Ворота Святого Северина

Кёльн

Добавьте пользователя в друзья, если вы хотите следить за его новыми материалами, статусами и сообщениями на форумах. Если же вы просто хотите сохранить данные пользователя, чтобы не искать его заново в будущем — добавьте его в свои контакты.

Кёльн средневековый

Материал понравился:

После того, как мы посмотрели Кёльн античный, самое время обратиться к временам Средневековья. К концу Средних веков Кёльн стал крупнейшим городом немецких территорий Священной Римской империи.

Всего в средневековой крепостной стене Кёльна было 12 ворот, до наших дней дожили только трое ворот — Eigelsteintorburg, Hahnentorburg, Severinstorburg и один форт Ulrepforte. Они являются наиболее хорошо сохранившимися частями средневековой оборонительной стены Кёльна. Все их я успел увидеть. Начнём обзор средневекового Кёльна с них.

1. Eigelsteintorburg (Айгельштайнские ворота)

Повстречались Айгельштайнские ворота мне на пути, когда я двигался от Церковь Святой Урсулы(Венок Кёльнского собора — 12) к церкви Святой Агнессы. Стояли они посередине улицы, как бы напоминая, что раньше движение в город возможной было только через них.

Через эти ворота 13 сентября 1804 года въехал в Кёльн император Наполеон Бонапарт со своей супругой Жозефиной Богарне. Со стороны, откуда въехал император, ворота выглядят немного по другому.

Когда крепостную стену снесли, то ворота трогать не стали. Более того, в 1889—1892 годах архитектор Йозеф Штуббен (Hermann Josef Stübben, 1845 — 1936) отреставрирован их. Видимо рука у него была лёгкой, во время Второй Мировой войны, когда Кёльн представлял из себя сплошные руины и развалины, ворота практически не пострадали.

На стороне ворот, обращенных к городу, слева находится скульптура кёльнского крестьянина (Kölsche Boor).

Справа под аркой подвешены остатки спасательной шлюпки с лёгкого крейсера «Кёльн» (SMS Cöln).

2. Hahnentor

Ворота Hahnentor находятся в нескольких кварталах от Церковь святых Апостолов (Венок Кёльнского собора — 2). Они являлись западными воротами в крепостной стене Кёльна.

Через эти ворота обычно въезжали императоры Священной Римской империи после коронования в Ахене для поклонения мощам трёх волхвов Кельнский собор. Часть 2. Главная реликвия, т.к. ворота были главным въездом со стороны Ахена и Юлиха.

С 1403 по 1476 год были в мирное время соляным складом и тюрьмой. Здесь содержались в 1529 году два протестанта, первыми пострадавшие за дело Реформации на нижнем Рейне, Адольф Кларенбах (Adolf Klarenbach, около 1500-1529) и Питер Флиштедт (Peter Flystedt), которые были сожжены на костре в Кёльне 29 сентября 1529 года.

18 февраля 1655 года была сожжена последняя ведьма в Кёльне двенадцатилетняя Энн Линнарц (Enn Linnartz ), которая перед казнью также содержалась в Hahnentor.

6 октября 1794 года здесь бургомистр Кёльна Рейнер Йозеф Антон фон Клеспе (Reiner Josef Anton von Klespe, 1744 — 1818) вручил ключи от города французкому генералу Жану Этьенну Шампоне (Jean Étienne Vachier Championnet, 1762-1800).

13 сентября 1804 года через ворота проезжает Наполеон, а 14 января 1814 года через них проходит покидающий город последний французский солдат.

В 1881 году крепостные стены Кёльна сносят, но Hahnentor остаются. В 1888—1890 годах ворота были отреставрированы архитектором Йозефом Штуббеном, о чём нам повествует памятная доска на воротах.

Ворота Святого Северина

Ворота Святого Северина (нем.  Severinstorburg , в средние века — Porta Sancti Severini, позднее — Форт Святого Северина) — сохранившиеся ворота кёльнской средневековой городской стены (de: Festungsring Köln) (федеральная земля Северный Рейн-Вестфалия). Расположены на площади Chlodwigplatz в месте примыкания улиц Severinstraße, Severinswall и Kartäuserwall в южной части старого города (de: Köln-Altstadt-Süd).
Через ворота Святого Северина проходила главная дорога южного направления, ведущая в Бонн.

История

Ворота Святого Северина были построены примерно в первой половине XIII века в виде массивной асимметричной гексагональной башни с зубчатым навершием. Вместе с прямоугольным основанием с воротами башня образует четырёхэтажное сооружение. Позднее с внешней стороны над основанием были построены две дополнительные зубчатые башенки, над которыми в XVII веке были построены шатровые крыши.
У ворот Святого Северина нередко устраивали встречи прибывающих в Кёльн высокопоставленных особ. Так в 1235 году здесь встречали принцессу Изабеллу Английскую, прибывшую для заключения брака с императором Священной Римской империи Фридрихом II. В 1327 году у ворот Святого Северина встречали императора Людовика IV с его супругой Маргаритой Голландской.
В 1881 году после снесения кёльнских городских стен в башне разместился музей естествознания, позже — музей гигиены. В эпоху национал-социализма в башне размещалась штаб-квартира кёльнского отделения Гитлерюгенда.
В 1979 году в башне был открыт общественный центр, помещения которого можно арендовать для частных мероприятий.
В июле 2005 года во время строительства линии «Север-Юг» Кёльнского метротрама чуть южнее ворот Святого Северина были обнаружены фундаменты бастиона, который выполнял функции дополнительной защиты города в районе ворот Святого Северина. Это укрепление получило название Бастиона Святого Северина. Бастион был возведен около 1474 года в ожидании нападения на город войск Карла Смелого.

Напишите отзыв о статье «Ворота Святого Северина»

Ссылки

  • [www.das-alte-koeln.de/online-fuhrung.html Средневековые сооружения Кёльна]  (нем.)

Примечание: * — сохранившиеся сооружения

Отрывок, характеризующий Ворота Святого Северина

Между тем в задах свиты императора происходило шепотом взволнованное совещание между его генералами и маршалами. Посланные за депутацией вернулись с известием, что Москва пуста, что все уехали и ушли из нее. Лица совещавшихся были бледны и взволнованны. Не то, что Москва была оставлена жителями (как ни важно казалось это событие), пугало их, но их пугало то, каким образом объявить о том императору, каким образом, не ставя его величество в то страшное, называемое французами ridicule [смешным] положение, объявить ему, что он напрасно ждал бояр так долго, что есть толпы пьяных, но никого больше. Одни говорили, что надо было во что бы то ни стало собрать хоть какую нибудь депутацию, другие оспаривали это мнение и утверждали, что надо, осторожно и умно приготовив императора, объявить ему правду.
– Il faudra le lui dire tout de meme… – говорили господа свиты. – Mais, messieurs… [Однако же надо сказать ему… Но, господа…] – Положение было тем тяжеле, что император, обдумывая свои планы великодушия, терпеливо ходил взад и вперед перед планом, посматривая изредка из под руки по дороге в Москву и весело и гордо улыбаясь.
– Mais c’est impossible… [Но неловко… Невозможно…] – пожимая плечами, говорили господа свиты, не решаясь выговорить подразумеваемое страшное слово: le ridicule…
Между тем император, уставши от тщетного ожидания и своим актерским чутьем чувствуя, что величественная минута, продолжаясь слишком долго, начинает терять свою величественность, подал рукою знак. Раздался одинокий выстрел сигнальной пушки, и войска, с разных сторон обложившие Москву, двинулись в Москву, в Тверскую, Калужскую и Дорогомиловскую заставы. Быстрее и быстрее, перегоняя одни других, беглым шагом и рысью, двигались войска, скрываясь в поднимаемых ими облаках пыли и оглашая воздух сливающимися гулами криков.
Увлеченный движением войск, Наполеон доехал с войсками до Дорогомиловской заставы, но там опять остановился и, слезши с лошади, долго ходил у Камер коллежского вала, ожидая депутации.

Москва между тем была пуста. В ней были еще люди, в ней оставалась еще пятидесятая часть всех бывших прежде жителей, но она была пуста. Она была пуста, как пуст бывает домирающий обезматочивший улей.
В обезматочившем улье уже нет жизни, но на поверхностный взгляд он кажется таким же живым, как и другие.
Так же весело в жарких лучах полуденного солнца вьются пчелы вокруг обезматочившего улья, как и вокруг других живых ульев; так же издалека пахнет от него медом, так же влетают и вылетают из него пчелы. Но стоит приглядеться к нему, чтобы понять, что в улье этом уже нет жизни. Не так, как в живых ульях, летают пчелы, не тот запах, не тот звук поражают пчеловода. На стук пчеловода в стенку больного улья вместо прежнего, мгновенного, дружного ответа, шипенья десятков тысяч пчел, грозно поджимающих зад и быстрым боем крыльев производящих этот воздушный жизненный звук, – ему отвечают разрозненные жужжания, гулко раздающиеся в разных местах пустого улья. Из летка не пахнет, как прежде, спиртовым, душистым запахом меда и яда, не несет оттуда теплом полноты, а с запахом меда сливается запах пустоты и гнили. У летка нет больше готовящихся на погибель для защиты, поднявших кверху зады, трубящих тревогу стражей. Нет больше того ровного и тихого звука, трепетанья труда, подобного звуку кипенья, а слышится нескладный, разрозненный шум беспорядка. В улей и из улья робко и увертливо влетают и вылетают черные продолговатые, смазанные медом пчелы грабительницы; они не жалят, а ускользают от опасности. Прежде только с ношами влетали, а вылетали пустые пчелы, теперь вылетают с ношами. Пчеловод открывает нижнюю колодезню и вглядывается в нижнюю часть улья. Вместо прежде висевших до уза (нижнего дна) черных, усмиренных трудом плетей сочных пчел, держащих за ноги друг друга и с непрерывным шепотом труда тянущих вощину, – сонные, ссохшиеся пчелы в разные стороны бредут рассеянно по дну и стенкам улья. Вместо чисто залепленного клеем и сметенного веерами крыльев пола на дне лежат крошки вощин, испражнения пчел, полумертвые, чуть шевелящие ножками и совершенно мертвые, неприбранные пчелы.

Читайте также  Сколько стоит чай в Индии

KÖLN Vol. 2 — ФОРТИФИКАЦИЯ

В Москве стены Белого Города похерили в XVIII веке при матушке Екатерине, устроив на их месте бульвары, а Китайгородская стена простояла аж до 1930-х, пока не приехал Коба на бульдозере, ггг. В Кельне городские стены разобрали в начале 1880-х — город рос, промышленность и торговля развивались, хуе-мое. Несколько артефактов сохранилось — о них мы сегодня и поговорим.

Историческая справка на этот раз будет краткой, как месага в Твиторе: сооружение городских стен с 16 башнями началось в Кельне в 1180 году по приказу архиепископа Филиппа Фон Хайсберга. К 1250 году (чет долго копались, если честно) наебашили все как полагается. Разумеется, за прошедшие столетия укрепления ветшали, разрушались в войнах, перестраивались и сносились — это естественный процесс.

На этой карте 1702 года вся оборонительная система Кельна видна очень наглядно — на ней обозначены не только стены и башни, но и земляные укрепления. Цифирками помечены объекты, по которым мы с вами сегодня пробежимся. Имейте ток в виду, что карта, по старой традиции, неверно ориентирована по сторонам света — юг слева, север справа, все не как у людей :)

Ворота Святого Северина (на карте под номером 1)
Построены в первой половине XIII века. Главный въезд в город с юга. Во время Второй мировой в здании располагалось кельнское отделение Гитлерюгенда. Пацаны недурно устроились! :)

Ворота Ханенторбург (на карте под номером 2)
Через них в город торжественно въезжали императоры Священной Римской империи, чтоб поклониться мощам в Кельнском соборе. В Средние века в надвратных помещениях размещалась тюрьма. Ворота сильно пострадали от англо-американских бомбардировок во время Второй мировой.

Фото 1900 года, спустя 10 лет после окончания реставрации, проведенной архитектором Йозефом Штуббеном. Найдите 10 отличий от современного фото.

Айгельштайнские ворота (на карте под номером 3)
Построены в 1228-1248 г.г. Главный въезд с севера, в 1804 году им воспользовался император Наполеон (Кельн тогда был под французским владычеством). Фоточка с тыльной части — против солнца снаружи нихера бы не вышло. Зато хорошо видны поздние романские кучеряшки, из-за которых суровое военное сооружение приобрело какой-то нелепо игривый вид.

А на этом фото 1882 года запечатлена разборка стен, о которой я писал в начале.

Башня Байентурм (на карте под номером 4).
Моя любимая — на нее первую я наткнулся в утреннем тумане в день приезда. Построена в 1220 году, а 42 года спустя восставшие против кельнского архиепископа граждане весело и с песнями взяли ее штурмом, после чего выкинули надоевшего попа пинком под жопу в Бонн и зажили весело и щастливо :) Была почти полностью разрушена американской бомбой и восстановлена лишь в 1987 году.

На фрагменте карты Арнольда Меркатора (сына знаменитого картографа Герарда Меркатора), составленной в 1571 году, мы видим, что когда-то у башни была еще и отводная стрельница, стоявшая прямо в реке.

Романтическая литография 1792 года.

Улрепфорт (на карте под номером 5).
Первоначально это был комплекс оборонительных сооружений, построенных для защиты Гончарных ворот (старонемецк. "ulner" — гончарное дело). Но в 1450 году ворота были замурованы, а укрепления перешли в собственность расположенного неподалеку монастыря картезианцев. Попы, шоб башне без толку не стоять, оборудовали в ней мельницу. А в 1841 году ее купил какой-то местный чудак, который потом в ней жил — немного завидую ему, если честно. Шатровое навершие башня получила совсем недавно — во время реставрации 2007 года.

Архитектурный рисунок 1882 года, изображающий башню в конверсионном, так сказать, исполнении.

Боттмюле (на карте под номером 6).
Это тоже мельница, причем таковой и строилась изначально — на месте деревянной. Сооружена существенно позднее прочих укреплений — в 1678 году итальянцем Алессандро Паскуалини. Там щас штаб-квартира какого-то местного молодежного движения, чет прям подозрительно в смысле Гитлерюгенда, не? :)

А ведь чувствуется итальянское влияние, правда?

Эта фоточка не моя самоса, с Педиквии подпиздил — уж больно понравилась. Ну, только обработал малость — а то там обычно рукожопы картинки выкладывают :)

Пастораль 1840 года авторства некоего Германна Йозефа Бауманна.

Мельница Святого Геро (на карте под номером 7).
В 1880-е умудрились снести не все стены — пару участков оставили. На одном из них — еще одна башня, ставшая мельницей. Второе ее название — Тела Господня (по монастырю), которое Гугл перевел мне как "господин труп". Была восстановлена практически из руин в 1954 году.

Рисунок Якоба Шрайнера 1887 года.

Еще один кусок стены с 2 башнями рядом с Улрепфортом.

И в завершение — башня Малакофф, которой на карте XVIII века нет, так как она была построена значительно позже — в 1858 году в рамках усиления линии обороны вдоль Рейна: Пруссия, под властью которой тогда находился Кельн, имела далеко идущие военные планы. Опытный взгляд по ряду деталей сразу угадывает в этой башне позднюю стилизацию, а не средневековое сооружение.

Любопытно, что канал, ведущий к порту Райнаухафен, первоначально находился по другую сторону от башни. Слева на заднем плане хорошо видна башня Байентурм, о которой я писал выше.

На этом, мои маленькие друзья, свой краткий обзор кельнской фортификации я заканчиваю. Безусловно, на полноту я не претендую — за кадром остались еще несколько любопытных сооружений, до которых у меня не дошли ноги. Энивей, все эти башенки были для меня еще одним поводом влюбиться в этот замечательный город.

Приход Святого Северина

Старый кельнский приход Святого Северина был построен в средневековье перед южными укреплениями города. Как монастырский район, он формально существовал до тех пор, пока не был отменен декретом о секуляризации, принятым в 1802 году во время французской эры . По сей день приход назывался в народе Святой Северин , как говорилось в « Врингсведель » района Северин.

Оглавление

  • 1 рассказ
  • 1.2 Развитие прихода

история

Говорят, что еще в четвертом веке на месте нынешней церкви Северинскирхе была построена небольшая часовня с ориентацией с востока на запад. В то время он находился посреди некогда языческого могильного поля, которое позже также использовалось для христианских захоронений. За столетия церковь превратилась в более крупное место поклонения, приспосабливаясь к растущему числу ее верующих. Здание церкви, первоначально посвященное святым Корнилию и Киприану , было преобразовано в трехнефное строение с поперечными крыльями, восточным хором , западным корпусом и конфессиональным комплексом с туннельным склепом , построенным специально для могилы св. . Северин , в 10 веке .

Очень рано при церкви сформировался коллегиальный орган . Под руководством своего прева , то каноны святого Северина приобрели значительную собственность. Это было не в последнюю очередь из-за значительных пожертвований монастырю, а также предоставленных привилегий , таких как освобождение от налогов и других сборов (вплоть до территориальной интеграции). В Provosts монастыря , которые также были придворные вельможи на своих поместьях , известны и задокументированы еще в 10 — м веке.

Читайте также  Фонтаны в Элисте

Сопоставимые с другими историческими изображениями коллегиальных церквей в старой и пригороде Кельна, например , Санкт — Пантелеймона (Stengekius 1625), Санкт — Гереона (Mercator 1571) или Святой Марии в Капитолии с оставшейся кладки Dreikönigenpförtchen также St Северин фон стена с воротами, окружающая курию , церковь и погост . Это означало и обеспечило ей неприкосновенность округа . Сохранившаяся фотография документирует один из бывших входов, который до 1906 года находился на площади Ан-дер-Эйхе к востоку от церкви. На акварели художника Якоба Шайнера изображена старая площадь «квартала» с одними из так называемых «неприкосновенных ворот», входом в зону неприкосновенности монастыря, которые были сняты в 1802 году.

Узкий переулок Им Феркулум, который существует до сих пор и до сих пор ведет к церковной площади, вероятно, вёл к одному из этих старых входов. Происхождение и история этого имени с латинским происхождением «феркулум» или «фер (и) кулум» относятся к римскому началу квартала. Это также подтверждается ценным погребальным инвентарем раннехристианских времен, извлеченным из новых раскопок ХХ века (1924, 1957) при св. Северине. Термин «феркулум» относится к опорной раме или носилкам, как они используются для. Б. использовался для изображений богов в процессиях . Рама также использовалась для перевозки трофеев во время триумфов и для перевозки пожертвований на могилу или праха умерших. Во времена правления императора Великого Карл издал Указ, а затем сообщил христианам о кремации .

закон и порядок

Вещь, унаследованная от франкских времен, к этому времени стала causae minores , добровольной юрисдикцией для незначительных обвинений. В отличие от суда высшей инстанции, окружной суд принимал решения по делам нижестоящего гражданского права со стоимостью спора до 5 шиллингов (как и другие специальные суды позже). Это дало ему название Нижний суд . Как и Franconian Thing, он нотариально удостоверял юридические сделки наравне с Высоким судом, которые касались его территории. Такие процессы (в основном операции с недвижимостью) фиксировались в реестре святынь .

Как и в случае с особыми приходами , отдельные судебные округа южного Оверсбурга или Эйрсбуга (burgum superius) с ассоциированными приходами Святой Марии ин Лискирхен , Святого Якоба и Святого Иоанна , юрисдикция нижней юрисдикции находилась в округе. из Санкт — Северин продолжает иметь место на сайте.

Развитие прихода

Приход вначале был небольшим поселением, похожим на деревню, так как он развивался напротив многих крупных городов Германии со времен Каролингов . По мере роста церкви и монастыря, последний стал крупнейшим помещиком в квартале с растущими владениями в Кельне и его окрестностях, приход также рос.

Оригинальное расширение

Документ архиепископа Вичфридса ( 924–953 ) описывает первоначальные границы прихода Святого Северина, границы которого вначале составляли огромную территорию.

Пограничный курс, начинающийся у высоких ворот, южных ворот римских укреплений, проходил через Северинштрассе , продолжался по более позднему Перленграбену (который тянулся к городской стене, как ров), а затем повернул боком через Шнургасс в направлении бывший поселок «Тиеденховен» (на границе с районом Св. Панталеон ). Оттуда граница шла в направлении Хенингена и продолжалась через леса «Диерло» и «Юнгинворст» по лесной тропинке к Рейну . Он проследовал по ней вниз по течению к Даффесбаху у городского рва, впадающего в Рейн . Затем по дороге Фильценграбен, которая образует границу с пригородом Рейна, а затем перекрыли ее у высоких ворот в западном направлении по дороге Мюленбах.

Эта территория включала в себя первые постройки вокруг Св. Северина, поселение «Эверих» (позже Оверерич, Оверсбург ), предположительно находящееся вокруг церкви, посвященной «Зинт-Ян» , а также поселение «Тиденховен», о котором позже не упоминалось. , и деревня «Нотхаузен» на Рейне (вокруг Святой Марии Лискирхен ), фермы «Бейна» (позже Байен или Байен) дальше на юго-запад и, далеко за пределами Кельна « Швайд », поселения Иммендорф с его церковь, также освященная в честь Св. Северина, и нынешняя деревня, являющаяся частью городка Рондорф Хенинген.

Пригородный поселок

В связи с увеличением количества людей, оседающих в пригородах, был создан приход Святого Северина , который в 1106 году еще не был полностью интегрирован в городские укрепления. Затем это произошло в ходе последнего расширения городской стены с 1180 по 1259 год, которое включило «Шпренгель» как «особую общину» города, которая ранее была привилегированной .

Территория прихода граничила на северо-западе с районом аббатства Святого Панталеона и на юго-востоке, после расширения города в 1106 году, с вновь созданным приходом его бывшей дочерней церкви « Св. Ян ».

Виноградарство, поля и усадьбы

В этом районе были большие дворы церквей и монастырей, а также дворцы зажиточных семей. Благодаря своим полям, яблоневым садам , виноградникам и животноводству они составляли основу квартала и предлагали множество рабочих мест. Их продукция преимущественно продавалась на рынках близлежащего города. В 1368 году солодовый корн стоил девять марок, а солодовая пшеница — десять марок. Кварта вина заплатил старую копейку.

  • Fronhof Святого Северина, к югу от церкви Kirchplatz / Severinstraße
  • «Вальравенхоф» на Брунострассе
  • Внутренний двор Kleingedank , называемый Mommersloch, Severinstrasse / An St. Magdalenen
  • Суд «zer Schuren», в Санкт-Магдалине.
  • Ферма «Кляйн Бенезис» на Ульрихгассе.
  • Внутренний двор zum Dauwe перед zum Kojle, в конце Severinstrasse, напротив Katharinengraben.
  • Двор «Zum Hasen» к северу от Severinkirchplatz.
  • Ферма «Зер Хувен» на Сейенгассе.
  • Двор «Мерцених» на окраине Вайнакеров «с. Эразми «
  • С 1311 года также «Епископский двор» к северу от Св. Бонифация, который горожане благоговейно называли «Судом Господа нашего» (архиепископа).
  • Примерно с 1335 года двор картезианцев в западной части прихода

Здания и дороги

Застройка перед римской городской стеной на магистральной дороге Нойс, ведущей на юг , в Кельн, Эйгельштайн , Высокую Штрассе , Северинштрассе, Северинсторбуг и Юденбухель (начало XII века) за Бонном , доходила до » Гребен (Perlengraben и Katharinengraben)) уже довольно плотный и теперь также расширился на юг. Об этом росте общины свидетельствует строительство дополнительной приходской часовни в монастыре Св. Северина. В 1190–1215 годах напротив соборной церкви была построена часовня Святой Марии Магдалины .

В целом приход долгое время оставался сельским. Последовательная застройка развивалась в основном в районе между Северинштрассе, первоначально называвшимся «lata platea» (ширина улицы) (XII век), вместе с его разветвляющимися переулками и тропами до Ахтерштрассе.

Северинштрассе начиналась на южном выходе из города, на Северинсторбурге , построенном в первой половине 13 века . Улица, название которой происходит от имени Св. Северина или от церкви, названной в его честь, впервые была названа «плато с. Северини» в 1299 году и первоначально относилась только к участку от городских ворот до улицы «Им Дау» в г. который орден Босых кармелитов основал монастырь в 1614 году. У дальнейшего курса было несколько названий, которые со временем менялись. В этом районе и на некоторых разветвленных улицах здания слились в первые ряды домов. Были частные дома зажиточных горожан, торговые дома купцов и ремесленников, а также общежития и таверны, которые в основном располагались у ворот. Мастерские, такие как мастерские старых кузнецов, упомянутые в 1408 году (нынешний дом Балхема ), или дома членов гильдии , например, бондарные , которые получали доход от выращивания виноградных лоз, шорников, которые делали уздечки тягловым животным в сельском хозяйстве, или к ним присоединились дома с лавками мясников и пекарей. Легендарный дом Schmitz Backes, вероятно, получил название «Vlammenhuys», данное на Северинштрассе в 1391 году.

Читайте также  Городская церковь Байройта

На Северинштрассе, между Торбургом и Ан-Сент-Магдаленен, стояли таможня и пристройка народных заседателей Санкт-Северина. «Gebuirhaus» чиновников Санкт-Северина, в котором также Gebuirmeister местного фермерского банка проводил свои собрания и отправлял правосудие, был расположен в месте слияния «Achtergässchen».

На многих улицах прихода есть упоминания, уходящие корнями в далекую историю, например, валы вдоль бывших городских укреплений, улицы, относящиеся к бывшим церквям и монастырям, такие как «An St. Magdalenen», «An St. Katharinen». «три улицы, названные в честь картезианцев, и Брунострассе , названная в честь основателя картезианского ордена. «Сионская долина» напоминает Сионский монастырь , позднее бывший Целлитинненконвент. Annostraße восходит к архиепископу Кельна, Anno , а Korneliusstraße назван в честь одного из первых святых покровителей коллегиальной церкви. Улицы , такие как Severinsmühlengasse, к Bottmühle или Ulrichgasse (Ülejaß, на улице инейка / Тёпфер) , что приводит к бывшей мельнице Ulrepforte (Ülepooz), который Арнольд Mercator под названием «Die эйлеров Гассы» в 1571 году, относится к мельницам в районе . Латинское название улицы в XII веке было «platea figulorum» (лат. Figulare: формировать) и относилось к кварталу раннесредневековой керамики , который позже уступил место виноградарству и сельскому хозяйству.

Жилища

Помимо служителей монастырей и церквей, имевших здесь собственный дом, или служанок и слуг, которые нанимались на фермы с питанием и жильем, население квартала состояло в основном из поденщиков и фермеров. Они жили семьями в простых деревянных или фахверковых домах. Ахтерштрассе (названная так, потому что она находилась за Северинштрассе) на протяжении всего периода в имперском городе состояла из небольших арендных домов. Помещики были богатыми землевладельцами, вроде медалей, монастыря, или богатыми бизнесменами, такими как временный советник Герман фон Вайнсберг . В 1554 году Вайнсберг, который считался одним из крупных владельцев многоквартирных домов в южной части города, купил пять небольших домов с соломенными крышами и один акр земли на Ахтерштрассе недалеко от Катаринена. Три четверти земли занимали виноградники. Условия жизни по сегодняшним меркам были ужасными, не было канализации , а питьевая вода была доступна только в нескольких «блевотных колодцах» в районе.

Церковь Сен-Северин

Старейший духовный центр студенчества Европы, церковь Святого Северина, затерялся в извилистых средневековых улочках парижского Латинского квартала. Найти ее совсем нетрудно, ведь рядом Сорбонна.

Строительство церкви

Первые упоминания о молельне на месте нынешней церкви Святого Северина датируются VI веком. Небольшая молельня была построена над могилой отшельника Северина и названа его именем. Норманны, завоевавшие Париж в VII веке, разрушили ее, но жители левого берега Сены на месте пепелища построили часовню, ее, к сожалению, постигла та же печальная участь. И так до XI века – все храмы на месте нынешней церкви исчезали с лица земли. Но в XI веке построили каменную романскую часовню, ставшую приходским храмом для всего левобережья Парижа.

Основание Парижского университета вызвало бурный рост населения нынешнего Латинского квартала и, соответственно, расширение приходской церкви. Поэтому в XIII веке на месте романской часовни начали строительство готического храма с широкими окнами и витражами, который по совместительству стал местом заседания Генеральной ассамблеи университета. После Столетней войны церковь увеличивают в два раза, а в XVI и XVII веках продолжают расширять. Причем спонсором строительства мраморных хоров стала Великая Мадемуазель, кузина Людовика XIV.

XVIII век ознаменовался установкой органа, а в XIX на главный фасад здания перенесли барельеф с изображением Святого Мартина Турского (покровителя Парижа), который украшал до этого церковь Сен-Пьер-о-Беф. В конце столетия появились новые витражи. А в 1970 году нижние окна украсили витражи с изображением семи церковных таинств.

«Живой» учебник пламенеющей готики

Церковь Сен-Северин – яркий пример архитектуры периода поздней готики, который часто называют «пламенеющая готика». Связано это с особенностью украшения интерьера. Например, стрельчатые окна, ребристые своды, полурозетка на главном фасаде украшена лепестками, напоминающими языки пламени. К этому же периоду относятся и знаменитый «пальмовый лес» за алтарем, состоящий из 10 колонн в виде витых пальмовых стволов, увенчанных раскидистыми ветвями, и горгульи на фасаде, и остатки фрески с изображением Страшного суда.

Витражи храма поражают великолепием. Самые старые находятся под куполом и датируются XIV веком. Кроме древних витражей, церковь может похвастаться самым древним колоколом в Париже – отлит он в 1412 году. А перезвон церковных колоколов напоминает стихотворение во славу Парижа Алана Сигера.

В храме хранятся мощи Святой Урсулы и список польской иконы Богоматери Остробрамской, подаренный польскими эмигрантами.

Легенды Сен-Северин

Первая легенда гласит, что монах-отшельник Северин, на могиле которого построен храм, обратил в монашество Хлодоальда, внука короля Хлодвига I. Вторая легенда говорит о том, что поклонение Святому Мартину Турскому в стенах храма принесет удачу в путешествии. Третья легенда связана со статуей Святого Антуана, молитвенное обращение к святому будто бы помогает найти утерянные вещи.


Сен-Северин – это первый этан паломничества из Нотр-Дам-де-Пари в Сантьяго-де-Компостела. С паперти церкви призывал в Четвертый крестовый поход священник Фульк из Нейма.

Сен-Северин сегодня

С 1968 года церковь Сен-Северин стала единственным приходским храмом для верующих двух приходов: Сен-Северин и Сен-Николя-дю-Шардоне. Помимо свершения таинств и богослужений, в стенах храма проходят концерты органной музыки. А еще здесь часто звучат вальсы Штрауса в исполнении молодежных оркестров. Вход бесплатный и разрешено фотографировать интерьер.
Церковь Святого Северина – красивейший храм Латинского квартала, который чудом уцелел в бурные годы войн, революций и преобразований барона Османа.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: