, давай быстрей полотенце!»

В Троицкой церкви и храме Зосимы и Савватия миро источают еще несколько икон. Среди них — образ Ксении Петербургской. Святая блаженная мати Ксения, «безумием мнимым безумие мира обличившая»… Почему она пошла на подвиг юродства? По воле Божией и по любви. Так восскорбела душа ее о муже…

— Миро, — объясняет батюшка, — это же любовь. Любовь Божия к нам. Представляете, сколько ее? Ну, не измерить, только принимай! Ведь и от нас этого ждет Господь — чтоб сердце замироточило, чтоб источало миро любви и милосердия, готовности к служению, готовности принять смерть за Жизнь…

Священник прикладывает небольшие иконки к мироточивому образу. Аромат от них теперь какой-то земляничный, едва уловимый. Как же прав он, батюшка. Если сердце замироточит, душа наша, ничто лукавое и мерзкое ей не опасно. Как у блаженных. Их поносят, а они улыбаются — не пристает зло!

Отец Евгений поправляет вышитое полотенце под «Всецарицей». Глаза у него покраснели, говорит: «Давайте петь», и сам начинает: «Радуйся, Радосте наша! Покрый нас от всякого зла честным твоим омофором». Мы подхватываем…

Надежда Муравьева

При цитировании ссылка (гиперссылка) на сайт Нижегородской митрополии обязательна.

Тверская область: Селигерия — 2017 и окрестности (Орша, Князево, Переслегино, Никола-Рожок, Отолово)

Редкий летний месяц обходится у нас без выезда в Тверскую область, которая удобна для нас и точки зрения дороги, да и интересных мест там немерено. А еще хотя бы раз в сезон мы пытаемся выбраться на Селигер. Так как это лето оказалось совсем холодным, то первый выезд на купание мы сочли целесообразным отложить на вторую половину июля. И то, даже в это время температура воды в озере вряд ли превышала 20⁰С — долго не посидишь. В таких условиях ограничиваться просто купанием было бы глупо, да и вообще это не в наших правилах. Так что экскурсионная программа того выезда получилась довольно насыщенной. Но поскольку ближайшие окрестности озера мы посещали неоднократно, то в этот раз добрались до более отдаленных мест.
Первую остановку сделали в Вознесенском Оршином монастыре, что под Тверью. Эта скромная обитель заслуживает внимания хотя бы потому, что здесь сохранился Вознесенский собор (1557 г) – вполне типичный образец архитектуры своего времени, но все-таки XVI веком в Тверской области, которая не слишком богата древнерусской архитектурой, пренебрегать нельзя.
Далее отправились в деревню Князево, живописно расположенную на берегу речки Тьма. Это родина выдающегося лирического тенора ХХ в, многолетнего солиста Большого театра С.Я. Лемешева. Школа, где учился будущий певец, не сохранилась, ее восстановили в 1990 г и открыли в ней музей Лемешева. Мы застали его запертым, но на двери был указан адрес и телефон смотрителя. Так как с мобильной связью в Князево дела обстоят неважно, мы просто подъехали к нужному дому, подобрали смотрительницу и вместе с ней поехали в музей. Она открыла нам здание, рассказала немного о жизни Лемешева в родной деревне, о его семье и т.д. В музее есть несколько личных вещей певца, театральных костюмов, много фотографий, документов и т.п. Оказывается, свою легочную болезнь Лемешев приобрел именно здесь, когда простудился, возвращаясь домой, (дороги здесь в первой половине ХХ в не было, ходили тогда пешком от ближайшего большого села Медное, в том числе, в сырую погоду и распутицу – а это несколько десятков километров!). Также смотрительница рассказала, что в Князево ежегодно в начале июля проходит лемешевский фестиваль, куда съезжаются певцы, музыканты и гости, а выступления проходят на открытой веранде на берегу Тьмы. Нам даже захотелось на следующий год фестиваль посетить, но нужно будет следить за погодой – этим летом фестиваль поливало по полной программе.

Вознесенский собор Оршина монастыря (1557 г), расположенного неподалеку от областного центра в поселке Орша.

Церковь Савватия Оршинского — новодел (1996 г), но выглядит неплохо.

Небольшая, но стремительная речка Тьма в деревне Князево.

В 1990 г в восстановленном здании школы поселка открыли музей С.Я. Лемешева.

Бюст С. Лемешева перед музеем. Рядом сохранилась эклектичная церковь Смоленской иконы Божией Матери (1884г) — одно из немногих зданий села, которое помнит знаменитого земляка.

Пара уголков музея — так выглядел типичный крестьянский дом. А это подлинный гримерный столик и личные вещи Лемешева.

А этот дом в Князево был построен в 1924 г Лемешевым для матери и брата. Правда, он сильно перестроен — пристройки и крыльца тогда не было.

Следующую остановку сделали в селе Переслегино, куда от Старицккой трассы ведет длинный, но весьма недурного качества грейдер. Здесь уцелело одно из творений самого изящного, пожалуй, русского архитектора – Н.А. Львова. Сейчас внушительных размеров, но при всем при этом довольно гармоничный храм Петра и Павла (1803 г) с двумя колокольнями по бокам фасада, огорожен забором: здесь командой волонтеров ведутся восстановительные и консервационные работы, а близко посторонних не подпускают. Впрочем, так как никого там не было, я, конечно, подошла и пофотографировала. Можно было бы походить тут и подольше, но местные слепни оказались пуще волонтеров настоящими зверюгами – и мы вынуждены были ретироваться :)

Отсюда наш путь лежал на турбазу на берегу Селигера, так что остаток дня мы провели на берегу озера, купаясь и поглощая пиво. Разве что сходили в соседнее село Никола-Рожок к церкви XVIII в, о которой я как-то рассказывала здесь.

Переслегино. Церковь Петра и Павла (1803 г) монументальна, но все-таки по-львовски изящна.

Село Упирвичи находится на дороге в Переслегино. В ней — приземистая (возможно, ранее обезглавленная) церковь Рождества Пресвятой Богородицы (1837 г). От стоявшей рядом теплой Спасо-Преображенской церкви сохранилась лишь монументального вида колокольня (1762 г).

Церковь Петра и Павла в Переслегино (1803 г, арх. Н.А. Львов) сейчас потихоньку восстанавливается.

Рядом находится эклектичная и куда хуже сохранившаяся церковь Александра Невского (1868 г).

Читайте также  Собор Святого Спиридона

Никольская церковь (1763-1768 гг) в селе Николо-Рожок.

А рядом на берегу Селигера находится большой пляж.

Попали под небольшой дождь и узрели радугу, которой Селигер встречает нас не впервые.

Следующим утром наладившаяся было погода вновь испортилась, а нам пора было отправляться к следующей нашей цели – прекрасной Троицкой церкви, которая находится в отдаленном урочище Отолово Пеновского района области. Ехать туда неблизко, грейдер идет по живописной малонаселенной лесной местности, мимо озер Витьбино, Ордоникольское, Отолов. Миновав большое село Ворошилово и полузаброшенную деревушку со смешным название Москва, все ухудшающаяся дорога привела нас, наконец, в Отолово. Здесь мы с удивлением обнаружили, что грандиозная Троицкая церковь (1767 г) образцово отреставрирована. Трехэтажный барочный храм вполне ожидаемо грандиозен и производит впечатление даже снаружи, но самое интересное здесь – интерьер. Отыскать в этой глуши людей, чтобы попасть внутрь мы даже не рассчитывали, и напрасно – церковь оказалась открыта. Видимо, здесь только что окончилась служба, но для кого служат в такой глуши в почти ненаселенной местности, ума не приложу.

Нам удалось посмотреть все три этажа Троицкой церкви – несмотря на не совсем просохшие залакированные полы, священник разрешил нам пройти внутрь, сняв предварительно обувь. Интерьер здесь несколько зареставрирован (я, например, не признала в иконостасе на третьем этаже старую работу – подумала, что новодел), но основные элементы сохранены. Очень хороша лепнина вполне барочного и даже какого-то театрального вида. Реставраторы не добрались разве что до лестницы, где можно получить представление, как выглядела лепнина и остатки росписей церкви до реставрации.
Осмотрев церковь, попили чаю на берегу озера Отолов и отправились в обратный путь. Один из участков дороги был огорожен от леса забором из сетки-рабицы — мы еще думали по пути туда, зачем это сделано в этих безлюдных местах. На обратном пути неожиданно получили ответ – с другой стороны забора стоял красивый пятнистый олень, задумчиво смотревший на дорогу сквозь сетку. Мы остановились неподалеку и подошли к нему. Олень не двинулся с места. Обратно в лес олень повернул, когда мы были от него где-то в пяти метрах – и то возвращался он туда довольно неспешно. В общем, непуганые олени живут в этом питомнике (а это, похоже, именно питомник) – надеюсь, так оно и останется. Вот такое неожиданное завершение – впрочем, путешествия, даже самые короткие, полны сюрпризов, за что мы их и любим.

Вновь раскрашенная и нераскрашенная (пока еще?) старая (сер. XVIII в) лепнина Троицкой церкви — очень барочная и даже какая-то театральная.

Урочище Отолово. Троицкая церковь (1767 г) — редкий пример трехэтажного храма.

Лестница — единственная неотреставрированная часть интерьера церкви. В то же время, по ней легко представить, как выглядел храм внутри раньше.

Вот фрагменты лепнины на лестнице крупным планом:

Неизвестный мне святой и капитель пилястры.

Росписи и лепнина. Деревянная лестница, покрашенная "под мрамор".

Деревянные колонны также раскрашены "под мрамор".

Иконостас третьего этажа выглядит как новый. На самом деле, это XVIII век! Вот на фото рядом его старая фотография, переснятая со стенда у церкви.

Отреставрированная лепнина потолка третьего этажа церкви. Киоты для икон пока пусты.

Лепнина в виде театрального занавеса раньше была раскрашена (возможно, ее еще раскрасят ее по-новому).

А вот так интерьер церкви выглядел раньше — старое фото со стенда церкви.

Традиции резьбы по дереву живы кое-где и поныне — деревня Заборье.

И зесь тоже есть свое озеро — Заборское.

По пути в Отолово мы никак не могли понять, зачем в столь глухом месте вдоль дороги установлен этот забор. На обратном пути такая картина заставила нас остановиться и выйти из машины.

Животное все-таки вернулось в лес,

Но еще долго провожал нас задумчивым взглядом.

По дороге в урочище Отолово. Потеряв к нам интерес, олень повернулся и неспешно пошел обратно в лес.

Троицкий храм с. Троице-Сельцы

Читая губернские документы за 1859 год, узнаём, что село Троицкое-Сельцы, находится по левую сторону Дмитровского тракта (из Москвы в Калязин), в 32 верстах от губернского города. Село казенное, при колодцах, в нём церковь Православная, число дворов-42, проживают в тех дворах 276 человек, из которых: мужчин-135, а женщин-139. В последние десятилетия 20 века, было принято утверждать, что «при царском режиме», на селе царила полная безграмотность. Так вот, в документах за 1899 год особо отмечалось число грамотных и учащихся. И таковых было из мужского населения 110 человек! Это при том, что мужчин «призывного» возраста от 18 до 60 лет насчитывалось 65 человек.

Исторические сведения нам повествуют: «селецкая десятина» получила своё название от села, что носит именование Троице — Сельце, и занимала в 17-ом столетии часть Московского уезда от Тверской заставы по правой стороне Тверской большой дороги и от Бутырской заставы по обе стороны Дмитровской дороги к северу до границ Дмитровского уезда. В состав Селецкой десятины, судя по писцовым книгам за 1623 -1624 годы входили следующие сёла: Коровино, Быково, Манатьево, Рождественское — Суворово, Кононово, Михалёво, Черкизово, Бохово, Химки, Космодамьянское, Иевлево, Иоретово.

«Десятина»- существовавшее до начала 18 века церковно-административное деление епархии, округ или совокупность сельских церквей, находящихся в одной местности и возглавляемое десятильниками. Десятские священники надзирали за десятью из сорока церквей, которые в свою очередь поручались надзору поповскому старосте.

Церковь Святой Троицы в писцовых книгах начинает упоминаться с 1585 года. За 1624 год, в той же писцовой книге читаем: «Вотчина Великого Государя Святейшего Патриарха Филарета Никитича Московского и Всея Руси село Троицкое, а Сельцы тож, На речке Уче, а в нем церковь Живоначальные Троицы древян клетцки, а в ней образы, и свечи, и книги, и на колокольнице колоколы…» Сама Церковь и строения причтетников стояли на патриаршей земле. Там стояли и дом священника Леонтия, и двор дьячка Неустройки Васильева, и двор просвирницы Варвары. А кроме них в самом селе были десять крестьянских дворов и бобылей четыре двора, а в них 14 человек. С 1635 года по 1673 год, при Церкви упоминается придел в честь Архистратига Михаила.

В 1646 году, при Троицкой церкви находился Священник Кирилл. В селе же уже числились 23 двора крестьянских и 3 двора бобыльских, в них три человека. Теплота людской заботы о церкви в 1650 году выразилась в приобретении для придела Святителя Леонтия Ростовского напрестольного креста, двух губок греческих, пробоев к царским вратам и к северным дверям, масла лампадного. Прошло немного лет, и в Троицком — Сельцах появился двор патриарший «становой», двор конюшенный, двор воловей, двор земскаго дьячка и двор мельничий. А на церковной земле дворы Священника Ульяна Григорьева, церковного дьячка Ивашки Григорьева, пономаря Петрушки Нестерова и двор просвирницы Федорицы Матвеевой (Переписн. Книга 9812, лист 13).

В 1686 году была построена новая церковь во имя Святой Троицы. 8 ноября для новопостроеной церкви в Торговом ряду были куплены «двери царские с столбцами и с сенью и с короною», и приобретены в деисус одиннадцать икон. На следующий день, 9 ноября церковь освящал Святейший Патриарх Иоаким, и по окончании» Божественной литургии пожаловал священнику Иулиану с причетниками на молебен полтину» (Патр.Пр.кн.122 л. 129 и 163). В 1690 — 1695 годах при церкви был священник Федор Селуанов. С 1701 года по 1731 год, при церкви находился священник Иван Федоров, при нём с 1701 по 1720 годы — дьячек Афанасий Иванов и пономарь Василий Федоров, а. в 1720 году был дьякон Михаил Иванов. При Священнике Иване Федорове было задумано построить новую церковь. 21 сентября 1711 года, О. Иоанн написал прошение ( челобитную ), в котором описал состояние старого храма. В 1716 году, тот же священник Иван Федоров с «приходскими людьми», вновь бьют челом в Патриарший Приказ, мол в апреле купили на Москве, в Кудринской слободе деревянную церковь за 80 рублей, а вывести ея силами крестьян села Троицкого — Селец одним не вмоготу. Надобно подвод тысяча » и великий государь пожаловал бы велел для возки тое церкви вспоможение дать….» 20 июня, того же года на прошении была написана резолюция: «по указу великого государя боярин князь Петр Иванович Прозоровский, слушав сего челобитья и выписки, приказал: со всех патриарших подмосковных вотчин дать по две подводы в тое церковь на возку…». Известий о том, как была перевезена, когда поставлена и освящена церковь Святой Троицы пока найти не удалось. Однако, из доношения Московскому Митрополиту Тимофею, становится известно, что в августе 1760 года, Троицкая церковь сгорела и в село перевезли деревянную церковь из села Кучкова, Переславской епархии, от вотчины майора артилерии Петра Толстого. Церковь именовалась — Покрова Пресвятой Богородицы с приделом Святителя Алексия Митрополита Московского. Новопривезённую церковь установили на прежнее церковное место, снабдили утварью, вместо сгоревших антиминсов, выдали новые.

Минуло сорок лет, и вот, в мае 1803 г. уже священник Михей Авраамов подаёт прошение Преосвященнейшему Серафиму епископу Дмитровскому, в котором просил разрешения «. обшить тесом и подрубить пришедшую в ветхость церковь», так как «Означенная Троицкая церковь деревянного здания которая от давнего построения так и колокольня деревянная пришли низами в ветхость . «. Прошло ещё сорок лет и старая деревянная церковь «. которая за ветхостью 1843 года по резолюции Его Высокопреосвященства сломана.»

На месте где стояла старая деревянная церковь сейчас можно увидеть пруд. По рассказам старожилов с этого места брали глину для обжига кирпичей, из которых построена нынешняя церковь, и в преждние времена, водой этого пруда поили только лошадей, купаться в нём и стирать не допускалось. Кладбище, находившееся в 16 — 18 веках вокруг Церкви, на сегодняшний день застроено жилыми постройками, хозяева которых при рытье колодцев натыкаются на останки древних захоронений.

Читайте также  Дом-музей К.Э. Циолковского

История нынешней каменной церкви, началась с 10 января 1822 года, как и подобает в таких случаях, прошением на имя Московского Архиепископа Филарета, от священника Феодора Алексеева с «приходскими людьми». Было решено, что строить новую церковь будут каменной и на новом месте. » 4 мая 1822 года, на сельском сходе, крестьяне «общим своим приговором, предоставили церкви безвозвратно и безвозмездно,» «с согласия троицких священно-церковнослужителей и прихожан» участок земли длиною 23, а шириною 15 сажен. 12 мая 1823 года эта земля была отведена Московским уездным землемером, но бумажная волокита растянулась аж до августа 1836 года! В сентябре этого же года, 6-го числа, приходские крестьяне подтвердили письменно своё обязательство относительно земли. В том же документе, они «обязались каменную церковь устроить на свой счет, посредством сбора с каждой ревизской души по 4 руб. в год, с доставлением дров на обжиг кирпича и других материалов. » Результатом этого договора явился приказ о дозволении «. в селе Троицком Сельцы тож устроить новую каменную церковь во имя Св. Троицы с приделом Архангела Михаила и с колокольнею. на каковую постройку выдать храмозданную грамоту».

Придел Архистратига Михаила (тёплый) был освящен 11июля 1843 года. Придел Живоначальной Троицы (холодный) освящен 26 мая 1849 года.

Освятил новопостроенный Храм — ныне причисленный к лику Святых, Митрополит Московский Филарет (Дроздов).

Одним из последних настоятелей Храма Святой Троицы, до его закрытия был протоиерей Сергей Константинович Даев, ( в последствии — Архиепископ Можайский Макарий). В 1937 году, о. Сергий начал работать в канцелярии Блаженнейшего Митрополита Сергия. В 1944 году — помощником Митрополита Николая ( Крутицкого ). 2 мая 1944 года было совершено пострижение в монашество с именем Макарий, а 12 мая состоялось наречение во епископа Можайского. 14 мая совершилась хиротония. 25 февраля 1951 года Святейший Патриарх Алексий, наградил его саном Архиепископа. «Последние годы жизни Владыки Макария были преисполнены скорбей и испытаний» — писал Священник Николай Радковский,»…в 1955 году, в Радоницу, помогая духовенству своего храма при поминовении усопших, архиепископ Макарий, переутомлённый длительными предыдущими богослужениями, упал без сознания. В сентябре 1959 года паралич опять уложил больного в постель. Ослабевшее сердце уже не могло побороть тяжёлой болезни, и 13 января 1960 года архиепископ Макарий ушёл от нас в лучшую жизнь.»

Похоронен Владыко Макарий на Ваганьковском кладбище, у южной стороны храма. Последним священником храма Святой Троицы упоминается Никольский Василий Николаевич, 1888 года рождения, окончивший духовную семинарию в 1912 году. На Селецкий приход определен в 1930 году. Через 8 лет, а именно, 14 марта 1938 года был арестован, осужден тройкой при УНКВД СССР по Московской области по обвинению в «контрреволюционной влевете», и расстрелян 1 июля того же года на Бутовском полигоне.

Разорение Храма началось с конфискации церковных ценностей. Все иконы и киоты, а так же части иконостаса имеющие покрытие сусальным золотом, были брошены в установленные прямо во дворе Храма, котлы с кипящей водой. Таким способом пытались смыть золото. То, что не представляло «ценности» — шло на растопку в костры. После своего закрытия, Храм использовался совхозом для хранения зерна, картофеля, удобрений, фуража, а в одно время пытались приспособить под сельский клуб для демонстрации кинофильмов. Во время Великой Отечественной войны, фронт проходил в полутора километрах от церкви, немецкой артилерией была повреждена колокольня.

Самые же страшные разрушения и утраты Храм Святой Троицы, как это не парадоксально, понёс в наше время. «Перестройка» моровой язвой пронёсшаяся по Российским просторам, при попустительстве местной власти и полном равнодушии «охраны памятников и культуры», разместила в церковном здании «товарищество с ограниченной ответственностью <<МАРТ>>». Это «товарищество » занялось производством изделий из пластмасс, для чего внутри Храма, растесав южный дверной проём, установили около десятка многотонных станков, вакумную установку, сушильную камеру. С наружной части Храма, на северной стороне прикопали две цистерны для слива масла, с южной стороны установили компрессорную. Чтобы легче было производить погрузку готовых изделий, под стены подсыпали грунт, в результате чего весь цоколь и часть кирпичной кладки оказались под землёй, и стены, как губка стали втягивать губительную влагу, скоротечно разрушаясь под её воздействием. Крыша не ремонтировалась со времён «самодержавия», это отлично видно на фотографии сделанной в 1975 году, со сводов при дожде струилась вода, роспись выполненная на штукатурке по лекалам из Храма Христа Спасителя начала осыпаться, а затем её попросту всю сбили.

Летом 1993 года полуразрушенный, осквернённый Храм передали верующим. С первого же дня, служились молебны, читались акафисты, осенью, на праздник Рождества Богородицы, уже служили Божественную литургию. Вспоминая первые Богослужения, диву даёшься, какая вера и сила пребывала с молящимися. Окна, затянутые плёнкой, проломы в стенах, ветер кружащий по полу жухлую листву, груды металла, громады брошеных станков, тридцатиградусный мороз, от которого льдом покрывался пол и стены, не могли одолеть кучку молящихся прихожан, среди которых был и стар и мал. Вера согревала души и сердца людей. Вера давала им силу идти на службу через заснеженные поля, наперекор вьюге и морозу. Старенькие, немощные женщины преображались, «горящими свечечками» стоял они в молитве. Постепенно формировалась община, появились первые прихожане, по их молитвам, чудесным образом, появлялось необходимое для служения и ремонта. Затеплилась приходская жизнь, открылась воскресная детская школа. Прошло несколько лет и община начала выпуск ежемесячной приходской газеты. Люди после десятилетий блуждания и небытия, вновь вышли на дорогу ведущую к Храму.

Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово

Проверить наличие сведений о банкротстве организации в Едином федеральном ресурсе сведений о банкротстве (ЕФРСБ)?

Проверить на сегодня

Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово ИНН 4013003077 ОГРН 1024000006810 зарегистрировано 17.12.2001 по юридическому адресу 249240 , Калужская область , Мещовский район, деревня Шалово . Статус организации: действующая. Руководителем является настоятель Краснов Сергей Александрович (ИНН 402711737967). Подробнее >

В выписке из ЕГРЮЛ в качестве учредителя указано 1 российское юридическое лицо. Основной вид деятельности — Деятельность религиозных организаций. В исторических сведениях доступны 3 записи об изменениях, последнее изменение датировано 2 июня 2017 г..

Организация состоит на учете в налоговом органе Межрайонная инспекция ФНС России № 1 по Калужской области с 27 декабря 2001 г., присвоен КПП 401301001. Регистрационный номер в ПФР — 050013043516, ФСС — 400065104940001.

Информации об участии Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово в тендерах не найдено. Данных об участии организации в арбитражных делах нет. < Свернуть

Надёжность

Выявлено 14 фактов об организации:

  • ░░░░░░░ Недобросовестные поставщики
  • ░░░░░░░ Дисквалифицированные лица
  • ░░░░░░░ Массовый руководитель
  • ░░░░░░░ Массовый учредитель
  • ░░░░░░░ Массовый адрес
  • ░░░░░░░ Несдача налоговой отчетности
  • ░░░░░░░ Налоговая задолженность
  • ░░░ Недостоверность руководителя
  • ░░░ Недостоверность учредителя
  • ░░░ Недостоверность адреса

Связи

Актуальные Исторические Все

Выявлено 70 действующих и 4 ликвидированные связанные организации

Выявлены 3 действующие связанные организации

Выявлены 72 действующие и 4 ликвидированные связанные организации

Финансы

Сведения о финансовых показателях организации отсутствуют.

Госзакупки

Сведения об участии Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово в госзакупках в качестве поставщика или заказчика по 44-ФЗ, 94-ФЗ и 223-ФЗ отсутствуют.

Долги

Информация об исполнительных производствах в отношении Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово не найдена.

Филиалы и представительства

Сведения о филиалах и представительствах Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово отсутствуют.

Последние изменения

Добавлены сведения об основном виде деятельности: Деятельность религиозных организаций (94.91)

Краснов Сергей Александрович : добавлены сведения об ИНН руководителя 402711737967

Выписка из ЕГРЮЛ на 10.06.2014. Более ранние сведения из ЕГРЮЛ отсутствуют. Дата создания организации: 17.12.2001.

Похожие организации

Похожие организации подбираются на основе совпадения основного вида деятельности и региона ведения бизнеса:

Учредители

Согласно данным ЕГРЮЛ учредителем Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово является 1 российское юридическое лицо:

Проверки

За период с 2015 года в отношении Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово инициирована 1 проверка.

Это ваша компания?

Зарегистрируйтесь и получите возможность управлять отображением информации о Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово

Судебные дела

Информация об участии организации в судебных делах отсутствует.

Лицензии

Сведения о лицензиях у организации отсутствуют.

Краткая справка

Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово действует с 17 декабря 2001 г., ОГРН присвоен 22 января 2003 г. регистратором ИНСПЕКЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ НАЛОГОВОЙ СЛУЖБЫ ПО ЛЕНИНСКОМУ ОКРУГУ Г. КАЛУГИ. Руководитель организации: настоятель Краснов Сергей Александрович. Юридический адрес Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово — 249240, Калужская область, Мещовский район, деревня Шалово.

Основным видом деятельности является «Деятельность религиозных организаций». Организации МЕСТНАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ РЕЛИГИОЗНАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ — УЧРЕЖДЕНИЕ "АРХИЕРЕЙСКОЕ ПОДВОРЬЕ — ХРАМ В ЧЕСТЬ СВЯТОЙ ЖИВОНАЧАЛЬНОЙ ТРОИЦЫ В С. ШАЛОВО МЕЩОВСКОГО РАЙОНА" КАЛУЖСКОЙ ЕПАРХИИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ присвоены ИНН 4013003077, ОГРН 1024000006810, ОКПО 03507395.

Телефон, адрес электронной почты, адрес официального сайта и другие контактные данные Архиерейское Подворье — Храм Святой Троицы в С. Шалово отсутствуют в ЕГРЮЛ и могут быть добавлены представителем организации.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: